ЛитМир - Электронная Библиотека

  Воины, столпившиеся вокруг раненного, только отрицательно замотали головами. Для них, протолкнуть копье, означало убить их товарища. Увещевания не помогут. Только я собрался сам проделать это, а их просто попросить придержать тело, как вмешался Зарвшун.

  - Так, а ну, барышни, отошли в сторону. Как говоришь, нужно толкать копье, мастер?

  - Как можно резче, тогда и внутренние раны будут резаные, а не рваные.

  Когда я слегка развернул тело раненного и кивнул Зарвшуну, тот, резко выдохнув, протолкнул копье практически до конца древка. Я кивнул, все было правильно сделано.

  - Хорошая работа! Теперь вытаскивай его с той стороны, и займемся лечением.

  Зарвшун обошел меня с раненым и просто вытащил копье из тела. Сразу хлынула кровь. Я уже вошел в состояние, когда видел разрезы и разрывы тканей и органов. Начал, как всегда, заращивать самые крупные сосуды, потом переключился на более мелкие. Опять пострадали печень, кишечник и желудок. Самое плохое, что пища, бывшая в желудке и кишечнике, вывалилась в брюшную полость. Нужно было ее оттуда убрать. А это можно сделать, только разрезав живот воина. Тот лежал без сознания. Так что заморачиваться с обезболивающим не придется.

  - Кто-нибудь, дайте кинжал и принесите воды и чистые тряпки.

  Я протянул руку назад и в мою ладонь вложили рукоятку кинжала. Недолго думая я сделал поперечный разрез ниже пупка, кожа и мышцы разошлись, обильно потекла кровь. Продолжая углублять разрез, наконец, проделал отверстие в брюшную полость. Оттуда, прямо на кирпичи стены, вытекла густая масса, вся пропитанная кровью. Появился неприятный запах. В это время принесли воду и тряпки. Я взял и просто начал вымывать из брюшной полости все, что там осталось и вычищать, доступные мне места тряпками. Одновременно с этим старался затянуть разрезанный кишечник и желудок. Мне не нужно было, чтобы пищевые массы продолжали вываливаться из разрезов. Вскоре резаные раны на кишечнике и желудке затянулись и я в последний раз промыв брюшную полость, стал сращивать стенки живота. Как только рана слегка закрылась, переключился на печень и мышечные ткани. Думаю, что пока этого хватит, а то не смогу дойти до своей комнаты сам. Только я это подумал, как кирпичи покрытия стены кинулись мне в лицо. Очнулся я в своей постели. Рядом стоял знакомый отвар, и сидела Ликура.

  - Ну, что, очнулся. Сколько раз я тебе буду говорить, чтобы ты так не выкладывался при лечении. Ладно, вижу тебе это бесполезно говорить. Вот, выпей отвар и постарайся уснуть. Знакомая глиняная кружка глухо стучала по зубам. Да действительно выложился я больше, чем было нужно. Теперь расплачиваюсь за это. Похоже, что сегодня ночью некому будет потревожить вражеский лагерь.

  Через пару часов заглянул барон. Он поинтересовался, действительно ли нужны нам наемники. Я честно сообщил ему, что если война сегодня закончится, то не очень. Вот в дальнейшем, если мы начнем выпускать хорошую посуду, доски и еще что-нибудь, что я смогу вспомнить, то нужно будет сопровождать грузы, да и, может быть, на этом месте вырастет город, вот тебе и готовая городская стража, которую будут содержать уже горожане, платя налог. Так что траты барона, будут сведены к минимуму, на первое время. В дальнейшем их служба будет окупать себя сама.

  Ночь прошла спокойно, а на утро нашему взору предстал брошенный вражеский лагерь. Что же, если осада снята, то можно приступать к осуществлению наших задумок. Еще день я отлеживался. Заглядывали Квинтол и Зарвшун. Я расспросил, как у них прошли переговоры с бароном. Те скривились. Оказалось, что условия контракта обсуждали барон и Квинтол, а Зарвшун отвлекся, желая посмотреть, как я провожу лечение. Поэтому условия заключенного контракта, не грабительские, конечно, но и особо не радуют. Я пообещал, что найду способ увеличить их доходы. В первую очередь, можно брать дополнительную плату за сопровождение грузов, ведь их нанимают только охранять замок. Второе, можно рассмотреть вопрос об улучшении экипировки всех воинов отряда. Ведь их безопасность напрямую связана с безопасностью купцов и их грузов, и в третьих, по моим расчетам, здесь в недалеком будущем возникнет крупный город. Те воины, чей возраст уже не позволит им быть в отряде, могут осесть здесь, открыв трактир, гостиницу или какую-нибудь лавку. С этого момента, у меня не было преданнее воинов, чем наемники Квинтола. Ведь у наемников две проблемы, первая, это заработать деньги, а вторая, это на них прикупить себе хорошее вооружение. Ведь хорошие доспехи и крепкое вооружение позволят выжить в их нелегкой работе, ну а если тебя не убили, и ты, за всю свою службу, скопил немного денег, то тогда, может быть, тебе разрешать открыть таверну где-нибудь на тракте. В городе, можно даже не мечтать, ведь ты не его гражданин и на тебя не распространяются льготы, для своих сограждан. Здесь же я им пообещал перспективу и обеспеченную старость. Для себя подумал, что неплохо было бы из их отряда выделить пару человек, чтобы они начали торговать оружием. По моим расчетам одним из них должен был быть Зарвшун, ну а пару он себе подберет сам. В их задачу будет входить не только торговля нашим оружием и доспехами, но и сбор информации о новом вооружении в ближайших баронствах и герцогствах, а так же обыкновенная разведка.

  Вот, наконец, я смог гулять без посторонней помощи. Вчера, чтобы посмотреть на брошенный вражеский лагерь, меня выносили на руках двое воинов Квиетола. Теперь же я чувствовал, как силы возвращаются ко мне. Прошелся по своим детищам, кузницы, лесопилка. Все работало размерено и чувствовалось, что они прижились здесь навсегда. Теперь я чувствовал в себе силы перейти на обучение гончаров, а заодно, может, начнем выпускать черепицу. С черепицей была небольшая проблема, а именно, она требовала хорошей основы крыши, так как сама по себе была очень тяжелой. Основа крыши, это дерево, а дерево баснословно дорого. Кстати вспомнил, что мы должны рассчитаться с жителями баронства, которые предоставили свои доски для нужд замка. Я обещал отдать досок вдвое, по сравнению, с тем, что они отдали нам. Так что через пару дней можно объявить, что обязательства замка по распискам, будет погашено полностью. Прошелся по нашим глиняным карьерам, там недавно изготавливали кирпич. Теперь я планировал создать здесь гончарный цех. Подумав, пришел к выводу, что нужно создать гильдейскую систему труда не только гончарам, но и кузнецам, каменщикам, да всем, у кого существуют свои секреты производства. Нужно будет собрать ремесленников, только не всех, а самых уважаемых и почитаемых. Но для начала мне нужно создать тех самых гончаров, вернее оборудование для гончаров. Вот когда оно начнет работать, то тогда приглашу Ликуру, чтобы она своими глазами увидела, как создается та самая глиняная кружка. Если продержат в секрете технологию, то станут богатыми, а значит, будут иметь вес при дворе своего монарха. Монополии на производство не получится, но несколько лет они будут на рынке единственными производителями тонкостенной керамической посуды.

  Гончарный круг получился не сразу. Самая большая проблема была с подшипниками. Понятно, что не с такими, как у нас, а с врезанными в дерево сальными втулками. Нужно было сделать все так, чтобы верхний, рабочий круг не вибрировал и вращался в одной плоскости. Со второго раза получилось жалкое подобие. Все было сделано грубо, но верхний круг крутился более или менее ровно, и можно было приступать к показательным выступлениям. Пригласил Ликуру и Варела на демонстрацию страшной тайны, которая выведет их в разряд самых богатых людей королевства. Предупредил, что таинство продлится три дня. Те пришли, как и договаривались без свиты. Я запустил их в убогую сараюшку и показал приспособление. Сразу объяснил, что это пробный образец и в дальнейшем станок будет выглядеть более красиво. Посадив гостей на лавку, сам уселся за гончарный круг. Пришлось разуться и нацепить фартук. Вначале показал им глину, ну прямо как фокусник. Потом размял ее хорошенько руками. Уложив комок в центр рабочего круга, начал раскручивать гончарный круг. Смочив руки в воде начал придавать вращающейся глине форму цилиндра, одновременно вытягивая глину из центральной части к периферии. Я решил создать штук шесть кружек для барона и баронессы. Те наблюдали за мной, широко раскрыв глаза. Они до сих пор не верили, что можно создать посуду, лучше, чем они раньше покупали. Цилиндр получился достаточно быстро. Срезав его тонкой бечевой, я поставил образец на плоский железный лист, и, размяв в руках немного глины, сделал колбаску, которую и прилепил к цилиндру, чтобы получилась ручка. Затем процедура повторилась, и вот на металлическом подносе стоят две, необычайно ровные кружки. Прокрутив всю процедуру еще четыре раза, я получил восемь одинаковых кружек. Взяв остро заточенную палочку, предложил барону с баронессой написать свои инициалы на трех понравившихся кружках, только предупредил, что они пока еще очень мягкие, а на оставшихся двух инициалы наследника. Оба трясущимися руками нацарапали свои инициалы, а я плоской палочкой убрал лишние стружки глины. То же проделал и с оставшимися кружками. Теперь изделиям следовало высохнуть. Поставил лист с кружками на полку под потолком. На сегодняшний день процедура показа технологии выпуска посуды завершилась. Мы все вместе вышли из мастерской, и я прикрыл дверь, подперев ее массивным деревянным брусом. На следующее утро мы все вместе пришли в мастерскую. Глина в этих местах была хорошая, и трещин на посуде почти не было видно. Загладил трещинки мокрыми руками. Теперь следовало провести обжиг. Поместил лист с образцами в центр небольшой печи для обжига, после чего развел в ней огонь. Теперь следовало подождать до утра, поддерживая огонь. Я сообщил барону с баронессой, что, придя утром сюда, они получат свои кружки.

13
{"b":"256038","o":1}