ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Что же касается помощи, которую военное ведомство могло бы оказать такому движению, то чем менее заорганизованной она будет, тем лучше. Каждый приход в состоянии организовать строительство собственных стрельбищ; сами люди, в чём я теперь убедился, охотно готовы оплачивать покупку боеприпасов. В настоящее время движение гражданских стрелков не нуждается ни в какой поддержке со стороны — разве что министр финансов мог бы освободить от налога винтовки, используемые не в спортивных целях. Стрелка, который в порыве энтузиазма покупает оружие за свои деньги, государство, по существующему закону, тут же штрафует на десять шиллингов. Впоследствии, когда движение докажет свою жизненность, власти могли бы выдавать особо отличившимся наградное оружие и именные наборы боеприпасов — но это уже дело будущего.

Ваш корреспондент предлагает мне отвлечься от проблем стрелкового движения и обратить внимание на организацию велосипедных подразделений или поиска рекрутов для добровольческих отрядов. Оба эти направления, несомненно, предлагают широкое поле деятельности, в котором должны быть задействованы патриотически настроенные люди. Но куда более важным, чем все эти мелочи, представляется мне прислушаться к мудрому совету нашего премьер-министра. В этом смысле я считаю привлечение максимального числа граждан к пользованию стрелковым оружием жизненно важной задачей и намерен вложить в развитие движения столько сил и энергии, сколько будет возможно.

Искренне Ваш

Артур Конан-Дойль

Андершоу, Хиндерхэд, Хаслмир

Стрелковый клуб в Андершоу

«Фарнэм, Хаслмир энд Хайндхэд геральд»

5 января 1901 г.

Сэр! Позвольте мне с Вашей помощью выразить благодарность людям, оказавшим мне помощь в деле организации этого клуба. Моя задача оказалась значительно облегчена благодаря той доброй воле, которую проявили господа Гармен, Ингэм, Уайтэкер, член Парламента Чарльз Макларен, Барри, Бернард Гамильтон, преподобный Дж. М. Джикс, Джексон, Терл, доктор Линдон, Хенслоу, Эндерсон Уэллс, Булли, а также мисс Джеймс. Я очень благодарен также миссис Тиндалл, которая любезно предоставила под стрельбище свой земельный участок.

Дела у клуба идут превосходно, и мы надеемся очень скоро выпустить сотню хороших стрелков. Места на стрельбище предостаточно, так что мы ждём всех желающих по средам и субботам с двух часов до половины пятого дня. Тем, кому ни разу в жизни не приходилось держать в руках винтовку, стесняться не нужно: именно таких людей — в возрасте от 16 до 60 лет — мы и ждём.

Клубы, подобные нашему, мне хотелось бы видеть в Хэдли, Чарте, Тилфорде, Уитли, Чиддингфолде и особенно в Хаслмире. Тем, кто желает организовать такой клуб и поспособствовать тем самым решению важной общественной задачи, я с радостью расскажу о том, как удалось нам добиться такого успеха.

Искренне Ваш

А. Конан-Дойль

О южноафриканских игроках в крикет (1)

«Спектэйтор»

20 апреля 1901 г.

Сэр! Нашу страну, как было объявлено, намерена посетить команда из Южной Африки по крикету. В это было бы трудно поверить, но имена обнародованы, дата прибытия утверждена. Остаётся надеяться, что визитёрам будет оказан самый холодный приём, и английские спортсмены откажутся от игры с ними.

В то время, когда наши юноши едут на юг, чтобы отстоять наши государственные интересы в Южной Африке, эти южноафриканцы едут на север, чтобы поиграть здесь в крикет. Уклониться от сражения с агрессором, предоставив такую возможность другим, — это, мне кажется, позор для мужчины. В Англии вообще пора поднять вопрос о том, насколько уместны разного рода спортивные соревнования в момент государственного кризиса. Интересно, понимают ли эти игроки, что назначение спортивных состязаний состоит в том лишь, чтобы способствовать поддержанию хорошей физической формы граждан на случай, если жизнь потребует от них выполнения каких-то серьёзных заданий? Несомненно, этот визит южнофриканцев вызовет скандал. Думаю, даже сейчас избежать нам его не удастся.

Искренне Ваш

А. Конан-Дойль

Андершоу, Хайндхэд, Хаслмир

О южноафриканских игроках в крикет (2)

«Спектэйтор»

4 мая 1901 г.

Сэр! Готов признать, что письмо в «Спектэйтор» от 20 апреля было написано мною в полемическом задоре; надеюсь. Вы позволите мне уточнить свою позицию по этому вопросу в более спокойных тонах, хоть и ничуть не менее твёрдо. Неужели мистер Боухи вместе с другими моими оппонентами готов всерьёз утверждать, что команда отборных молодых людей вправе покинуть страну в тот момент, когда та подверглась агрессии, чтобы заняться игрищами где-то на стороне? Смогут ли они убедительно обосновать свою позицию? Если да — значит, уровень наших представлений об ответственности гражданина перед обществом пал как никогда низко.

Мистер Боухи говорит, что в таком случае следовало бы запретить театральные представления, скачки и тому подобное. При этом он, судя по всему, имеет в виду представления и скачки в самой Англии.

Тут мы имеем дело с явным недоразумением. По сути дела, война в Южной Африке ведётся прежде всего в интересах южноафриканцев британского происхождения. Они-то и присылают к нам команду своих молодых граждан, препоручая защиту собственного государства людям со стороны. Правильно ли это?

Несомненно, некоторые из этих спортсменов принимали участие в военных действиях. Вполне вероятно, что они несли службу в городских патрульных подразделениях, поскольку участие в них носит почти обязательный характер. Но это не меняет сути дела. Пока в Южной Африке остаются британские и австралийские волонтёры, которые готовы пожертвовать личным благополучием, а возможно, и жизнью ради общего дела, вопрос чести для южноафриканцев — довести войну до победного конца, а не отправляться преждевременно на увеселительные прогулки.

Мистер Боухи считает, что отсутствие на фронте столь незначительного количества людей не окажет решающего влияния на ход боевых действий. Если бы они явились сюда каждый в частном порядке, — возможно. Но как общественное мероприятие такой визит может лишь деморализовать наших людей, сражающихся на территории Южной Африки. К примеру, имперские йомены — на мой взгляд, самый доблестный отряд, когда-либо покидавший пределы нашей страны, — всё ещё находятся на полях сражений. Что, по-Вашему, они могут сказать об этой авантюре с крикетом? Поможет ли им новость снять раздражение, которое накопилось в ходе их и без того затянувшегося пребывания в Южной Африке?

Наши молодые люди всерьёз восприняли эту войну; ради победы в ней они решились пожертвовать многими удобствами, возможно — интересами карьеры. Но оказывается, пока они сражаются за южнофриканцев, те у нас играют в крикет.

Сожалею, что суждения, мною высказанные, вызвали недоумение у мистера Босхи и двух других журналистов. Готов их заверить, что чувство это взаимное. Мне и в голову не могло прийти, что такие элементарные вещи и столь ясная позиция могли потребовать каких-то дополнительных обоснований.

Искренне Ваш

А. Конан-Дойль

О взрывах на железных дорогах (1)

«Таймс»

5 сентября 1901 г.

Милостивый государь!

Не кажется ли Вам, что к каждому железнодорожному составу, проезжающему по опасному району страны, мы могли бы подсоединить по вагону с военнопленными из числа непримиримых буров?

Только на прошлой неделе жертвами этих подлых преступлений стали 40 человек убитых и раненых. Из-за железнодорожных диверсий в ходе войны погибли несколько сот человек. Предлагаемая мною мера немедленно положила бы предел этому безобразию, и непонятно, почему до сих пор она не была принята. В 1870 году немцы всюду ездили с французскими заложниками в своих вагонах.

32
{"b":"256037","o":1}