ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  - Как черная туча?

  - Вот именно. Я рвался быть первым, кто воспользуется его силой, а Ортон любезно пропустил меня вперед. Потом я понял: он знал, что произойдет. Вместо того, чтобы поделиться со мной силой, как сделала бы ты, Роджер просто выпил меня почти досуха. Мало того, резерв уменьшился и не желает больше возвращаться к норме. Раньше. затратившись на магические действия, я быстро восстанавливался, а теперь… Я больше не маг, девочка. Одно радовало меня до сегодняшнего дня: лишив меня магии, барон лишил себя возможности снова открыть проход в твой мир и разжиться божеством другого толка, не таким опасным. Ортону не дано ходить между мирами. Но теперь… ты пришла сама.

  Я с умным видом покивала головой, затем спросила:

  - А Роджер? Какой он, бог смерти?

  - Ты не поверишь, отличный парень. Добродушный, веселый, чем-то мне тебя напоминает. Даже и не подумаешь, что у него такая зловещая сила. Думаю, тебе пора с ним познакомиться поближе. Одному ему отсюда не сбежать, потому что бежать, по сути, некуда. А тебе без его помощи тоже не выбраться.

  - А Вы? - спросила я архимага, и услышала в ответ:

  - А что я? Мне недолго осталось. Должен же я завершить свою жизнь чем-нибудь хорошим, чтобы остаться в твоей памяти не гадом, а приличным человеком!

  ***

  Я думала, мы с Миритоном сей же час отправимся к Роджеру, но ничего не вышло. Архимаг было пошел к двери, но вдруг вернулся и, с проворством, удивительным, для такого старого человека, бросился в ванную и скрылся там. У меня хватило ума не окликать его и не пытаться выяснить, что он там делает. Ясно же, что неспроста.

  И верно: в коридоре послышались шаги, потом в дверь постучали и сразу же, не дожидаясь моего ответа, вошел барон Ферсинел.

   - Вам не спится, - констатировал он.

  Конечно, если я сижу в постели с открытыми глазами, то вряд ли это сон. Но этот гад зачем приперся ко мне ночью? Не на честь же мою покушаться, никогда в такую глупость не поверю. Но отвечать ему не буду, ибо не фиг. Пусть сам разговор поддерживает, я не нанималась. За бароном не заржавело.

   - Я напугал Вас, прекрасная госпожа? Судя по взгляду, нет, Вы не из тех, кого легко напугать. Ну и отлично. Предпочитаю договориться. Вы поможете мне — я Вам. Сделаете, как я велю, и сможете вернуться к мужу.

   - И Вы в этом поклянетесь?

   - Конечно!

   - А еще в том, что ни мне, ни моему ребенку не будет нанесено ни малейшего вреда?

   - Вы сомневаетесь?

   - А Вы нет? Вам же моя сила нужна, я правильно поняла? В неограниченных количествах, иначе Вашу знаменитую Аррону не покорить.

   - У Вас есть такие силы, Вы же богиня. Не прибедняйтесь. Я знаю, как была достигнута победа при Амбирене. Вы сделаете для меня то же самое, и мы будем в расчете. Этого должно хватить.

  Ой, как мило это звучит, прямо благотворительная организация, а не маг-экспериментатор. А морда не треснет? Я тоже знаю как, чуть не сдохла под этой самой Амбиреной, и только чудом осталась жива. Вслух я сказала:

   - Пойми, чудак-человек, я не богиня, я ее инкарнация в слабом смертном теле. Силы у богини есть, только я их все вместить не способна. Организм не выдержит. Тем более я жду ребенка, и ты это знаешь.

  От злости даже на ты перешла, не могу с такими гадами цирлих-манирлих разводить. Он не повелся, продолжал с той же церемонностью.

   - Благородная госпожа Ася, вряд ли у Вас есть выбор. Не бойтесь, я сделаю все, чтобы сил Вам хватило. Их у Вас вполне достаточно, особенно сейчас, когда Вы ждете ребенка. Магическим зрением можно видеть, что у плода та же невероятная аура, что и у Вас. Силы двух божеств хватит на что угодно, ведь это сила демиурга.

  Он собрался мое нерожденное дитя эксплуатировать? От одной мысли меня так перекосило, что я еле сдержала злобное рычание. Зато у барона отросли рога и хвост. Это я в уме сравнила его с чертом и козлом. Рога были мощные, как у горного архара, хвост типичный коровий, он прорвал штаны на заду и тихонько мотался из стороны в сторону. Барон сначала ничего не почувствовал, но потом поднял руку и почесал в голове. Наткнулся на рог и глаза его стали как плошки, в них заплескался ужас.

   - Как?! Как Вы это сделали?

  Ха, это он еще хвоста не видел.

   - А не надо меня злить и покушаться на моего ребенка. А то сейчас сиськи вырастут, а член отвалится.

   - Вид у меня был самый свирепый, так что барон, несмотря на мой несерьезный прикид: ночнушку и одеяло, устрашился. Поверил во все мои угрозы. Еще бы, у него даже жены нет, а рога — вот они. Но страха своего решил не показывать, наоборот, скомандовал:

   - Немедленно верните все как было.

  Я попыталась, но куда там... Все как будто так и было: рогатый и хвостатый господин со своей аронайской анимэшной внешностью смотрелся просто потрясающе. Смешно до колик. Вот я и разоржалась. Каталась по кровати, стонала от смеха, по лицу текли слезы. Это была уже истерика, и остановить ее мне было не под силу. Каким-то чудом пробубнила что-то вроде: “Извини, мужик, обратно никак…”

  Барон некоторое время прожигал меня взглядом, даже пальцами щелкать пытался, хотел применить какое-то колдовство, но сообразил, что может стать только хуже. Развернулся и вышел, махнув на прощание хвостом.

  Когда его шаги стихли за дверью, Миритон вылез из своего укрытия в ванной, утирая слезы. Хотела спросить, что случилось, и тут поняла: это те же слезы, что и у меня. Да тем более старику пришлось ржать, не издавая ни звука. Похоже, он не только все слышал, но и видел. Бедолага, это ж какую силу воли надо иметь...

  Я вскочила, подхватила мага под ручку и отвела на кресло. Пусть отдохнет и успокоится. Но он все хихикал и причитал:

   - Асенька, ну надо же! Никогда так не смеялся... Этот козел с рогами... До чего же здорово! Так ему и надо! Помню, Анколь рассказывал, как ты барона Рекета... Теперь представляю... Ой, я сейчас помру от смеха...

  У меня созрел вопрос и я перебила Миритона:

   - Вы можете мне объяснить, почему приделать ему рога и хвост я смогла даже не задумываясь, а отлепить не вышло? Ведь я искренне желала их исчезновения.

  Миритон проморгался и, к моему удивлению, ответил:

   - Десять лет назад я бы тебе этого не объяснил, я теперь знаю. Все просто: ты богиня любви.

   - И что из этого?

   - А то: ты можешь только дать, забрать — не твоя прерогатива. Для этого у нас бог смерти есть.

   - Не поняла ни слова.

   - Хорошо, давай попроще. Вспомни все свои деяния: ты могла наколдовать все, что угодно. Превратить одно в другое. Создать из ничего... А ты хоть раз уничтожала?

   - Ну... Короля Саргола... Сказала ему: «Чтоб ты сдох», он и помер.

   - Как? Мгновенная смерть?

   - Нет. Ушел он от меня на своих ногах. Умер через три дня от какой-то жуткой болезни в страшных мучениях.

   - Вот видишь, девочка, ты можешь только давать. То, что ты даешь, не обязано быть добрым и хорошим, пойми. Короля ты, по-видимому, наградила скоротечной гиренской язвой. Самое страшное заболевание этого мира, было время, когда оно выкашивало целые провинции.

   - А от короля никто не заразился?

   - Никто. Ведь ты дала ее только ему, в наказание. Поэтому эпидемии не возникло. Все закончилось смертью Саргола. И, знаешь, он именно сдох, как ты и хотела.

   - Я не хотела, сказала в сердцах. Но не жалею.

   - Еще бы ты жалела. Но вернемся к силе богов. У Роджера другой профиль: он может отнять. Забрать или уничтожить все, что угодно. Опять же, ему не обязательно забирать хорошее. За десять лет он здесь вылечил уйму народа: забирает у них болезнь, и все. Только смерть он не лечит, но это и понятно: он ее бог и не может работать против себя.

   - То есть, я — сила созидательная, а он — разрушительная.

   - В чистом виде. Ты меня поняла. Думаю, если вы объединитесь, то перед Вами ничто не устоит.

25
{"b":"256040","o":1}