ЛитМир - Электронная Библиотека

  -Серигей, а зачем так заряжать, ведь стоя удобнее? Мне, конечно, не трудно, но хотелось бы знать, зачем?

  Я стал пояснять, что так стрелка меньше видно, да и арбалетчики не попадут. То есть можно произвести выстрел во врага, который не подозревает, что в него уже метятся. Ну и самому не пострадать от ответного огня. Зравшун изготовился для повторного выстрела. Пауза, и опять резкий хлопок. Мы снова направились к мишени. Елки, опять десятка. Это не мне нужно учить наемника, а ему меня, я так и сказал Зравшуну, но он, покачал головой, а потом сказал, что я очень хорошо его учил. Теперь следовало попробовать выстрелить из шестнадцатого калибра. Здесь я только акцентировал внимание наемника, что целиться нужно под обрез. Когда до него дошел смысл сказанного, то прозвучал выстрел. Зравшун отложил ружье и, потирая плечо, отправился со мной к мишени. Конечно, смысла в мишени не было, но я должен был ему показать, куда попала дробь. Все было изрешечено, но все равно было понятно, что и основной заряд дроби угодил в центр мишени. Да, наемник не только с саблями да мечами управляться умеет. Он же теперь готовый местный снайпер.

  Вокруг нас висел пороховой дым со своеобразным запахом. И это в винном погребе. Нет, барон нас точно убьет. Нужно искать такое место, чтобы ничего не было, да и дистанцию бы побольше. Думаю, что тренировать в стрельбе лучше из мелкашки, там и патроны полегче, и отдача не такая сильная, а если умеешь стрелять и понял принцип, то уж из самозарядного ружья хоть одним патроном, да попадут. Зравшун все еще потирал плечо, видимо приклад не прижимал. Ну что же, это будет уроком для него. Видимо после мелкокалиберного ствола расслабился. Я скомандовал окончание занятий и мы уложив ружье и замотав его в тряпки, отправились обратно в мою комнату. Когда стали подходить, то оказалось, что барон ищет меня для беседы. Я оставил ружье у себя и попросил Зравшуна дождаться меня, так как нужно было научить его чистить и смазывать оружие.

  Я отправился к барону. Тот был в своем кабинете, но уже один. Настоятель исчез, толи уже уехал, толи отправился бродить по нашим производственным цехам. Барон сидел за своим столом и что-то писал на листе пергамента. Я вошел, и он указал мне на кресло перед его столом. Я прошел и уселся, ожидая, когда он закончит с документом и займется мною. Тот, продолжая писать стал вертеть головой и принюхиваться. Ну, ясно, это от меня пороховой гарью несет. Что же, придется колоться, ну и заодно, попросить его выделить где-нибудь место для стрельбы. Да и самого его нужно бы подучить этому делу. Воины, воинами, но и сам барон должен уметь держать такое оружие в руках.

  Наконец документ был отложен, посыпан сверху мелким песком. Несколько мгновений, и песок стряхнут с документа. Барон перевел на меня взгляд и его бровь вопросительно изогнулась. Я набрал в грудь воздух и стал докладывать. Вышло это как в армии, коротко, четко и ясно. Проводил занятие с выбранным членов замкового гарнизона по применению нашего секретного оружия. Занятия пришлось проводить в винном погребе, так как следовало соблюдать секретность и найти место, чтобы никто не слышал грохота выстрелов. Выяснилось, что выбранный воин имеет хорошие задатки для стрельбы из такого оружия. Во всяком случае, все три выстрела попали точно в цель. Есть только одна проблема, после стрельбы остается вот такой запах, как вы, барон, учуяли, когда я пришел в ваш кабинет. Так что для занятий необходимо длинное узкое помещение без наличия каких-либо продуктов для еды или питья. Я бы отдал предпочтение замковым подвалам. Так что, может, мы сможем там найти такое место. Как только все будет готово, то и барону следует попрактиковаться в стрельбе, ведь воинов, обученных стрельбе, может не оказаться в нужное время рядом, так что такая практика не помешает. Барон задумался, а потом решительно встал, и направился на выход из комнаты. Я вскочил со своего места и тоже устремился за бароном. Опять спуск в подвал. Мы прошли то ответвление, где мы углубились в винный погреб, и пройдя еще одно разветвление пришли к тупику. Барон положил руку на один из камней и слегка на него надавил. Со скрежетом часть стены ушла в сторону. Мы вошли в открывшийся проход и оказались в огромном круглом зале. Как объяснил барон, это своеобразное убежище на случай длительной осады или крупного пожара на территории замка. Здесь можно пересидеть даже полный захват замка, а потом, под покровом ночи вырезать врагов. Зал был действительно огромный. Я поинтересовался, кто сюда может попасть? Оказалось, что об этом месте знает еще только баронесса. Что же, очень хорошо, тогда здесь можно будет оставить оружие, а не носить его каждый раз через весь замок. Я поблагодарил барона и пообещал, что через пару дней, я приступлю к его обучению

  2.16. Глава 16.

  * * *

  Возвратится, пришлось опят в кабинет барона. Он попросил прикрыть дверь поплотнее и поделился со мной своими опасениями. По его мнению, настоятель не просто так приехал в замок. Понятно, что ему доложили, что замок необычайно быстро подготовился к отражению атаки кочевников. Его монахи не просто так бродят по замку. Похоже, что они, кроме того, что являются лекарями, так еще и по совместительству, шпионы монастыря. Монастырь, конечно, с нами заодно, но не следует забывать, что и у них есть свои интересы. В планы барона входило послать меня в монастырь, для того, чтобы посмотреть, может, можно будет использовать их секреты для наращивания мощи замка. Не только военной, но и экономической. Монастырь построен на развалинах древнего толи храма, толи тоже, монастыря. Монахи до сих пор участвуют в раскопках древнего строения. Говорят, что там сохранились подвалы и какое-то оборудование, ну и рукописи. Короче мне нужно будет быть готовым к тому, что придется посетить монастырь. Барон планировал ответный визит через пару недель. Сейчас же мне следует заняться обустройством места для стрельбы и попытаться максимально быстро натаскать Зравшуна в этом деле. Барон прекрасно знал, кто обучается у меня этим премудростям. Разговор был окончен, так что я раскланялся, и направился обратно к себе в комнату. Зравшун так и сидел на моей кровати и держал ружье. Я уселся за стол и позвал Зравшуна присоединиться ко мне вместе с ружьем. Когда он подошел, то я перехватил у него чехол с ружьем и положил его на стол. Осторожно вытащил все части ружья и достал масленку, а так же шомпол. Показал, как все крепиться и собирается. Затем провел всю чистку ствола, акцентируя внимание Зравшуна на последовательности, а так же указав, что такую чистку нужно проводить обязательно, после каждой стрельбы. Показал, какие детали ружья следует просто смазывать, чтобы они не ржавели и не заедали, при сборке-разборке ружья, и при стрельбе. Зравшун следил внимательно. Надо отдать ему должное, все, что касалось воинской дисциплины и обязанностей, он запоминал с первого раза, видимо учителя были хорошие, да и методы убеждения, действенные. Мы закончили чистку ружья, и я стал складывать его в чехол. В этот момент в дверь постучали. Я отправился открывать, так как нам не нужно было, чтобы по замку поползли слухи, будто мы что-то замышляем. На пороге стояла одна из служанок баронессы. Она приглашала нас с Зравшуном в свою магическую лабораторию. Я ее помнил еще с того раза, когда на мне появилась татуировка, поэтому спрятав ружье и заперев комнату на секретный замок, который я, от нечего делать изготовил в кузнице. Просто поворотная щеколда, которую поворачивал специальный фигурный ключ. Изготовил это все из мягкого железа молотком. Клепка и холодная ковка. Зато теперь я мог оставлять некоторые ценные вещи в своей комнате. Мы направились за провожатой по коридору. Несколько переходов и вот мы возле знакомой двери. Служанка заглянула в дверь и затем, гостеприимно распахнула ее перед нами. Мы зашли и я обомлел. На тех самых древних стульях, а скорее креслах сидело четверо мужчин в таких же балахонах, как и у Ликуры. Колдунья указала нам на два стула, стоящих несколько поодаль. Мы прошли и молча уселись. Я чувствовал, что пригласили нас сюда не просто так. По расположению кресел, было видно, что председательствует старик с длинной седой бородой. Он сидел по главе стола. По правую руку от него находилась Ликура и еще один колдун. Справа еще двое, судя по одежде, тоже магически одаренные личности. Старик встал и торжественно произнес, что сегодня здесь собрались представители Ковена магов с уклоном в стихии огня и воздуха, а так же представители лекарского и военного уклонов в Ковене. О лекарских способностях, старик заглянул в шпаргалку, Серигея, в Ковен было доложено монахами ордена, ими же было сообщено о необычном вооружении в сочетании с магическими способностями представителя наемников, Зравшуна. Почему-то имя Зравшуна у него не вызвало проблем и он произнес его, как будто знаком с наемником. Старик предложил Совету, а точнее Малому Ковену, высказаться. Первой взяла слово Ликура. Она рассказала, что я, не являясь ее поданным, пришел ей на помощь в трудную минуту и помог в схватке со звездой наемных убийц. Отметила, что я лично убил двоих. Остальных уложил командир наемников Вантилий. При имени Вантилия, все дружно закивали головами, как будто, так и должно было быть. Ликура рассказала, что в схватке был сильно ранен ее муж, а Вантилия все посчитали мертвым. После окончания боя, я не отказался выполнить ритуальную услугу и так же согласился сопроводить колдунью с ранеными до этого замка. Когда познакомились поближе, то колдунья разглядела неплохие магические задатки во мне и попросила помочь в лечении раненых. Ту и выяснилось, что я даже не подозревал о своих магических способностях. Колдунья разъяснила мне основы лекарского дела и тогда я, на ее глазах, за один день вылечил смертельно раненного барона, а через два дня помог восстановиться и Вантилию, причем последнего я лечил бесплатно. Это заявление вызвало какой-то гул голосов в президиуме, как я его про себя назвал. Они что-то горячо обсуждали вполголоса. Наконец члены Малого Ковена пришли к какому то компромиссу и колдунье разрешили продолжить. Та вспомнила, что я помог еще и коню, которого порвал карисан. Так что пока мы ехали к замку, то я выказывал все более и более высокие показатели в лекарском деле. По приезду Ликура приняла решение о присвоении мне статуса ее ученика и принялась меня обучать премудростям лекарского дела. По ее мнению, я сейчас, самый искусный лекарь на континенте, а может быть и за его пределами. Лица всех без исключения членов Ковена удивленно повернулись к ней. Та приложила правую руку к своему левому плечу и произнесла, что она клянется своей силой. Раздался, низкочастотны гул в районе потолка и все стихло. Теперь все лица как по команде, повернулись ко мне. Я заерзал на стуле. Мысли скакали как необъезженные кони, чем это мне может грозить. То, что Ликура не может соврать, я понял сразу. Просто на память пришла та звездочка, которой меня наказал за непочтение бог одной из стихий. Здесь не врут, а вернее, здесь невозможно соврать. Мужчины, сидящие напротив стали активно перешептываться. У меня начало закрадываться подозрение, что те, кто со стороны Ликуры, это защитники или свидетели по делу, а напротив, обвинители. Не хватало мне еще здесь загреметь на каторгу, или того хуже, на эшафот. Я моментально покрылся холодной испариной. Старик повернулся к обвинителям и проскрипел, что следует обсудить это чуть позже, а сейчас следует выслушать второго свидетеля. Я мысленно похвалил себя за сообразительность, но спокойнее мне от этого не стало.

48
{"b":"256038","o":1}