ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Почему несчастны сто тысяч супружеских пар, участникам которых закон предписывает сожительство, запрещая вступление в новый брак? Причин много, но, думаю, преобладают всё же склонность к насилию и регулярное пьянство одного из супругов. Я считаю, что существование в нашем обществе огромной массы «холостяков поневоле» подрывает основы общественной морали и, кстати, оказывает самое пагубное влияние на темпы рождаемости, о чём сегодня все пишут как о национальной катастрофе. Я считаю, что муж и жена, чей брак не сложился, имеют право на раздельную жизнь, а затем — по истечении какого-то срока — и на развод.

Действительно ли в корне проблемы преобладают религиозные соображения? В ходе работы комиссии мы получили на этот вопрос утвердительный ответ: аргументы против реформы носили в основном богословский характер. А недавно из Индии пришло убедительное доказательство того, насколько глупо обустраивать свою жизнь на основе священных текстов. Выяснилось, что миллионы вдов погибли в ритуале сатти напрасно: в ранних священных инструкциях слово «алтарь» было неверно истолковано и превратилось позже в «огонь». Этот ужасный пример убедительно показывает, сколь опасно пользоваться древними изречениями на незнакомом языке, относящимся к иным культурным условиям. Следование им нередко противоречит здравому смыслу и может навлечь несчастья на современных мужчин и женщин.

Артур Конан-Дойль,

Президент Союза за реформу брачного законодательства

Уиндлшем, Кроуборо, Сассекс

О разводе (2)

«Дэйли мэйл»

25 января 1912 г.

Сэр! Ваш корреспондент, мистер Белл, утверждая: «Если бы не существовало развода, не было бы у нас и ста тысяч живущих порознь супружеских пар», — судя по всему, путает два понятия: развод и раздельная жизнь в законном браке. Речь идёт о неразведённых супругах: они живут порознь, но по закону не имеют права вступить в повторный брак. Получив разрешение на развод, многие из них вступили бы в брак снова и создали бы нормальные здоровые семьи.

Уиндлшем, Кроуборо

Каучуковые злодеяния

«Дэйли ньюс»

5 марта 1912 г.

Милостивый государь!

Письмо мистера Д. Мак-Каммонда о торговле каучуком в Путамайо, опубликованное Вами 1 марта, внушает ужас и наверняка не содержит преувеличений. Одна лишь фраза вызвала у меня неприятие: «Племена изнывают под гнётом куда более страшным и мрачным, чем даже тот, которому рабы подвергаются в Конго». Вот в это поверить я уже никак не могу: ужасов страшней конголезских человеческое воображение создать не в силах, и случай с двумя заживо изжаренными индейскими мальчиками, о котором рассказывает Ваш корреспондент, — это те же конголезские злодеяния, разве что в меньших масштабах.

Плохо, если для того, чтобы осудить одни преступления, нам пришлось бы забыть о необходимости устранения других, возможно, более страшных. Давайте используем все имеющиеся в нашем распоряжении средства для оказания дипломатического давления на перуанское правительство и со всей суровостью, какую только позволяет закон, накажем ответственную за злодеяния компанию. Но не будем забывать: являясь британской формально (по месту регистрации в Лондоне), компания эта фактически перуанская: там она была создана, там управляется и там находится большая часть её акций. Британские инвесторы, имевшие несчастье вложить сюда деньги, по рекламным проспектам никак не могли составить представления об истинной сути предприятия и о том, как оно намерено функционировать. Если, получив новую информацию, инвесторы примут соответствующие меры, на них не будет никакой моральной вины.

Но с Конго дело обстоит иначе. За события в Перу мы не несём прямой ответственности. Взять на себя таковую из всех мировых держав могли бы лишь Соединённые Штаты Америки, которые, согласно доктрине Монро, наделены правом опеки над странами Южной Америки. Мы же перед Конго имеем совершенно ясные обязательства. Мы (правда, совместно с другими европейскими странами) гарантировали местному населению защиту. В результате такой «защиты» чуть более чем за тридцать лет эта огромная страна потеряла по самым скромным подсчётам по меньшей мере две трети населения.

Сейчас заметна тенденция говорить о проблеме так, будто она уже решена. Но было бы роковой и непростительной ошибкой с нашей стороны, поддавшись этой иллюзии, ослабить критику и, признав право Бельгии на аннексию, утратить последний рычаг воздействия на неё. В настоящий момент положение в Конго улучшилось. Но у нас нет гарантии, что оно не ухудшится снова, если мы отказом от политики непризнания ослабим своё давление. Более того, из недавних писем преподобного Дж. Х. Харриса, проехавшего по Конго, следует, что так называемые реформы иллюзорны и будущее страны под угрозой.

Местные жители получили право на свободную торговлю с такими налогами и оговорками, которые практически это разрешение отменяют. Было объявлено, что налоги будут исчисляться франками, а не каучуком, но поскольку денег в стране мало, сборщики по-прежнему получают эквивалент каучуком (по собственному усмотрению начисляя этот эквивалент), так что в результате всё осталось по-прежнему. Созданные гигантские государственные плантации (и подобные им предприятия) способны существовать лишь при использовании принудительного труда. И, наконец, самый зловещий знак: восстановлены или остались на прежних местах чиновники, привыкшие к злоупотреблениям и угнетению народа. После всего этого признав аннексию, мы сведём на нет достигнутое за десять лет неослабного внимания к этому вопросу.

Я надеюсь, что всё мной сказанное ничуть не противоречит призыву мистера Мак-Каммонда к решительным действиям в районе Путамайо. Просто было бы очень жаль, если, переключив внимание к Перу, мы бы утратили бдительность по отношению к происходящему в Конго.

Артур Конан-Дойль

«Гранд-отель», Линдхерст,

Нью-Форест, 3 марта

О «мирной Ирландии» (1)

«Дэйли экспресс»

26 марта 1912 г.

Сэр! Насколько я могу судить, сообщая о беспорядках в Ирландии, Вы каждый раз используете словосочетание, вынесенное в заголовок иронически. Но если сравнить положение дел на двух наших островах, разве не окажется, что он справедлив в самом прямом (пусть и отчасти уже утраченном) смысле?

Слышал ли кто-нибудь в Ирландии о «мужском синдикализме» или женских половых извращениях?

Если социальное неспокойствие — аргумент против введения самоуправления, то из двух островов Ирландия более достойна последнего.

Артур Конан-Дойль

Кроуборо, Сассекс

О «мирной Ирландии» (2)

«Дэйли экспресс»

28 марта 1912 г.

Сэр! Я не утверждал, что в Ирландии не совершается преступлений, а хотел сказать, что в целом по положению дел она может преподать нам урок.

Мистер Грэнтэм рассказывает о случае исключительном, имеющем отношение к ряду районов единственного графства, если не ошибаюсь, Гэлуэя. Позвольте и мне, в свою очередь, привести в качестве примера выдержку из сводки новостей газеты «Ивнинг телеграф» от 22 марта: «Значительному числу ирландских судей были вручены белые перчатки — как почётное свидетельство того, что за ними остался «чистый» год. Если бы не единственный случай бытовой кражи, Лорд Главный судья также получил бы белые перчатки на выездной сессии суда в Корк-сити. Таково положение дел с преступностью в одном из главных городов Ирландии».

Артур Конан-Дойль

Кроуборо, Сассекс

О Гомруле

«Айриш таймс»

4 апреля 1912 г.

(Письмо мистеру Р. Дж. Келли из Дублина)

56
{"b":"256037","o":1}