ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Арку дико было это слышать, на его памяти дорога от Клада до Амбиры не пустовала. Это был очень оживленный тракт, буквально забитый караванами торговцев, перевозивших грузи и людей из оживленного морского порта на окраине в центр страны и обратно. Если сейчас никто никуда не едет, значит... Неладно что-то в Арроне. Он вернулся в трактир, обед был уже готов. Стоило сесть за стол, как со второго этажа, где располагались комнаты для приезжих, спустилась Аргиль. Она тоже проголодалась и была готово воздать должное местной кухне. Арк помнил, что в этом самом трактире до войны была прекрасная кухарка.

  Еда, с одной стороны, оправдала его ожидания, а с другой... Все блюда были рыбные, да и разнообразие овощного гарнира оставляло желать лучшего. Арк ничего не имел против рыбы, но не отказался бы от хорошей отбивной. Аргиль же, как оказалось, рыбу терпеть не могла. Попытка получить что-то другое натолкнулась на непонимание.

  Чего эти привереды хотят? Здесь все рады, если рыбы хватает. Мясо дорого, да и за деньги его не всегда достанешь. Хорошо, молоко есть для деточек.

  Это что же получается? Цветущая страна за какие-то десять лет стала нищей?! Почему тракт заглох, стада, издавна пасшиеся в заливных лугах по берегам Амбиры, куда-то делись, торговля на последнем издыхании, в благословенных землях Арроны не хватает простейших продуктов питания? Куда, интересно, смотрит король?! Уж его это должно волновать! Королевство должно нормально функционировать. Крестьяне крестьянствовать, торговцы торговать, ремесленники производить товары, все вместе богатеть, процветать и платить налоги. А они с Аргиль за всю дорогу из Клада только Фенантрена с приятелями встретили, да и в одну с ними сторону никто не ехал и ничего не вез. В азарте погони, в поисках дороги к Ферсинелу, во всех этих заботах Арк как-то не обратил внимания на эти обстоятельства, но сейчас они просто стояли перед глазами. Он проверил жену: похоже, все спокойно. Ася отдыхает. Ну, хоть тут не приходится волноваться. Он страшно переживал, что тащит беременную неизвестно куда, и теперь, хоть не слишком доверял Ферсинелу, чувствовал себя намного спокойнее. Замок у того благоустроенный, есть прислуга, ванна, доброкачественная еда три раза в день, так что Ася будет там в комфорте. Сам барон не слишком увлекается женщинами, только магией, а Арк успел дать ему новую пищу для размышлений. Пусть экспериментирует с кристаллами алмаза, заодно и обеспечит безопасность Асеньки.

  До сих пор ему приходилось все время рисковать любимой женщиной, во всех предыдущих ситуациях она его спасала, а не он ее. Для нормального мужчины это невыносимо. Сейчас он сделал все относительно правильно: оставил жену в безопасном месте, а сам поехал наводить в стране порядок. Конечно, сердце не на месте, рвется к ней, но это нормально. Воин должен тосковать по любимой, это не мешает ему воевать, скорее, придает его действиям смысл. Он встретится с братом и выяснит, что происходит. Почему Теан не исполняет свою королевскую роль как должно? Что у него происходит с Аролой и неполноценной принцессой Ирсиль? Кто его ближайшие советники и чем они заняты, если после десяти лет мира в стране разруха? А уже от ответов на эти вопросы зависит, куда он дальше направится. Возможно, придется переправить Асю в Калиссу к Морону. Его сын должен родиться в не в одинокой глуши, а среди друзей. Пусть только родится! Потом он заберет Клад себе и сделает его снова цветущим. Если не удастся во всей стране, в отдельно взятом герцогстве Арк порядок наведет. Порт начнет работать и приносить прибыль, поля будут возделаны, а на лугах снова станут пастись тучные стада. Должен же быть во всем этом безобразии островок благоденствия и здравого смысла.

  Аргиль уныло ковыряла рыбу вилкой, не пытаясь отвлечь Арка от его мыслей. Борьба с нелюбимым продуктом поглотила ее полностью. Сейчас она, с одной стороны, была полна надежд на встречу с Теаном, а с другой терзалась сомнениями. Правильно ли она поступила? Не зря ли покинула дом дяди и устремилась за приключениями. Пока все шло неплохо, но сколько страха пришлось натерпеться! Вдруг Фенантрен, добравшись до Клада и узнав, что она бежала, пустится в погоню? Она еще не забыла холодный взгляд этого Высшего, рассматривающий ее как корову на бойне. Если он примет ее побег за оскорбление, то ей не поздоровится. Говорят, эти Высшие оскорблений не прощают. Надо скорее рвать когти в столицу. Там можно спрятаться. А еще там Армин, он, хоть и гаденыш, но родной брат, к тому же приближенный короля. Не даст же он сестру в обиду. А через него можно выйти на Теана. Не мог же он сойти с ума и забыть ее, Арка и Асю. Но вдруг забыл? Вдруг его заколдовали или опоили? Ничего, как забыл, так и вспомнит! Она постарается! Надо только совершеннолетия дождаться, чтобы никто ничего не мог с ней сделать против ее воли.

  Было решено продолжить путь на следующее утро. Как раз на рассвете паром по расписанию пойдет, да и гребцы подготовятся к долгому пути до Калиссы. Поэтому Арк с Аргиль поужинали в том же трактире, переночевали, и, взяв с собой побольше еды из трактира, утром раненько тронулись в путь. Лодку еще грузили, когда паром уже был на середине реки. В этот момент раздались крики, шум, ржание коней: на прибрежную дорогу от Клада вылетели несколько всадников. Подлетели к переправе и начали кричать: «Стой Стой! Назад!!!»

  Арк прикрыл голову шляпой, наклонился пониже и набросил на лодку полог незаметного. Он узнал своего любезного собеседника Эдигера Рианто, его друзей и Фенантрена. Они метались вдоль берега около причала, а паром все так же медленно уходил все дальше и дальше. Высший был в ярости, а его спутники... Нет, они, конечно, сочувствовали ему, но... По большому счету вся ситуация их только забавляла. К счастью, неопытный Высший не видел усмешек и не понимал, что в глазах аронайцев его поведение нелепо. Но вот то, что он гонится за Аргиль и почти догнал, пугает. Одна радость — теперь до обеда паром обратно не пойдет, а за это время Аргиль успеет отъехать подальше.

  В это время Высший, наконец, прекратил бесполезные метания. Воспользовавшись моментом, господин Рианто взял его лошадь за повод и обратился к Фенантрену с речью. Смысл ее сводился к тому, что не стоит гоняться за девушкой, которая тебя отвергла. Это только позорит мужчину. Видно, Эдигеру надоело глупое поведение того, кого он взялся сопровождать, и он решил вложить тому хоть каплю ума. Но дело не выгорело: представление Высшего о чести и бесчестии вошло в противоречие со словами аронайца. Разгорелся спор. Когда дискуссия готова была перейти в рукопашную, командир гребцов обратился к Арку:

   - Господин, мы готовы. Можно отправляться?

   - Давай, - скомандовал принц, и они отплыли, оставляя за кормой село, Высшего, его приятелей и паром, увозящий Аргиль в новую жизнь.

  Лодка оказалась комфортабельной. Шестеро гребцов на веслах, еще шесть в это время отдыхают в шалашике, а на корме сделан навес, под которым можно разлечься и любоваться рекой. Навес приходится делить с кормчим и кормовым веслом, но это не особо напрягает. Зато есть с кем поговорить и узнать, что же произошло в стране за последние десять лет.

  Кормчий Арку понравился. Здоровенный мужик из полукровок, спокойный и знающий свое дело. По реке ходит кормчим уже четвертое десятилетие, не собачий хвост. Хозяин лодки, между прочим, для полукровки это серьезное жизненное достижение. Во время войны он служил в армии Керлена, перевозил войска. Не потому, что так вышло, а по уму: не хотел служить захватчикам, увел свою лодку в низовья Амбиры и сам предложил Главнокомандующему свои услуги. Вообще он привык принимать решения. И на жизнь Дирн смотрит серьезно, но без излишнего пиетета. Разумно. Поэтому его сведения и умозаключения показались Арку интереснее и важнее того, что он до сих пор слышал.

  Пошлют же боги удачу! Пассажир, который готов поговорить и послушать — находка для старого кормчего. Дирн был рад не только заработку, которого у него давненько не было, но и тому, что нанявший его лодку барон Спино Сартагиер оказался не надутым индюком, а свойским парнем. Чем-то он напомнил ему главнокомандующего Керлена. Тот тоже не чинился, охотно разговаривал с простыми людьми, слушал их байки. Барон тоже явно был любителем порасспросить да послушать. Давно уже Дирн не получал такого удовольствия. Свои, деревенские, до его рассказов были неохочи, им бы про урожай и про деньги, политики и войны они знать не хотели. Бывалому же человеку трудно все время держать в себе то, что знаешь и о чем думаешь долгими часами, правя веслом по великой реке. И он разливался соловьем перед благодарным слушателем.

21
{"b":"256040","o":1}