ЛитМир - Электронная Библиотека

  1.5. Глава 5.

  * * *

  Местное светило клонилось к закату. Сегодняшнюю ночь, я решил разбить надвое. Теперь мой арбалет будет стрелять по навесной траектории утяжеленными болтами. Все позиции было давно пристрелены, поэтому я полюбовался закатом, и пошел вздремнуть, нужно было подождать, когда вражеский лагерь уляжется спать, вот тогда и придет мое время. Им предстоит веселая ночь.

  Опять обстреливал склад со стенобитными орудиями. Тараны меня волновали мало. К воротам так просто не подобраться, да и развернуться там с тараном негде. А вот между рвом и стеной есть небольшое расстояние, и они могут попытаться его использовать. Правда мы насыпали там глину с уклоном от стены в сторону рва, и стоит только полить ее водой, как она тут же превратится в непролазную, скользкую, грязную горку. Во всяком случае, ногами по ней не пройдешь. Раненых и убитых, после моих обстрелов, подсчитать не могли, так как не видели, что творится в лагере.

  Прошло уже четыре дня, а мы так и не дождались штурма замка. На пятый, в гору потянулась колонна пеших воинов и их сопровождение. У кого-то из соратников или примкнувших к хану родов, не выдержали нервы. Думаю, что обещали им легкую военную прогулку, а вышла бойня только для одной стороны. Мы не потеряли еще пока ни одного человека.

  На шестой день хан повел свои отряды на штурм. С утра в лагере началась суматоха. Воины строились по подразделениям. В замке тоже ударили в колокол. Не спеша прошли вооруженные отряды на стены, под чанами разожгли огонь. Пока нападающие подойдут к замку и форсируют ров с водой, смола как раз закипит. Вот первые шеренги нападающих двинулись вперед, и мои лучники стали натягивать тетиву на луках. Время еще есть. Сколько раз мы репетировали такое наступление. Специально делил всех наших воинов пополам, и одна часть изображала нападающих, а другая защитников. Зато теперь, не было никакой паники. Все заняли оборонительные позиции точно в срок.

  Вот нападающие преодолели контрольную отметку. Наши лучники подняли луки, и бог войны начал собирать свой урожай. Наконечники для стрел показали себя отлично. Великолепная пробивная способность. Щиты, конечно, держали такой выстрел, но ведь весь не укроешься. А у барона были хорошие лучники. Их основу составляли охотники. Те старались бить пушного зверя в глаз, чтобы не портить шкурки. Мои луки они оценили очень высоко. Правда сообщили, что в лесах с ними не так удобно, как с их, короткими. Но это дело вкуса, а сейчас война. Чем дальше лук бьет, тем безопасней мы себя ощущаем. Даже при одинаковом оружии, стрела, выпущенная со стены, пролетит дальше, чем выпущенная с земли. У нас пока были все преимущества.

  Наконец, первые ряды нападающих подбежали ко рву. Прикрывшись щитами в несколько рядов, стали готовить плацдарм для переправы. Мои лучники их не трогали. Зачем тратить на них стрелы, когда можно подстрелить тех, кто тащит приспособления для организации переправы через ров. Очень неудобно нести одной рукой тяжелое бревно, а другой прикрывать себя щитом. Ни одно бревно не донесли до рва. Теперь можно было не торопясь отстреливать тех, кто сидел прямо перед нами стараясь прикрыться стеной щитов. Любая оплошность с их стороны давала моим лучникам шанс, и те его не упускали. Чем меньше оставалось народу, тем зыбче становилась стена щитов, и тем чаще наши стрелы находили добычу. Наконец нервы у нападающих не выдержали, и они побежали назад. Щиты перебрасывали за спину и неслись зигзагами. Но на стенах стояли лучники не из последних. До своих добежало человек тридцать. На этом сегодняшнее наступление захлебнулось.

  В лагере нападающих, день и ночь не прекращались работы по сбору передвижных башен. Я не торопился расстреливать их, пока не соберут полностью. Когда части этих башен лежат на земле, то их тяжело поджечь, да и потушить такой пожар достаточно легко. Нет, я ждал момента, когда она будет, почти полностью готова, вот тогда в бой вступит мой стационарный арбалет. Много масла и немного огня. Ничто не устоит перед таким сочетанием. Костер будет знатный.

  Сегодня мы отдыхали почти полдня. После несостоявшегося штурма, люди решили просмотреть и отремонтировать свою амуницию и оружие. Некоторые решили помыться. С некоторых пор в замке появились бани. Народу понравилось париться. Раньше, после работы выстраивалась целая очередь. Я, как дитя своего времени, научил их строить русскую и финскую бани. Как и у нас, народ разделился на любителей разных вариантов парных. Главное, что в замке перестало вонять немытыми телами. Мыло здесь уже варили, правда, неимоверно вонючее, но мылилось оно хорошо. Я решил тоже сходить и распарить тело в баньке. До середины ночи еще далеко. Взглянул в сторону лагеря кочевников. Тот представлял собой жалкое зрелище. Не осталось ни одной палатки или шатра. Появились шалаши из веток и травы. Вот этого я и добивался. Теперь горючего материала в лагере гораздо больше чем раньше. Соседи счастливых обладателей шалашей, уже тащили из леса ветви и сооружали свой шалаш, неподалеку от уже обжившихся соседей. Теперь достаточно одной искры и весь лагерь превратится в огромный костер. Я специально ночью не стрелял стрелами и болтами с огнем. Нужно было их приучить, что мы сменили тактику. Однако керамические сосуды с маслом и фитилями ждали своего часа.

  В замке кузницы не переставая работали на выпуск доспехов и оружия. Сейчас мы могли одеть и вооружить еще человек шестьдесят, а может и больше. Я убедил барона, что как только закончится осада замка, мы сможем начать торговать своей амуницией и худшей частью оружия. Все же проданные доспехи и вооружение осядет где-то рядом, и возможно, в недалеком будущем может быть использовано против нас. Мы должны исходить из того, что у нас всегда все будет самое лучшее.

  Пока размышлял об этом, спустился со стены вниз и направился к бане. Народ меня пропустил без очереди. Все-таки авторитет я здесь заработал. Да и видели люди, что я не прячусь за их спинами, а активно изматываю врага. Сейчас в их лагере разброд и ругань. Все не довольны. Есть нечего, спать негде, ни одной удачной атаки. Так что боевой дух на нуле. Все их надежды на строящуюся передвижную башню. Я прикинул примерную высоту башни. В лучшем случае, она венцом своей крыши сравняется с нижними участками крепостных зубцов, а это значит, что никакого преимущества она не даст. Это видимо понимают и нападающие, а точнее, их инженеры, которые и задумали создать одну высокую башню, чем три или две, высотой в половину нашей стены. Вот что значит идти войной без предварительной разведки.

  Хорошенько пропарившись и похлестав, еще не приученных к сильному пару, мужичков. Я, натянув штаны и взяв остальную одежду в руки, пошел к себе отдохнуть перед ночным обстрелом. Враг не должен расслабляться ни на минуту. Поднявшись по ступеням крыльца мимо вооруженной охраны, которую сам и порекомендовал выставить барону, прошел на второй этаж и оказался в своей комнате. Здесь уже суетились молодые девчонки, барон сам подбирал кандидаток. Они что думают, я бык осеменитель. У нас дома, за связь с такими малолетками, в тюрьму сажают. Наскоро перекусив, я отправил девочек отдыхать, а сам завалился на кровать и тут же отключился. Проснулся о того, что меня кто-то тормошит. Еле разлепил глаза и понял, что это один из людей Вантилия. Пока я мылся и одевался тот начал доклад. Оказалось, что ребята Вантилия обложили лагерь хана со всех сторон. Если мы нападем на лагерь, со стороны замка, а они ударят в спину, то степняки побегут, а мы окажемся победителями.

  Вот дурной Вантилий. Не сидится ему в засаде. Такой маневр, при раскладе один к четырем, быстро закончится в пользу кочевников, что я и сказал посыльному. Их задача, не дать противнику просочиться вглубь баронства. Тогда мы их несколько месяцев вылавливать будем. Нет, нужно твердо дать понять врагу, что часть наших сил нацелена на уничтожение прорвавшихся ханских отрядов вглубь баронства. То есть, если такой отряд попытается прорваться, то уничтожать всех, кроме пары человек, чтобы донесли эту весть до всех воинов ханского войска. В следующий раз, желающих совершить самоубийство будет значительно меньше. Главное, нагнать страху. Предположительно еще три, четыре дня, и терпение у степняков лопнет. Они, или бросятся на штурм всей ордой, или начнут отводить свои войска с нашей территории. Посоветовал, при отступлении кочевников взять в плен несколько человек, лучше, если это будет кто-то из командования.

9
{"b":"256038","o":1}