ЛитМир - Электронная Библиотека

  3.4. Глава 4.

  * * *

  Из своего тюремного коридора я попал на лестничную площадку. Опять ассоциация с камерой смертников, ведь я в самом низу. Стал подниматься по лестнице, внимательно смотря себе под ноги. Лестница была старая, и некоторые ступени были сильно выщерблены. Я поднялся на два пролета, на каждой площадке входил в тюремные коридоры, шел и не громко звал баронессу, а вокруг тишина. То, что там внизу были камеры смертников, не казалось мне уже такой хорошей идеей. На четвертом снизу этаже, мне улыбнулась удача. Какой-то дрожащий голос позвал меня. Определив по голосу, откуда тот шел, я быстро прошел чуть ли не половину коридора. Вот, наконец, и та самая камера, я вгляделся в темноту, на куче тряпья сидел человек достаточно преклонного возраста.

  - Уважаемый, не подскажите, за что вас посадили в эту клетку?

  - Эх юноша, за глупость. Ну что стоило мне подтвердить диагноз королевских шарлатанов. Сейчас бы спал у себя в комнате, а не трясся бы за свою жизнь.

  - А, так вы тот самый отравитель, о котором мне поведал герцог.

  - Ну, что вы, какой из меня отравитель. Я был местным лекарем при замке герцога. Основная моя вина в том, что я привык делать свою работу хорошо, вот и поплатился.

  Так, деда нужно вытаскивать, тем более, что герцог говорил, что баронесса где-то рядом. Сейчас открою дверь и, пока он будет отходить от нежданно свалившейся свободы, пройдусь по камерам, может, где-то здесь держат Ликуру. Опять воздействие на замок и вот дверь открыта. Прошел внутрь камеры. Здесь чувствовалось, что нет такой влаги, как там, внизу. Ощупал деда. Ну, ни фига себе, с такой цепью на шее, не то, что побег, до угла, где справляют нужду, не доберешься. И зачем, спрашивается такого дряхлого деда приковывать к стене. Я осмотрел себя и его. Тот был в какой-то ночной рубахе, видимо тоже брали прямо из кровати, значит больше, на нем ничего нет. Ладно, осмотрел себя. О, а может мне перейти на шорты. Вытащив нож, я отрезал обе штанины и, сделав из них подкладку на шею, под ошейник, заморозил плоскую часть ошейника с заклепками. Опять легкий удар и все, старик свободен. Оставив его отходить от моей операции я, затолкав обрезки своих джинсов за пояс, отправился по этому тюремному коридору. Да, в конце наткнулся на подобную картину. Ликура на конкретной цепи и, по-моему, чем-то опоена. Лежит не шевелиться. Я стал подсовывать свои обрезки под очередной ошейник, когда глаза ее раскрылись, и она слабо прошептала, что не понимает где она. Я тихо сообщил ей, ее местоположение и даже не поленился сообщить о ее статусе. Вот тут она окончательно пришла в себя, и стала ощупывать свой ошейник. Посоветовал ей убрать руки от ошейника, так как сейчас буду его замораживать. Ликура руки убрала, но ей стало интересно, а для чего нужно замораживать металл.

  - Да для того, чтобы он рассыпался как стекло.

  - Серигей, а что такое стекло?

  Я тяжело вздохнул и включил заморозку. Когда осколки ошейника, звякнув, упали на пол, я помог Ликуре встать, и мы направились к выходу. По пути я заглянул в камеру к лекарю. Тот сидел и тупо смотрел на осколки ошейника.

  - Уважаемый, давайте выбираться отсюда, не знаю как вы, а я ни минуты не желаю оставаться в этом гадючнике.

  Тот с кряхтением встал, и мы потащили его к выходу на лестницу. Уже приблизившись к светлеющему выходу, я услышал звуки шагов людей, спускающихся по лестнице. Кто-то периодически чертыхался, и я знал этот голос.

  - Вантилий, мы здесь.

  - Фуф, Серигей, ну наконец-то. Давай быстро наверх, там наши возничие караулят. Остальных связал. Кареты возле ворот и все остальные уже внутри, нужно срочно улепетывать отсюда. Только баронессу найдем и можно бежать.

  - Не суетитесь, баронесса здесь, и у нас есть еще один человек, думаю, что его придется взять с собой, иначе его здесь казнят.

  Вантилий тут же шумно направился к нам. Миг, и они, оказывается с Зравшуном, подхватили старика и потащили его по лестнице вверх, не давая ему даже ноги поставить на ступени. Мы с Ликурой устремились за ними следом. Чем раньше мы сбежим из замка, тем для нас лучше. Выяснилось, что нам нужно подняться всего на один этаж, чтобы выбраться наружу. Здесь все было спокойно, наш заслуженный партизан сделал все быстро и тихо. Человек десять лежали возле стены плотно упакованные, хорошие кляпы во рту. Я показал Вантилию большой палец. Тот пожал плечами и сообщил мне, что он слышал весь разговор того слуги и меня, но не стал дергаться, так как его контролировали хорошо. Как только меня вытащили в коридор, он отправился за нами. Несколько раз терял из вида, но определив приблизительно направление, куда меня тащили, то вскоре опять обнаруживал всю нашу тройку. Проследил практически до дверей герцогского кабинета. Ближе соваться не стал, так как там была охрана. Подождал еще немного. Затем видел, как меня потащили к ближайшей лестнице и стал пробираться следом. Чуть не потерял, так как пришлось обходить группу охранников. Предположив, что если бы меня отпустили, то потащили бы к нам в комнату, а значит навстречу ему. Но тащили меня явно вниз, так что, определившись с направлением, он стал нас преследовать. Последнее, что зафиксировал, что меня втащили на лестницу в подвал. Ну а дальше куда, догадаться было не сложно. Вантилий повернулся и направился к Зравшуну. Нужно было что-то решать. Зравшун не спал. Разговор с отцом вышел тяжелый. Саблю отец забрал, но больше всего разозлился на сына за то, что тот применил подаренный магами другого мира амулет, передающий двигательные навыки. Герцог чуть не поднял руку на своего сына. В общем оба расстались недовольные друг другом. Зравшун предложил побег, он уведет нас в сторону от пути к баронству, но через земли его бабки и деда, так что туда за нами отправятся в последнюю очередь. Дед, когда он был еще маленьким, показал ему скрытый проход в горах, так что мы точно оторвемся от преследования дня на три, четыре.

  Вантилий с Зравшуном подняли наших людей и приказали готовиться к отъезду. Дольше всего собирали служанку и ребенка, но как мы видим, все успели. Наша группа пересекла двор перед входом в замок и только тогда разглядели в темноте стоящие кареты. Быстро загрузившись, мы тронулись к городским воротам. Все опасались, что нас не выпустят, но лицо Зравшуна и предъявленный им какой-то знак, открыли перед нами ворота. Время приближалось к утру, так что мы торопились, подгоняя коней. Те и сами понимали, что стряслось что-то непредвиденное, и старались выжать максимальную скорость. Впереди светил мой фонарь, так что нестись, по ровной дороге, можно было смело. Уже когда стало рассветать, Зравшун свернул на неприметную дорожку, километрах в десяти от города. Когда мы проехали от основной дороги метров триста он остановил кареты и, сбегав назад, уничтожил наши следы. Теперь нужно приложить усилия, чтобы определить, куда мы поехали. Глядя на Зравшуна складывалось такое впечатление, что ему часто приходилось такое вытворять. Мы с Вантилием понимающе переглянулись.

  3.5. Глава 5.

  * * *

  Кони ходко шли к горной цепи, опоясывающей эту цветущую долину. Как объяснил Зравшун, по этой дороге два раза в год проезжают сборщики ягод, что собирают на горных склонах. Сама дорога является тупиковой, так что сюда даже не сунутся. Да это виделось и по колее, проложенной нашими предшественниками. Мы, не торопясь, давая коням немного отдохнуть, проехали почти до конца дороги и, как и в прошлый раз, свернули по руслу небольшого ручья. Тот вытекал из расщелины, расколовшей огромную глыбу на две части. Зравшун уверенно правил по руслу прямо в расщелину. Мы двигались плотно друг к другу, чтобы как можно быстрее скрыться с чужих глаз. Если кто-нибудь увидит, то вся наша игра в прятки накроется медным тазом. Основные жилые места мы проехали еще ночью, так что увидеть нас мог только случайный путник. Наконец обе кареты въехали в разлом и, отъехав буквально несколько десятков метров от входа остановились. Мы уставились на тот ручей, который привел нас сюда. Он, журча, вытекал из под огромного камня, перегораживающего дальнейший проход по расщелине, пробив себе дорогу ближе к одной из стен. Если верить своим глазам, то прямо перед нами был тупик. Если не верить, то тоже. Зравшун спрыгнул с козлов первой кареты и побежал по ручью. Мы, тоже выбрались из кареты. Нужно было немного размять ноги, да и посмотреть, куда это нас завел Зравшун. Вскоре послышался легкий гул, а затем часть камня, отъехала в глубину раскола. Оттуда выбрался довольный Зравшун и скомандовал нам, вернуться в карету. Первая карета тронулась в открывшийся проход, и наша, последовала за ней. Так, по руслу ручейка, мы и въехали в огромную пещеру. Опять остановка и Зравшун умчался назад, закрывать проход. Опять тот же гул, усиленный эхом пещеры и все стихло. Стало темнее, но не на много. Свет пробивался через какие-то дыры в верхней части пещеры. Важно, что мы видели дорогу и могли сносно по ней ехать. Ехали около часа, пещера становилась все уже и уже, видимо скоро можно будет достать до стены из окна кареты рукой. Однако уже проход не становился, и мы еще полчаса наблюдали проплывающие мимо нас каменные стены. Наконец, первая карета остановилась, сильно не доехав до перегораживающей нам путь скалы. Зравшун, соскочив с кареты, опять проделал какие-то манипуляции в темноте и, вернувшись, принялся ждать. Минуты две ничего не происходило, а потом часть огромного камня устремилась к нам. Кони попятились, но Зравшун прикрикнул на них и те успокоились. Камень остановился, не доехав до нас метров пять. Первая карета тронулась и, объехав выдвинувшийся камень, юркнула за него, мы повторили маневр первой кареты и выехали в длинное ущелье, заросшее теми же кустами, что и склон с той стороны секретного прохода. Погода разительно отличалась от той, которую мы видели буквально пару часов назад. Дул холодный, пронизывающий ветер, даже не смотря на то, что нас прикрывали стены ущелья. Небо было пасмурным и хмурым.

62
{"b":"256038","o":1}