ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Усаживаемся, берём меню и неторопливо подбираем блюда. Майя любит и умеет готовить, поэтому такие походы она расценивает не только как возможность "блеснуть", но и как вызов своим кулинарным способностям. Чаще всего она заказавает нечто новенькое и после пытается угадать ингредиенты и повторить блюдо уже дома. Я к подобному настрою привык относиться философски - подобные выходы бывают не часто, да и поварские таланты супруги всецело поддерживаю - поесть я люблю).

Наевшись и напившись, раздумываем над десертом. Внимание привлекает известная обоим особа:

- Анко, - улыбается Майя и машет ей рукой. Девушка несколько недоумённо смотрит на нас, затем всё же подходит и происходит обмен приветствиями.

Анко Митараши - ученица Змеиного Саннина и одна из самых несчастных жительниц Конохи. Судите сами: быть ученицей великого (а Орочимару всё-таки гений!) человека и видеть самые радужные перспективы, после чего твой учитель внезапно оказывается предателем и сбегает из города, поставив единственной ученице весьма странную печать.

Расценивать его побег можно как угодно, но вот то, что он решил оставить Анко в Конохе, можно расценивать по всякому: как жалость к ученице и нежелание видеть её гонимой бродягой, как бесполезность и т.д. Как бы то ни было, но местная контрразведка основательно поковырялась в мозгах бедной девочки, после чего она оказалась на положении цепного пса, которого плохо кормят, содержат в скверных условиях и лупят за любую провинность.

Мирараши даже в этих условиях ухитрилась дорасти до токубецу-джонина. Самое же печальное - научный потенциал девушки оказался наглухо запечатан. Ей совершенно официально перекрыли дорогу в ирьенины, хотя к моменту побега уже имелся С ранг. Ну и естественно - комплексы. В таком "дружелюбном" окружении ей требовалась помощь психолога, если не психиатра...

Майя помнила весёлую девчушку по редким встречам в госпитале и отнеслась к ней, как к старой приятельнице, которую не видела несколько лет. Мое отношение к ней было более равнодушным, но пугаться встречи с ней я не стал.

Одно дело Удзумаки с Лисом и совсем другое - девчонка, ставшая жертвой обстоятельств. Отношения с Хокаге у меня и без того натянутые, но и при этом ни к какой реальной оппозиции власти мы не участвуем, так что особо не переживаю. Хируко уже намекал, что в нашем случае безопасней быть в официальной оппозиции - безопасней для нас. Ну в самом деле - если временами негромко "тявкать из подворотни", показывая свою неприязнь, то выгодно будет как Хокаге - в Конохе есть легальная оппозиция (!), так и нам - чинуши станут аккуратней вести с нами дела.

Довольно быстро утомили вставляемые к месту и не к месту слова Анко о любви к деревне и ненависти к Орочимару. Понимаю, что это уже вбито на уровне условного рефлекса - продемонстрировать знакомым свою лояльность к Конохе.

- Тс, - перебиваю я девушку на полуслове после очередной такой фразочки.

- Давай договоримся - в нашем присутствии не будет поднимать эти темы. Я помню его как талантливого учёного, а свидетельств злодеяний мне не предоставляли. Так что - предпочту не поднимать эту тему.

Майя поддержала меня и Анко начала беседовать уже нормально, хотя видно было, что давалось ей это не так уж просто. Время от времени она делала паузы или запиналась, но вскоре речь потекла более гладко. Умная, хорошо (пусть и достаточно однобоко - с военным уклоном) образованная, она произвела на меня приятное впечатление.

- Я понял, почему Саннин взялся её обучать, - задумчиво сказал я супруге, когда мы уже распрощались с Митараши и вышли из ресторана.

- Злодей он или жертва обстоятельств, но посредственностей вокруг себя не терпел. Жалко только, что ей запретили заниматься наукой - такой интеллект пропадает!

Глава шестая

Крадусь по полигону №64, стараясь не попасться в ловушки. Они достаточно примитивны, но их много, очень много, а разнообразие и бессистемность делают их достаточно опасными. Майто Гай не самый лучший "сапёр", но подобный подход не настолько глуп, как это может показаться со стороны.

Большую часть ловушек он делает за считанные секунды и в результате полигон оказывается буквально усыпан ими. Приходится постоянно быть внимательным, но хуже всего (для противника) в такой стратегии - многочисленные "обманки". Из-за примитивности (но примитивности действенной) выглядят они очень просто и в результате естественные природные заломы вроде веток и примятости травы приходится обходить столь же тщательно.

Сам токубецу-джонин помнит их расположение, а если и не вспомнит... С его непробиваемой шкурой такие "подлянки" практически не опасны. Противник же вынужден всё время оглядываться - или получать травмы. Несмотря на эксцентричность и определённый недостаток интеллекта, Майто Гай весьма серьёзный боец. Да - не слишком умён (если говорить вежливо), однако он знает о своём недостатке и тщательно обдумывает свои действия, стараясь придумать новые, полезные лично для него разработки. Вот и получается, что не слишком умный шиноби с изрядными ограничениями (он практически чистый рукопашник) входит в полусотню самых эффективных бойцов Конохи.

Несмотря на предельную эксцентричность, к работе он относится предельно серьёзно - в отличии от подавляющего большинства местных, для которых понятие "Авось" прямо-таки родное. Да, тайные проникновения в логово врага и артистическая смена личин не для него - Майто штурмовик, но зато отменный. Впрочем, он и как егерь весьма неплох.

Крадусь, пытаясь не попасться в очередную примитивную (но действенную) пакость, попутно ставя более изощрённые (и значительно более редкие) свои. В лесу я ориентируюсь намного лучше, да и сенсорика, даже слабая, неплохо помогает. Опускаюсь на колени и с помощью стихии Земли запечатываю изрядный кусок почвы, не тревожа слой дёрна. Работаю осторожно, стараясь использовать чакру так, будто противостоит мне не Гай с весьма слабой сенсорикой, а Хьюга.

Места под ловушки выбираю не случайно - все они на нескольких полянах, идеальных для рукопашного боя в стиле Гай. Даже не сомневаюсь, что он попытается заманить меня на одну из них - и не сомневаюсь, что у него всё равно получится - опыт имеет колоссальное значение. Столь же осторожно ставлю ловушки на деревьях и кустах. Приходится осторожничать, поскольку шиноби уже и сам расставил ловушки, а возможно - и метки.

Лопнувший Сторож показал мне, что к мою сторону движется кто-то с развитой системой ЧС. Белкой взлетаю на высокое дерево, отчего ветки немного вздрагивают... И тут же соскальзываю вниз, прячась за невысоким терновником. Зачем такие сложности? Инерцию мышления никто не отменял - прятаться и устраивать засады удобней всего на деревьях - причём желательно высоких и раскидистых - и в кустарниках. Мой метод прост и сложен одновременно - прячусь в местах, для этого не предназначенных. Вычитал в своё время в книге про снайперов и вот - пользуюсь. Для меня метод подходит идеально, поскольку в лесу я могу не просто выжить, а жить - и с комфортом. Ну и привычка - полагаться не только на всяческие "дзюцу", а на простейшие методики без малейшего использования чакры.

Гай выходит на поляну скользящим шагом. Лицо его - это морда хищника, охотящегося за дичью. Он нюхает воздух и осторожно вертит головой, старательно вслушиваясь в Лес. Кончик языка выглядывает из приоткрытого рта - это даёт возможность пробовать воздух на вкус. Не знаю, действует ли метод ТАМ, но ЗДЕСЬ он вполне эффективно работает. Искоса смотрю сквозь него - чувствовать прямой взгляд умеют даже только что выпустившиеся "Академики".

Шиноби задевает одну из моих ловушек и за спиной у него раздаётся шорох. Майто быстро, но очень плавно разворачивается. В этот момент я и атакую его - незавершённость движения подарит несколько драгоценных мгновений. Бесшумно вылетаю из-за деревца, пытаясь ударить его ногой. Нетипичное поведение для ирьенина, но... как же я долго учился выпускать Лезвие Чакры не только руками!

44
{"b":"256030","o":1}