ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   - Очнулась, красавица? Очень хорошо. Сейчас лечиться будем. Не надо шевелиться. Если меня понимаешь, моргни.

  Хотя красавцем лекарь не был, улыбка у него была как солнце: ласкала и согревала. Такому на любой вопрос хочется ответить: «Да». Аргиль тут же моргнула. Мужчина велел служанкам принести таз с водой и новые бинты. Сам же вынул из кармана бутылочку, накапал оттуда в стакан, стоявший на столике, налил воды из графина, разболтал... Все это он проделал чрезвычайно сосредоточенно. Затем спросил:

   - Глотать можешь? Моргни, если да.

  Аргиль опять заморгала.

   - Тогда вперед. Это регенерирующий эликсир. Пей, девочка.

  Он сел рядом, обхватил ее за плечи, приподнял и поднес стакан к губам. Аргиль испугалась, что ценное лекарство прольется, он лекарь оказался опытным. Откуда ни возьмись возникла соломинка, которую он вставил в угол ее рта, а другой кончик опустил в стакан с зельем.

   - Ну вот, молодец. Тяни в себя. Старайся.

  Аргиль подбадривать было не надо, она хорошо знала этот эликсир и его свойства. Если выпить глоток неразбавленного, процесс тотального восстановления и заживления пойдет бурно, быстро и будет сопровождаться дикими болями. А если так, как лечит ее этот целитель, то придется выпить не меньше пяти стаканов за два дня, зато процесс пойдет медленно, щадяще, почти безболезненно. Но результат один: она будет полностью здорова! Сможет уйти отсюда на своих ногах уже на третий день.

  Когда стакан опустел, лекарь положил Аргиль обратно на кровать, взял губку и, макая ее в таз, принесенный служанкой, принялся обтирать сначала лицо и руки, а потом и все тело, попутно срезая старые бинты.

  Аргиль, выросшая среди магов, с детства была приучена, что стесняться лекарей не нужно, поэтому не дергалась и не возмущалась, как сделала бы на ее месте любая девица. Она лежала спокойно, прислушиваясь к процессам, происходившим в организме. Внутри все перестраивалось, отзываясь легкой болью и покалыванием. Что ж, неприятно, но вполне терпимо. А если прибавить сюда результат, то можно даже получать удовольствие. Лекарь между тем обтер ее тело, срезав все повязки, укрыл ее одеялом, чтобы не мерзла, и велел служанке принести молодой госпоже рубашку и халат.

   - Ну вот и отлично, - обратился он к Аргиль, - процесс запущен, через два дня встанешь на ноги. Умница, не скандалила, все терпела, вела себя на «отлично». Маг?

   - Ученица, - ответила Аргиль машинально. Получилось хрипло, но язык уже вошел в берега и говорить не мешал.

   - Ученица — не ученица, главное, что магическая сила есть и умение какое-никакое. Я сразу догадался, что ты щитом прикрылась, иначе повреждений было бы гораздо больше. Господин Гирам не решился сам тебя поднимать и вызвал меня.

  Аргиль тут же задала тот вопрос, что вертелся на языке:

   - А моя служанка Найна? Она жива?

   - Как ни странно да. Сломала ногу и руку, а так ничего.

   - Вы ее тоже вылечили?

   - Наложил лубок. Не думаешь ли ты, что я ей тоже накапаю эликсира? Дороговато будет. Мне господин Гирон только за твое лечение заплатил. А эликсир этот сейчас не достать, я остатками своих запасов пользуюсь, и то в самых крайних случаях. Раньше его архимаг Миритон делал и продавал, а теперь никто не умеет.

  Аргиль нахмурилась, соображая, а потом прошептала тихонько:

   - Я умею...

  Еще бы ей не уметь. Архимаг приставил учеников к делу, не успели они у него появиться. Эликсир-то ценный, а деньги, они всем нужны. Поначалу Аргиль с братом и Семир, еще один ученик, только травы разбирали и измельчали, потом научились отвары делать, затем многим другим полезным технологиям: экстракции, возгонке, перегонке, а под конец Миритон научил их заряжать ингредиенты заклинаниями и соединять в эликсир. Трое учеников за день могли сделать гораздо больше, чем один архимаг. Забыть то, что делал многократно, невозможно. Кажется. Ничего не помнишь, но начни делать, и откуда что возьмется. Если понадобится заручиться помощью и поддержкой этого лекаря, у нее есть, чем его купить.

   - Что ты там бормочешь, - переспросил лекарь, - с тобой все в порядке?

   - Все, - грустно ответила Аргиль, - У меня все отлично. Только встать пока не могу. Но хочу.

  Мужчина понимающе рассмеялся и позвал служанок.

   - Помогите молодой госпоже облегчиться, вытрите ее и оденьте. Я подойду через час.

  Через час он действительно явился в сопровождении розоволосого красавчика, которого Аргиль видела в лесу на дороге. Она к тому времени лежала под одеялом в длинной, до пят, рубашке. Рядом на стуле висел халат из кандийского шелка. Мужской. Похоже, у хозяина жены нет. Тогда откуда рубашка? Тонкая, роскошная, с кружевами?

  Хозяин дома подошел первый и представился:

   - Энер Гирон, хозяин здешних мест, к Вашим услугам, прелестнейшая.

   - Ригеда Сартагиер. Баронесса. Кажется, я называла Вам свое имя.

   - К сожалению, я тогда не расслышал, а Вы упали в обморок. Так что очень приятно. Кем Вы приходитесь барону Сартагиер, прекраснейшая? Супругой?

   - Сестрой, - жалко пискнула Аргиль, понимая, что что-то тут не так.

  Барон Сартагиер был вполне реальным персонажем, но жил далеко на границе и никогда в столицу не ездил. Поэтому Арк и выбрал это имя: барон, которого никто никогда не видел. Он может выглядеть как угодно и рассказывать о себе что угодно, его никто не сможет опознать или хотя бы уличить во лжи. Встретить в центре страны кого-то, кто знал барона лично, было немыслимо. Гирон просто проверяет, имеет он дело с замужней дамой или с девицей.

   - Как Ваш брат решился отпустить Вас одну? Просто в голове не укладывается.

  Поверил. Все идет нормально. Надо врать дальше, и как можно правдоподобней.

   - Мы ехали в столицу вместе: брат, его жена и я. Но Ассеана заболела, и брат остался с ней, а мне велел ехать дальше со служанкой. Карету свою отдал. В столице у нас есть родственница, я направлялась к ней. Братец говорил: в нашей дыре нет достойных женихов, а в столице их пруд пруди. В общем, мы себе спокойно ехали, а тут крики, кучер пустил лошадей вскачь, мы со служанкой упали, а потом... Карета развалилась, кучер умчался, я вылетела из нее и еле успела щитом прикрыться, а тут Вы...

  Господин Гирон остановил поток ее речей.

   - Дальше я знаю, не утруждайтесь. Я со слугами отправился на дорогу. чтобы подкараулить банду разбойников, и наткнулся на их попытку ограбить Вашу карету. Кучер растяпа и трус, бросил Вас и ускакал, а форейтор храбрец: дрался как лев. Вы маг, прекрасная Ригеда?

   - Ну, так, слегка. Дар есть, но слабый. Кое-чему училась, что прилично благородной девушке. Хвала богам, мне это очень пригодилось. Ваш лекарь сказал, что без щита я бы убилась насмерть.

   - Отлично! Я хотел сказать, поправляйтесь, драгоценная. Оставляю Вам своего лекаря.

  Красавец ушел, а лекарь приблизился и спросил:

   - Девочка, кто ты на самом деле?

  Аргиль вскинула на него непонимающие глаза. Этот годами отработанный взгляд раненого олененка действоал на всех и всегда, но сейчас не произвел на мужчину ни малейшего впечатления.

   - Ты не сестра барона Сартагиера. У него нет ни братьев, ни сестер.

   - Откуда Вы знаете?

   - Оттуда. Я родом из Сартагиера и знаю барона с дества. Он единственный ребенок у родителей. Я бы еще поверил, если бы сказала «жена». Каждый может жениться, хотя и тут это сомнительно. А сестра... да и сходства никакого, ты мне поверь. У тебя в роду лебды потоптались, а Сартагиеры помешаны на чистоте крови.

  Аргиль схватилась за волосы. Ну конечно, во время падения личина слетела, и теперь каждый мог любоваться ее волосами цвета васильков. Лекарь между тем продолжал:

   - Если будешь настаивать и продолжать врать, придется раскрыть все господину Гирону. А если скажешь правду, то, возможно, я тебе помогу.

  Аргиль очень не хотелось просить о помощи этого полукровку, но Гирон в этом отношении был еще более сомнительным. Еще решит, что она — хорошая партия, и женится. Тут отбивайся — не отбивайся... Отнесут в храм и наденут браслеты. А лекарь... Он не кажется и подонком, ни дураком. Аргиль решилась.

32
{"b":"256040","o":1}