ЛитМир - Электронная Библиотека

  Утро встретило щебетом птиц. Проснувшись, я обратил внимание, что Ликура уже встала и пытается раздуть потухший костер. Нужно ей зажигалку дать. Все же она у нас за местного повара. У меня запасная в рюкзаке есть, да и в походном примусе пьезокристалл. Не знаю, правда, если газ кончится, то вспыхнет солома или бумага от той искры или нет. Нужно будет провести эксперимент.

  Подошел и вручил Ликуре зажигалку, показал, как ей пользоваться и акцентировал ее внимание на уровне газа. Объяснил, что как только водичка в зажигалке кончится, так она перестанет работать. Заодно показал, как включается фонарик, встроенный в зажигалку. Как Ликура радовалась, это не передать, как дите малое. Ладно, ей радость, а мне нужно еще сушняка натаскать, чтобы на приготовление каши хватило. Вместе мы приготовили завтрак, ничем не отличающийся от ужина. Разложили кашу по тарелкам и отправились кормить раненых. Мне достался командир отряда наемников, а Ликура кормила мужа. Когда раненые поели, мы вернулись к костру и сами позавтракали. Я предложил Ликуре чай из термоса. Оказалось, что чашек нет, они не существуют как класс. Есть миска. Съел первое, положи туда второе. Съел второе, налей туда отвар из трав. Выпил, и посуду мыть не надо. Ликура стала заваривать в кипящей воде какие-то травы, оказалось, для лечения раненых. Нужно чтобы отвар был горячим, тогда эффект от лечения больше. Я предложил ей залить его в термос. Там он будет горячим до вечера. Ликура не поверила, но все же аккуратно залила остатки отвара из котелка, а тарелки с лекарством мы опять понесли раненым. Те морщились, но пили.

  Лагерь собрали быстро. Я, под руководством Ликуры, запряг лошадей в повозку и карету, и мы тронулись в путь. Впереди пустили повозку, нечего раненым глотать пыль. Сами уселись в повозке на козлы, а карета ехала за нами. Причем привязывать было не нужно. Оказывается, кони сами знали, что делать и если на них несло пыль, то они сворачивали немного в сторону и шли параллельно нам. Ликура, некоторое время ехала молча, а потом спросила меня.

  - Серигей, ты можешь немного подлечить раненых? За пять дней их сильно растрясет в повозке, могут открыться раны.

  - Да я с удовольствием, только как я им помогу?

  Раны я обработал йодом и зеленкой, предварительно промыв перекисью водорода. Перевязал стерильными бинтами. С командиром наемников, там немного сложнее, раны я не обрабатывал, так как не хотел, чтобы много воздуха попало через рану в легкие. Там итак скопилась кровь, но воин, вроде не задыхается, значить ее не так много и она со временем рассосется.

  - Ты ведь можешь применить магию для ускорения заживления.

  - Я бы, с удовольствием, но не знаю, как это сделать.

  - А я научу, уж в чем, в чем, а в лечебной магии я сама специализируюсь. Правда сейчас мне нельзя ее применять, так как срок беременности очень большой, можно навредить ребенку, а вот тебе смогу подсказать, что и как делать.

  Ну, если так, то я согласился с доводами Ликуры и она приступила к моему обучению. Оказалось, что маг должен нащупать в себе некие ленты силы. Они проходят не везде, а в определенных частях тела. Напоминают наши чакры. А вот обратится к ним, это целое искусство. Вначале, нужно почувствовать эту ленту, затем мысленно вывести ее из своего тела. Мысленно взяться за края ленты и напитать ее своей силой. Таким образом, мы получили заряженный магический источник. Теперь мы направляем подвластную нам магическую стихию в каком-нибудь направлении, мысленно толкая ее своей лентой, как палкой.

  Не могу сказать, что я быстро подключился к источнику, но опыт работы на компьютере в программах с трехмерной графикой, помог мне. И через пару часов я мог направлять поток своей собственной ауры на определенные участки тела больных. Оказалось, что маг лечит своей собственной аурой, расходуя ее на больного. Поэтому, оживить мертвеца, это равносильно самоубийству для лечащего мага. Практиковаться начал с ног, как наименее опасного места для всего организма. Раны на теле барона затягивались на глазах. Я уже собирался перейти к верхним участкам тела барона, но Ликура меня остановила. Оказалось, что она видит, как я воздействую своей аурой на тело больного и ее остановка процесса лечения была связана с тем, что я очень мощно отдавал свою ауру. Это могло кончиться плохо. Однако и того, что я сделал, хватило на то, чтобы я почувствовал себя великим целителем. Раны на ногах барона полностью зажили. Еще один день, и я поставлю барона на ноги.

  Когда я разорвал связь со своей лентой силы, то почувствовал необычайную усталость. Казалось, что все тело болит и ломит. Так продолжалось не менее часа. Боль была терпимой, но она, как назойливая оса, не давала мне расслабиться. Еще час я восстанавливал свою ауру. Оказалось, что нужно было открыть верхнюю часть своей ауры и впитывать идущую из космоса силу. Это я сам определил источник силы, как космический. Ликура же утверждала, что это боги даруют магам часть своей божественной силы. Как бы там ни было, а восстановился я достаточно быстро и подлечил руки барону. Ликура посоветовала мне не лечить рану до конца, а оставлять ее, когда рубец закроется. Дальше организм больного сам справится с раной. Я латал мелкие раны и даже царапины. Мне нужна была практика. Мы подбирались к колотой ране в боку. Это была проникающая рана в брюшную полость. Ликура остановила мое лечение, когда я собрался перейти к этой ране. Она обратила мое внимание на то, что до этого мы лечили кожу и лежащие под ней мышцы, а вот к ранам внутренних органов нужно подходить особо. Маг должен представлять орган, который он лечит. Нужно увидеть его, как бы со стороны, и представить, как убираешь место ранения с такого органа. Ну и порекомендовала мне немного отдохнуть. Самое страшное, напутствовала меня она, это когда в процессе лечения опасной раны, у мага закончится магическая сила. В некоторых случаях, это может привести к смерти больного, так как маг вначале убирает поврежденную часть органа и только потом выращивает на его месте новую. Я благодарно кивнул, соглашаясь, что отдых мне не помешает. Пока восстанавливался, взглянул на командира наемников. Тот внимательно смотрел на меня, но, как только встретился взглядом, тут же опустил глаза. Понятно, он в курсе, что ему, ничего не перепадет. Рассчитываться то нечем. Не зря же нанялись к барону. Видать с деньгами плоховато. Ладно, мы, действительно, сначала с бароном закончим. Во-первых, господин, во-вторых, жена за него хлопочет, а в-третьих, мне же опыт нужен. У командира рана, не в пример, более серьезная, чем у барона. Так что пусть пока полежит, сил набирается. Ликура, пока я отдыхал, напоила обоих горячим отваром из термоса. Научилась откручивать и закручивать крышечку, которую использовала как чашку. Теперь она согласилась со мной, что пользоваться чашкой гораздо удобнее, чем миской.

  Восстановившись, приступил к лечению раны в области живота. Представил картинку в школьном учебнике, где была показана брюшная полость с убранной передней стенкой живота. Вот ориентируясь по ней, я и представлял, как залечиваю все, через что прошла чужая сабля. Барону повезло, я даже подумал, не я ли стал причиной его везения, Колотая рана начиналась в левой части живота и шла вглубь, а потом, внезапно, изменив направление, вышла сбоку, разрезав мышцы и кожу изнутри. Получалось, что его противник не закончил нанесенный укол, а вынужден был срочно вытаскивать саблю из тела врага. Вот и хорошо. Мне же лучше. Я внимательно смотрел на рану и представлял, как стягиваю мышечные волокна, подкожный жир и саму кожу. Внезапно, представляемая мною анатомическая картинка мигнула, и я увидел тоже самое, но прямо в теле барона. Стало значительно легче, а кроме того, я обнаружил, что не зарастил ему тонкий кишечник. Я стал видеть то, что мне предстояло лечить. Вот, что такое опыт. Теперь я сам прекратил лечение, так как лечить было нечего. Все, пациент здоров. Местное солнце склонялось к закату и предстояло найти место ночлега. Выбрали небольшую рощицу, куда и свернули с дороги. Через некоторое время кони нашли отличную полянку, и мы принялись разбивать лагерь. Теперь нам помогал и барон. Он все еще боялся нагибаться и постоянно придерживал место раны на боку. Как выяснилось, его звали Варелу. Быстро набрали валежника и разожгли костер. Поджигала сама Ликура. Она явно чувствовала себя богиней. Коней нужно было опять вести к водопою. Они сами подошли и начали толкать меня мордами. Ликура хихикнула и сказала, что лучше бы я пошел с ними, а то они не отвяжутся. Делать нечего, да и мне это было в радость, поэтому я встал и пошел следом за вожаком этого маленького табуна. Отойдя немного от лагеря, вожак опустился на передние лапы, и подставил мне спину.

4
{"b":"256038","o":1}