ЛитМир - Электронная Библиотека

  Такими играми мы теперь занимались на каждом привале. Понятно, что вскоре я уже не бегал с бумажкой за триста метров, а просто Зравшун выбирал в степи или лесочке какой-нибудь объект и старательно "стрелял" в него. Здесь я контролировал то, как он нажимает на курок. Теперь ружье каждый раз взводилось, и производился холостой выстрел, то есть слышался характерный звук щелкнувшего бойка. Помня о его сотрясении, я делал такие тренировки кратковременные, чтобы давать мозгу и глазам отдых. Зравшун чувствовал себя не очень, но все же лучше, чем в первые дни, после боя с карисанами, но дать ему стрельнуть я так и не решился. Вообще, в народном целительстве раньше применяли лечение подобного, подобным. Это значило, что если ты получил сотрясение мозга, то тряся мозг его можно как бы поставить на "место". Делалось это так, больному давали сильно зажать в зубах край сита для муки, а лекарь с двух сторон наносил удары средней силы по обоим краям этого сита. Эта процедура как бы легонько встряхивала мозг, заставляя восстанавливаться разрушенным связям в мозге. Сила удара определялась мастерством лекаря. Я такие эксперименты решил не проводить, да и особой необходимости, кроме желания Зравшуна, не было.

  Так не торопясь мы и подъехали к закрытым воротам и поднятому мосту. Я стал кричать и размахивать руками. Наконец мост стал опускаться, а когда он лег на нашу сторону рва, то ворота приоткрылись и к нам направился один из охранников. Не доходя до нас, он увидел Зравшуна и бегом бросился назад. Мы с Зравшуном в недоумении уставились друг на друга, но все оказалось проще. Ворота вовсю распахнулись и нам приветливо замахали руками, мол, проезжайте.

  2.12. Глава 12.

  * * *

  Наши кони, без понукания, тронулись в сторону ворот. Колеса телег гулко простучали по подъемному мосту. Наконец мы въехали в ворота. Глаза охранников становились все больше и больше, когда они увидели, что к каждой телеге привязан мертвый карисан. Шепоток между стражниками превращался в гул. Видимо спорили, можно или нельзя убить сразу двух карисанов. Я высадил Зравшуна возле замка и отправил его отлеживаться, а сам проследовал до того сарайчика, в котором у меня были сложены инструменты с первой партии. Я решил, что разгружаем все, кроме ружей. Это добро нужно будет отнести в замок и организовать какую-нибудь хорошо запираемую комнату и, желательно сухую.

  Начались разгрузочные работы. Как и в прошлый раз, кузнецы мне выделили подмастерьев и работа закипела. Когда я зашел в сарай, чтобы указать, куда можно будет складывать мешки, то мне в глаза бросилась коробка с детской коляской. Я хлопнул себя по лбу. Как это я ее в прошлый раз проворонил. Ведь нужно было всучить ее Ликуре сразу же, как только мы вернулись с ней в замок.

  Между тем работа по освобождению телег шла полным ходом. Парни перетаскивали мешки и складывали их так, чтобы потом можно было их разобрать. Пару дней мне придется заниматься сортировкой. Все-таки нужно искать кузнечного мастера, чтобы растолковать ему назначение отдельных инструментов и технологию их использования. Думаю, начнем с напильников и ножовок по металлу. Одновременно придется готовить и столяров. Вернее они есть, а просто следует и им показать привезенный инструмент, да научить, c ним обращаться. Я стоял у входа в сарайчик, и подсказывал парням, куда следует уложить очередной мешок. Их осталось штук десять, когда за моей спиной послышалось негромкое покашливание. Я резко обернулся. У меня за спиной стояла вся баронская фамилия. Я пришел в себя и раскланялся со всеми. Барон поинтересовался, как прошла поездка, и сумел ли я приобрести то, о чем мы разговаривали перед самым отъездом. Я заверил барона, что все прошло удачно, так что как только определимся со складом, так сразу и перенесем туда привезенный товар. Баронесса молча стояла рядом, покачивая ребенка. Тут я вспомнил о своем подарке и, попросив минуточку подождать, метнулся в сарай. Разминувшись с подмастерьем, тащившим мешок внутрь сарая, я выскочил с коробкой в руках и, попросив прощения у барона за то, что не успел подарить его семье подарок по случаю рождения наследника, исправляю эту оплошность сейчас. С этими словами я стал доставать из коробки детскую коляску. Ни барон, ни баронесса не могли понять назначение этой груды сверкающих железок и какой-то матерчатой, а точнее, клеенчатой коробки. На их глазах я соединил несколько разрозненных элементов, нацепил колеса и вот, перед ними предстала самая настоящая детская коляска. Я объяснил ее назначение, показал, как поднимается и опускается защитный кожух над головой ребенка. Обратил внимание баронессы на тормоз, который фиксировал колеса, чтобы коляска не уехала под горку сама. На лицах барона с баронессой был написан восторг, пополам с недоверием. Я предложил баронессе положить ребенка в коляску. Конечно, впоследствии, следует уложить в нее детское одеяльце, нацепить какие-нибудь веселенькие игрушки. В общем, облагородить сие детское место. Зато теперь баронессе не нужно будет носить ребенка все время на руках. Пока их сын маленький, то это может быть и его спальное место. Наконец восторги по поводу такой замечательной вещи улеглись, да и разгрузочные работы были закончены. Я поинтересовался у баронессы, что нам делать с карисанами. У баронессы округлились глаза. Она непонимающе смотрела на меня. Карисаны были не очень видны, так как мы их прицепили к задней части телег, и сейчас их было плохо видно. Они уже начали издавать неприятный запах, но пока еще не сильный. Обогнув телеги я подвел баронскую чету к висящим на телегах карисанам.

  - Вы что, сумели привезти их полностью? Но это же практически невозможно. Выживший член семьи карисанов будет преследовать охотника, решившегося привезти всю тушу целиком. Об этом даже кони знают, поэтому они в прошлый раз притащили только хвост карисана. Я пояснил, что такие тонкости охоты на карисанов не знал. На нас напали оба этих хищника. Я застрелил одного, а второго убил Зравшун. Во время боя карисан нанес наемнику сильный удар хвостом, так что он около трех дней был в плохом состоянии, так как получил сильное сотрясение мозга и перелом руки. Руку я вылечил, а вот как лечить сотрясение не знал, поэтому лечил наемника так, как это делают у меня на родине. Давал ему как можно больше спать и только поил водой. Сейчас ему немного лучше, но я хотел бы, чтобы баронесса осмотрела его. Может нужно еще что-то сделать. Ну и, наверное, можно взять какие-нибудь части тела карисанов для производства лечебных зелий. Баронесса уже меня не слушала, она ходила возле двух огромных туш и осматривала их.

  - Серигей, мне впервые довелось видеть всю тушу целиком. Есть древние трактаты, которые подробно описывают, что можно получить из тела карисанов. Для начала нужно хотя бы просмотреть еще раз такое описание. Я предложил баронессе уложить туши карисанов на лед, тогда они дольше сохранятся. Баронесса кивнула на мои слова и работа закипела. Наследник лежал в коляске, которую возила за баронессой одна из служанок, а та раздавала приказы направо и налево. Все-таки, основным хозяином замка была баронесса. Барон был скорее как символ местной власти. Когда мы отвезли туши к месту их хранения и помогли сгрузить, то я напомнил барону об оружии, и мы направились с одной из телег к замку. Здесь мне пришлось таскать ящики самому, так как барон не хотел, чтобы кто-нибудь знал о назначении этих ящиков. Пока оружие поместили в сокровищницу барона. Одно ружье я отложил в сторону с парой пачек патронов, так как собирался обучить стрельбе из него Зравшуна, который, потом сам подберет несколько толковых воинов из замкового гарнизона. Ликура их свяжет клятвой, чтобы не произошло никаких казусов. Если мы добьемся хорошей, кучной стрельбы, то тогда можно будет перезарядить несколько пачек патронов с дроби, на жаканы. Но необходимость этого покажет практика. Когда мы уже закрывали сокровищницу, к нам подошла Ликура. Она поинтересовалась, где Зравшун. Я вспомнил, что высадил его и отправил отлеживаться в его комнату, так как напрягаться после сотрясения мозга нельзя. Ликура потребовала, чтобы я проводил ее к наемнику. Я раскланялся с бароном и направился вслед за моей учительницей. Все же я не перестал быть ее учеником, да и татуировка нет-нет, да и напоминала о своем присутствии на моем теле, хотя бы своим видом в зеркале.

45
{"b":"256038","o":1}