ЛитМир - Электронная Библиотека

  - Ты что же это, Серигей, разбрасываешься деньгами, и она потрясла моим рюкзаком.

  Я отмахнулся, да нет там никаких денег, может, завалялось несколько мелких монет, а вещи мои ношенные, за них и гроша ломанного не дадут, и я забрал у нее рюкзак. Ликура аж подпрыгнула на месте, а после, кинулась ко мне и стала лихорадочно развязывать внутренние завязки рюкзака, которые торчали из под верхнего клапана. Я отстранил ее руки и расстегнул клапан. Не глядя вытащил две ее тяжелые котомки, отставил их в сторону, и принялся вываливать на стол свои вещи, сам приговаривая для нее, что, мол, видишь, нет никаких денег. Ликура схватила со стола свои котомки и, прижимая их к груди, с облегчением опустилась на стул.

  - Ну, ты меня и напугал, Серигей. Не делай так больше. Я уж думала все, осталась без денег в чужой стране, да и твои потеряли, а вот гляди-ка, это ты просто так шутишь.

  Я непонимающе уставился на нее. Собрался было начать оправдываться, когда она развязала первый мешочек и высыпала на руку несколько золотых монет их чеканки. Мне тоже стало несколько не по себе, ведь я вспомнил, как бросал рюкзак и в автобусе, и на улице, когда ловил попутную машину, да и когда рассчитывался с водителем. Ликура пододвинула мне один из мешочков, пояснив, что это моя зарплата. Я машинально взял мешочек, на вес он был около пяти килограммов. Да нас с ней убьют, если узнают, что мы с собой привезли. Я так открытым текстом и сказал Ликуре. Во-первых, золото в нашей стране очень сложно продать, во-вторых, это как раз и есть повод, чтобы нас убить. Ведь вокруг торговли драгметаллами всегда крутятся темные личности. Ликура усмехнулась и сказала, что дома она, быть может, и придала бы моим словам какое-то значение, но здесь, где нет ни магов, ни оборотней, черта с два кто сможет, отнят у нее ее деньги. Если честно, то я ей сразу поверил, я видел, на что она способна, да и решительности ей не занимать. Видя такое дело, я решил напрямую поговорить с ней о товарно-денежных отношениях в нашей стране. Сейчас же следовало ее накормить и дать ей помыться. Я поинтересовался у нее, с чего она хотела бы начать? Ликура решила начать с мытья, так как потом можно долго, не торопясь покушать, а после и поговорить за чаем. Я повел ее в ванную. Там, как мог, объяснил принцип регулирования горячей и холодной воды. Как включать душ и как не перелить воду в ванне. Расставил ей все шампуни и достал мыло. Акцентировал ее внимание на количестве используемого шампуня или жидкого мыла для тела. Показал ей полотенце и халат.

  Ликура плескалась почти час. Я за это время убрал наше золото обратно в рюкзак, нарезал хлеб, сыр, выложил масло в помытую масленку. Поставил две банки консервов, как и планировал, и принялся ждать. Внезапно услышал, как заворочался ребенок. Поспешил к тому месту, где до этого спали мои гости. Малыш проснулся, и что-то ему мешало. Ну, скорее всего, описался, а может и еще чего, пострашнее. Но запаха не было, так что я просто посидел с ним, дав ему поймать мой палец. Так мы и игрались, когда из ванны вышла Ликура. Она вся светилась, такое удовольствие она получила. Я бы тоже не отказался, но это можно будет сделать и перед сном. Теперь ее следовало накормить, да и ребенка следовало держать поблизости. Я решил этот вопрос просто. Поставил табуретку, на нее установил большой таз, а туда сложил свой старый пуховик. Поверх пуховика постелил еще одно полотенце, а вместо одеяла, использовал еще одну свою демисезонную куртку. Получилось уютное гнездышко, куда и положили ребенка. Тот затих, так как звук в области таза очень сильно преобразовывался. Ликура поговорила с ним, и он успокоился. Мы уселись за стол и принялись есть то, что колдунья выбрала. Обед получился сытный, но простой. После основного перекуса мы приступили к чаепитию, а я еще и начал просвещать Ликуру в области экономики и отношений между людьми в своей стране. Надо отдать ей должное, она все схватывала на лету. Обед у нас получился ранний, поэтому, как только поели, я предложил искупать и малыша. Ликура эту инициативу поддержала и мы, в четыре руки помыли малыша в ванне, наполнив ее водой наполовину. Конечно, у меня не было никаких специальных детских шампуней, но нашлось банное мыло, которое я признал годным к употреблению. Ликуре объяснил, что в том мыле, которым она пользовалась много того, что искусственно создано, а для ребенка это не желательно, поэтому я и выбрал ему обыкновенное мыло. Уточнил, что у нас есть специальное, которое так и называется, "детское". Ребенка завернули в чистое полотенце и вернули обратно на кровать. Я попросил Ликуру, чтобы она отдала мне ее вещи, я пойду их постираю. Вот ту на меня обрушился шквал негодования и еще чего-то, что я не разобрал. Может даже призрения. Я уже в первое мгновение понял, что погорячился. В ее мире мужчины, это или ремесленники или воины или пахари или косари, а может охотники, но никогда, даже в самых страшных снах, не прачки. Я выслушал этот вал упреков и подозрений, а потом тихонечко рявкнул на женщину. Вбитая с детских лет привычка слушаться мужчину все же взяла верх. Тогда я взял колдунью за руку и повел на кухню. Там я показал ей стиральную машину и объяснил, что стирать будет она, но так как я ее хозяин, то вещи в нее я вложу сам. Если она стесняется, то свои вещи может сложить сама, как, я расскажу. Увидев, что в глазах появилось понимание, я вернулся в комнату, где лежал ребенок. Вскоре Ликура приволокла ворох своих юбок и кофточек. Как я понял, там были не только те, в чем она шла со мной, но и запасные. Так же было сложено и детское белье. Я задумался, у меня не было опыта общения с женщинами, у которых есть грудные дети, но телевизор просвещал меня не хуже хорошей библиотеки. Во всяких рекламах и краем газа увиденных передачах об уходе за такими детьми я почерпнул, что стирать их вещи желательно специальными порошками или просто мылом. Тогда я учел пожелания как одной стороны, в смысле телевизора, так и другой, Ликуры, которая решила облегчить себе труд, и решил, что вначале мы постираем детские вещи в машинке, а потом еще раз простирнем на руках с мылом. Естественно, ручной стиркой будет заниматься Ликура. Разделив все вещи на три кучки, я отправил первую в стирку и задумался. Во-первых, нужно приобрести для малыша нормальную детскую одежду, тем более что у нас все еще зима. Во-вторых, прикупить детское питание и какие-нибудь игрушки. Как я себя буду чувствовать, когда потащу его в больницу, а он там будет делать умное лицо, не писаться и не плакать. Да они нас сразу к психиатру отправят. А вот в больнице нужно будет сделать томографию головы, а может и всего тела. Вдруг еще чего пропустили. Как я понял, устроены мы одинаково, скорее всего, когда-то наши миры сообщались и они переселенцы из нашего, или наоборот.

  Машинка трудилась, а я пошел и включил телевизор. За всеми заботами я упустил из вида одну деталь. В тот мир я ушел в середине зимы, прожил там чуть больше трех месяцев, а сейчас мы видим за окном опять зиму. Это значит, что время в наших мирах течет по-разному. Значит нужно выяснить какой сегодня день, месяц и год. Листая каналы, нашел канал, где на экране отображалась текущая дата. Получилось, что я отсутствовал чуть больше месяца. Я привлек внимание Ликуры, которая пыталась слушать новости с экрана, так как я надел на нее один из своих амулетов. Ребенок мирно спал. Оказывается, пока я загружал белье в машинку, она успела его покормить. Я вытащил свои деньги из ящика рабочего стола и стал собираться на улицу. Ликура насторожилась, но я успокоил ее, сказав, что пойду за детскими вещами, какие носят в моем мире. Отсутствовать буду не долго, дверь за собой закрою так, что никто другой сюда не войдет. Если она устала, то может тоже поспать вместе с сыном. Выйдя в коридор, я взял свою связку ключей и, отперев дверь, вышел в подъезд. Закрыв за собой дверь квартиры, сбежал по ступенькам вниз и выскочил на улицу. Я решил не искать специализированный магазин, а пойти в супермаркет. Там, думаю, можно найти все, что нужно.

19
{"b":"256038","o":1}