ЛитМир - Электронная Библиотека

  Сейчас мы шли по открытому участку склона горы, солнце начало припекать, так что я еще два раза останавливался и давал Фелидас попить. Та даже в благодарность лизнула меня в лицо. Ну да ничего, до ближайших деревьев осталось не так уж далеко, а там мы попадем в тень, и будет немного полегче. Лето вступало в свою пору, утром все еще было прохладно, а вот ближе к обеду наступало настоящее пекло. В горах такое сплошь и рядом. Ночи холодные, а день жаркий, поэтому и берешь с собой одежду как для мягкой зимы. Но, я надеюсь, что нам не придется ночевать здесь, все же я рассчитываю, что часам к двум мы поднимемся к месту перехода, а там, пятнадцать минут, и мы в другом мире. Какая погода встретит нас там, можно только гадать, да и время суток не подгадаешь.

  Зравшун начал сдавать, а нечего было сломя голову бросаться вперед, шел бы средним темпом, сейчас бы не останавливался через каждые сто метров. В очередной раз, нагнав его я, переместил Зравшуна себе за спину, пусть идет моим темпом, все же будет полегче, а то такой рваный ритм только утомляет его. Фелидас тоже вышла на тропу и плелась позади нас, но ей, на четырех ногах все же легче идти, да и рюкзака за спиной нет. Вот мы вошли под кроны деревьев, и сразу стало полегче, да и тропа стала менее крутой, но такой участок продлится недолго, это просто как ступенька перед следующим крутым подъемом, но он у нас будет последним, там и находится наш переход. Растянувшись грустной цепочкой и с повисшими у некоторых ушами, мы брели по тропе, настраиваясь на очередной подъем. Одно успокаивало, что теперь тропа будет идти через ельник, а это значит, что солнце так сильно печь нас не будет. Спина была мокрой, так что на привале нужно немного просушить спину, а то ее может и прихватить, если на той стороне прохладно. Да и у рюкзаков не мешает просушить то место, которым они лежат на наших спинах, так что организуем небольшой привал, и отдохнем и просохнем. Может и Фелидас вернется в человеческий вид, а то неизвестно, как поведет себя амулет на той стороне, все же мы его на нее здесь одевали.

  3.26. Глава 26.

  * * *

  Мы с Зравшуном стащили рюкзаки и уложили их на траву мокрой стороной вверх. Благодаря системе разгрузки, сам рюкзак оставался сухим, намокли только ремни и матерчатые амортизаторы, обеспечивающие нашим спинам удобство. Вскоре, высунув язык, прибежала Фелидас. Я попросил ее больше никуда не бегать, так как сейчас мы немного отдохнем и направимся в наш переход. Думаю, что ей желательно, прямо перед входом в портал вернуться в человеческое обличие. Фелидас все прекрасно поняла и улеглась рядом с нашими рюкзаками. Пока рюкзаки сохли, я вытащил два пластиковых стаканчика и бутылку воды. Из бокового кармана своего рюкзака я достал бутерброды с сыром. Сейчас перекусим, и можно будет отправляться в чужой для меня и родной для моих гостей, мир. Бутерброды исчезли в нас с неимоверной скоростью. Запив их водой из стаканчиков, я еще раз напоил Фелидас из ладоней. Все, пусть пища упадет в желудок и можно выдвигаться.

  На этот раз я нес рюкзачок Фелидас в свободной руке. Подойдя к месту перехода, подозвал к себе Фелидас. Быстро сняв с ее шеи кулон, я отдал ей маленький рюкзачок, который она просто взяла в руку, и потащил ее за мной в проход. За нами следом, замыкающим, устремился Зравшун. На этот раз он не стал связывать себя со мной веревкой, так как на протяжении всего предыдущего перехода он меня видел, а значит, сознательно выполнял все повороты строго там, где я поворачивал в сторону. Для него это было загадкой, как это я знаю, где нужно повернуть. Думаю, что он считает меня могучим магом и думает, что переход возможен только благодаря мне.

  Разубеждать никого не стал, так что мы упорно отмеряли виток за витком. На очередном повороте я вдруг почувствовал, что моих напарников за моей спиной нет. Оставлять их здесь было нельзя, неизвестно, как будет чувствовать себя человек, если останется здесь надолго. Первая мысль, которая пришла на ум, это то, что Фелидас не повернула за мной на последнем повороте, а за ней отправился и Зравшун. Делать нечего, я снял с себя рюкзак и поставил его прямо на тропе. Развернулся и двинулся по своим следам до ближайшего поворота. Дойдя до этого места, я попытался определить направление, как они могли двинуться, не повернув за мной. Серый туман не позволял видеть далеко, так что я осторожно двинулся по предполагаемому маршруту моих потерявшихся напарников. Шагов через двадцать я поздравил себя с верностью моих рассуждений. Мои ноги наткнулись на рюкзачок Фелидас. Я прибавил шаг, так как что еще может преподнести эта природная аномалия. Вскоре мне удалось разглядеть темное пятно впереди, а еще немного погодя, я догнал Зравшуна. Тот как сомнамбула переставлял ноги и нес на руках, потерявшую сознание Фелидас. Видимо Фелидас свалилась где-то перед поворотом, а пока Зравшун поднимал ее, я повернул, и они меня потеряли. Ну да ничего, главное, что я нашел их. Я уже собирался дернуть Зравшуна за рукав и повести его обратно, когда заметил, что туман стал редеть, а это признак того, что сейчас будет выход из портала. Обогнав Зравшуна, я остановил его и показал, чтобы он присел и положил Фелидас на землю. Мы подложили ей под голову ее рюкзачок и устроили ее тело с относительным комфортом. Потом я приложил палец к губам, показывая Зравшуну, чтобы не кричал и не разговаривал, хотя в этом не было никакой необходимости. Звук в переходе далеко не распространялся. Во всяком случае, я не слышал ударов копыт о камни, когда проводил здесь лошадей. Устроив мать с сыном, я двинулся вперед. Еще десяток шагов и, как и в прошлый раз, я выглянул из тумана. На этот раз мой опыт оказался полезен, так как из тумана я высунул только голову, слегка наклонившись вперед. Передо мной открылось что-то очень напоминающее африканскую саванну. Желтая, выжженная солнцем трава и кое-где стояли огромные деревья-великаны. Нет, они не были высокими, они были широкими. Даже отсюда их кроны оценивались мною в тридцать-сорок метров в диаметре, ну и соответственно, все это подпирал огромный ствол. Больше в глаза не бросалось ничего, ни животных, ни людей, ни птиц. Пусто, величественно и как-то страшно. Что же, это все хорошо, но нам нужно выбираться обратно, так что я вернулся к оставленным напарникам. Подхватив Фелидас на руки вместе с рюкзачком и выждав, пока Зравшун наденет на себя свой рюкзак, я отправился по своим следам назад. Вскоре я стал осознавать, что точно знаю, где я шел. Это немного взбодрило. К кучке камней, обозначающих поворот, я вышел точно, как по азимуту. Еще немного и на моем пути возник мой рюкзак, оставленный прямо на тропе. Пришлось опять укладывать Фелидас на землю и надевать мой рюкзак. Здесь я уже чувствовал разницу в силе гравитации, так что к весу рюкзака еще прибавился вес Фелидас. Мы тронулись дальше, причем я периодически ощущал, что Зравшун держится за мои ремни обвязки на рюкзаке. Еще пять минут движения по проложенной когда-то моей тропе, и мы выбрались из тумана. Перед нами раскинулась знакомая картина привычной степи с небольшими островками деревьев. Светило клонилось на закат, так что следовало искать место для стоянки, да и Фелидас нужно было привести в чувство. Мы двинулись к той роще, где в прошлый раз я приводил в чувство моих напарников после того, как мы выбрались из вентиляционной шахты подземной транспортной системы Закарита.

  Сейчас мы развернем лагерь, а утром обсудим, как лучше добираться до герцогства. Да и Фелидас решили не трогать, ее состояние напоминало сон, так что пока подождем. Наломали веток и развернули кариматы. Сторожить решили по очереди, первую стражу до полуночи Зравшун, а вторую часть ночи, я.

  Ночь прошла спокойно, если не считать того, что под утро Зравшун, дико заорав, проснулся с ошарашенным видом. Волосы всклокочены, глаза навыкате, дышит с хрипом и тяжело. Эти звуки разбудили Фелидас, так что вторая проблема исчезла как бы сама собой, а вот что это с Зравшуном, понять было тяжело. Я с ним не первый день, да и в походах он спит так, что никаких лишних звуков от него не услышишь, а тут такой ор. Но вопросы задавать еще рано, вон по его виду чувствуется, что он еще не отошел от ночного кошмара. Наконец дыхание его несколько выровнялось, глаза перестали шарить по сторонам в поисках неизвестной опасности, он раздраженно махнул рукой.

80
{"b":"256038","o":1}