ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Игра Кота. Книга седьмая
Птичий рынок
Утраченный символ
Как разговаривать с кем угодно, когда угодно, где угодно
Возвращение
Халхин-Гол. Граница на крови
И только сердце знает
Чужое прошлое
Превращение

Глава восьмая

Дмитрий Михайлович встретил Рюгена очень тепло. Пусть он и принадлежал к самой "удачной" ветви Голициных, чванства за ним не было. Достаточно сказать, что это был один из тех редких людей, которые почти не имеют врагов, но имеют великое множество друзей, будучи при этом на удивление дельными.

- Рад, что вы приехали, принц, - встретил он Рюгена прямо у порога своего особняка.

- Может, на ты? - Предложил Владимир, не любивший европейского "Выканья". Голицин засмеялся:

- Мне говорили про тебя, что ты прост в общении, но не думал, что настолько.

Вместо ответа попаданец развёл руками.

Особняк русского посланника правильней было бы именовать дворцом. Что уж говорить, если весьма престижную улицу, на которой стоял особняк, называли уже Голицынштрассе*. Самому герцогу Померанскому и его свите отвели отвели покои по соседству с хозяйскими и прикрепили слуг. Первым делом помылись и отдали вещи в стирку и чистку.

Два дня отмокали и отъедались, затем начались визиты. Марии-Терезии в настоящее время не было в Вене, так что оставалось только ждать и восстанавливать старые знакомства. Первым делом - к приятелям-воякам. Здесь Владимир немного играл - человека, далёкого от интриг и решившего навестить боевых приятелей. Но именно немного, поскольку в основе именно таким и был, да и многие военные принадлежали к знатным семьям и имели весьма серьёзные связи. А самое главное - через них можно было решить какие-то вопросы и провести аккуратный вброс нужной информации без особого официоза.

Старый приятель, ранее служивший в кирасирском полку Модены, встретил его тепло. Пусть по формальному рангу он был ниже - всего лишь бароном, но его реальное влияние в столице могущественного государства с лихвой перекрывало это, так что встретились на равных, без чинов.

- Изображаю из себя дипломата, - уныло пожаловался принц собеседнику, - а какой из меня дипломат...

- Не прибедняйся, - хмыкнул барон, - всем известно, что ты человек умный и образованный, да и как руководителя тебя хвалят.

- Не прибедняюсь, это несколько разные вещи, - отхлебнул вина, блаженно посмаковал и развалился в кресле.

- Ну..., - протянул Зейтц, - это да, ты же торопыга, да и к придворным увеселениям равнодушен. Не совсем даже понятно, зачем тебя сюда прислали.

Рюген хмыкнул и с иронией посмотрел на приятеля...

- Ладно, в общих чертах понятно, - засмеялся тот, подняв руки, - ты лицо, напрямую заинтересованное в том, чтобы избежать конфликта на Балтике, да и к императору близок.

- Не только на Балтике, - честно ответил Померанский, - но и конфликта вообще. Сам помнишь - в конфликте выигрывает тот, кто наблюдает за ним со стороны. Ни нам, ни вам не нужно усиление Пруссии или очередного вмешательства Франции в наши дела.

- Не нужно, - согласился барон и наклонился поправить кочергой угли в камине, - ну так не лезьте в Польшу.

- Легко сказать! Была бы она нормальным государством - да, заключил договор и хватит. А так... С королём заключили, а магнаты его не признают - и лезут разорять русские земли. Я уж не говорю про скотское отношение к православным. А сейчас и вовсе - с Турцией союз.

- Это да..., - протянул Зейтц, - Польша...

На этом разговор о политике прервался - каждая сторона высказала, что хотела. Рюген дал понять, что Россия не нуждается в Польше и заинтересована разве что в русских землях, населённых православными, да и то - скорее вынужденно. Барон озвучил позицию Австрии - не трогайте Польшу. В общем, "Высокие договаривающиеся стороны пришли к предварительному соглашению" и Вольгаст не сомневался, что в ближайшее время разговор будет передан дословно по назначению.

Закончив с политикой, спустились в зал, где уже начали собираться гости - в большинстве своём действующие и отставные вояки, знакомые бывшему улану. То и дело слышались приветственные возгласы, смех, звон шпор и слова:

" - А помнишь!?"

Пройдясь по залу и вдоволь погрев своё эго (генерал-аншеф и кавалер такого количества орденов, да почти самовластный властелин - это ого какая карьера!), пообщавшись с друзьями и приятелями, вояки по приглашению хозяина прошли с столовую.

Высокие стулья с вычурными спинками, белоснежные скатерти, игра свечей и услужливые лакеи, неслышными тенями оказывающиеся рядом в нужный момент.

- Ого! - Восхитился Владимир, - как ты их вышколил. Я такой уровень встречал всего несколько раз, да и то...

Довольно подкрутив ус, барон приосанился и ответил:

- Кадровая политика, друг мой. Ты чиновник и собираешь дельных клерков, я же скорее политик, вот и играю на других инструментах.

Дальше... Дальше был торжественный обед, плавно превратившийся в пьянку.

- Голова, - простонал Андрей и сочувственно хмыкнувший Рюген протянул ему кружку с пивом. Да, именно сам - информация нужна была как можно быстрей, а что добывал её офицер свиты путём совместной пьянки с нужным человеком, так это ему только в плюс - добыл же.

Жадно присосавшись к кружке и выхлебав её в несколько могучих глотков, мужчина на минутку прикрыл глаза.

- Отошёл? - Спокойно сказал Владимир.

- Ваша све..., - вскочил Андрей.

- Не суетись, - махнул рукой принц, - спокойней. Результат есть?

Результат был - Австрия намеревалась побренчать оружием, оказывая Польше адресную финансовую и дипломатическую помощь, но воевать настроена не была. Максимум - небольшие стычки. Офицер свиты пил вчера не просто так, а с дальним родственником из интендантства и выяснил, что военные склады к войне не особо готовы, а сами военные настроены весьма нейтрально.

Суть в том, что предстоящая компания России хоть и затрагивала политические и экономические интересы Австрии, но поскольку основные боевые действия обещали развернуться против турок, то отношение было скорее даже сочувственным - с турками они и сами регулярно воевали, с переменным успехом. Ну и отношение к полякам..., а точнее - к польской шляхте, было скорее негативным. Признавая за ними храбрость, австрийцы откровенно презирали шляхтичей за постоянное предательство национальных интересов ради копеечной выгоды лично для себя.

Спустя неделю после приезда Рюгена вернулась Мария-Терезия, а ещё через два дня его пригласили во дворец. На это раз не было никакого бала или празднества - обычная прогулка по саду.

- Я слышала о вас много противоречивого. По словам одних - вы один из фаворитов русского императора, по словам других - не входите в число особо приближённых, - нейтральным голосом сказала женщина.

- Правы и и те и другие, - так же нейтрально ответил принц, - я действительно один из фаворитов, но скорее меня можно было бы назвать другом - большую часть серьёзных постов император предпочитает раздавать родственникам - своим или жены.

Всего несколько предложений, но смысла в них таиться немало - это вопросы и ответы об уровне власти и осведомлённости гостя...

- Как вы оцениваете ситуацию с Польшей, - так же нейтрально продолжила Мария-Терезия.

- Ваше Величество! - с ноткой паники сказал Владимир, - ну вспомните же - я всё тот же улан, что и несколько лет назад! Да, судьба забросила меня достаточно высоко и смею надеяться, что неплохо справляюсь со своими обязанностями, но дипломатия?! Просто спрашивайте всё, что хотите - и обещаю, что говорить буду максимально честно и открыто, если только вопросы не коснутся государственных тайн!

Женщина заливисто расхохоталась и стукнула его по плечу сложенным веером.

- Хорошо, не будет дипломатии. Но всё же, что там с Польшей?

Выдохнув, Владимир честно сказал:

- Скверно. Что такое польские магнаты, вы и сами знаете - вам они тоже немало горя принесли. Ну а то, что они с Турцией связались и пообещали ей Подолию и Волынь**, это уже...

- Понимаю, - склонила голову императрица, - такой сосед никому не нужен. Но вы не боитесь? Турция всё-таки сильна.

77
{"b":"256027","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ницше: принципы, идеи, судьба
Любовь по рецепту
Бессердечно влюбленный
Билет на удачу
Геометрия моих чувств
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Берсерк забытого клана. Книга 4. Скрижаль
Эмоциональная смелость
Оракул Ленорман за чашкой кофе