ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   - Немного закопал?

  Тут не выдержал Анколь. Бросился к ближайшей яме и заглянул внутрь.

   - Ну и дела! Как только удалось запихнуть человека в такой узкий колодец?! И откуда он тут взялся?

   - Кто, человек или колодец? - спросил молчавший до этого бог смерти, - Человек — это барон Ферсинел, он пришел из собственного замка, а колодец я сделал. Такой узкий, чтобы он не мог там вертеть руками и колдовать. В остальных колодцах его стражники. Они нас хотели поймать, но сами попали в ловушки.

   - Потрясающе! Супер, как говорит Ася, - восхитился Анколь, - А что мы с ним делать будем? Может быть, засыпать колодцы, да и все? Как ты там говорила: нет людей — нет проблемы.

   - А-аааа! - завопил услышавший это барон, - Не надо меня засыпать! Я хороший!

  Ася подняла на Арка свои сияющие глаза:

   - Ну вот что с таким делать? Сейчас плакать будет, а если его оттуда извлечь, примется за свое.

  Роджер подошел к ней со спины и сказал тихо:

   - Предлагаю отойти и посовещаться.

  Идея показалась Арку разумной, он подхватил жену на руки и двинулся к лесу. Вся компания потащилась за ним. Барон Ферсинел, видно, испугался. Что его собрались бросить здесь на произвол судьбы, и завопил громче, но никто не обратил внимания. Когда же крики Ортона стали гораздо тише, Арк остановился, поставил Асю за землю и обратился к Роджеру:

   - Ну, что ты хотел сказать? Какие идеи?

   - Стоп, - остановила его Ася, - Родж, давай я скажу, а если что, ты меня поправишь. Итак, барон со своими людьми сидит в узком колодце, из которого ему не выбраться.

   - Точно. Если он начнет там бузить, стенки станут осыпаться и он сам себя закопает, - мрачно добавил бог смерти.

   - Если честно, он не такой плохой человек. Просто не совсем нормальный. Мне его по большому счету жалко. Отпустить его нужно, но каким-нибудь безопасным способом.

  Все закивали головами, соглашаясь, а затем задумались. Как выпустить сильного мага, находящегося под защитой амулетов и арбалетчиков? Он же опасен! Первую здравую мысль подал Анколь:

   - Для начала его надо заставить снять все амулеты. Только как?

  Ася тут же откликнулась:

   - У меня есть идея. Уговорим. А потом...

  Она обратилась к Роджеру:

   - Ты можешь отнять его магию? Не всю, примерно три четверти, чтобы он не помер от магической комы.

  Роджер тут же отозвался:

   - Могу и всю. Не помрет, Миритон же жив остался. Если я не собираюсь отнять жизнь, она никуда не денется. Просто маг становится обычным человеком.

   - Ага. И всю жизнь мучается. Ладно, одной четверти силы ему хватит. А ты можешь отнять у него идею-фикс?

  Арк с непониманием уставился на жену, а Роджер вдруг радостно встрепенулся:

   - Это мысль! Пусть только снимет защитные амулеты.

  Ему даже не стали ничего объяснять. Ася подбежала к колодцу, на дне которого засел барон, и крикнула:

   - Если хочешь, чтобы тебя вытащили, снимай все свои амулеты! Иначе ничего не получится, моя магия на тебя не действует. Не вручную же мне тебя тащить.

  Барон, услышав ее слова, начал грязно ругаться, но вскоре выдохся и крикнул:

   - Снял я их, снял, проклятая ведьма!

  Подошедший бог смерти заглянул в колодец, постоял немного, затем отошел в сторону и дал отмашку:

   - Тащи!

  Внезапно замолчавший барон вылетел из дыры как пробка из бутылки, рухнул на траву, поднял голову, но тут же ее уронил и закрыл глаза.

   - Что ты с ним сделал? - обратился Арк к Роджеру.

  Ася тут же его обняла, прижалась, заглянула в глаза:

   - Это не он, это я. Усыпила. Подарила сон, так надо сказать. А Родж уменьшил его магические силы и отнял душевную болезнь. Проспится — будет другой человек. Нормальный, вменяемый. Не знаю, хороший ли, но надеюсь на это.

  Дальше дело пошло быстро. Арбалетчики согласились снять амулеты и сложить оружие в обмен на свободу. Некоторые надеялись обмануть, сохранить и то, и другое, но Ася уверяла, что людей в защитных цацках вытащить не может. Те, кто надеялся на арбалет, тоже просчитались. Подозревая возможное коварство, Ася вытаскивала их на поверхность уже спящими.

  Когда все приспешники барона были извлечены и сложены на траву, и сам он расположился рядышком со своими людьми, Ася наконец расслабилась.

  Арк, ожидавший, когда можно будет взять любимую на руки и согреть своим теплом, воспользовался моментом и потащил ее к костру, заботливо разведенному хозяйственной Миной. Там уже булькал котелок, заваривались травы, а рядом на расстеленных плащах устроились все, кто пришел, чтобы встретить спасшуюся из плена Асю. Анколь расчухал наконец, как ему повезло, и прицепился к новоявленному богу смерти как пиявка. Ему не терпелось все узнать, понять и применить к делу. К его великой радости, Роджер был готов к такому общению. С удовольствием отвечал на вопросы и задавал свои. Арк глянул и понял: эти двое нашли друг друга. Ученые!

  Он устроился на плаще, подтянул к себе поближе усталую, почти засыпающую Асю, и приготовился поить ее отваром и кормить, если понадобится. В это время амулет связи с Аргиль на его груди налился жаром и завибрировал. С девчонкой что-то случилось.

  Он активировал амулет и спросил сурово:

  - Аргиль, что стряслось?

  В ответ раздался звонкий девчоночий голос:

  - Арк, ты только не волнуйся. Я попала в переплет.

  ***

  Увидев, как солидный, умный, знающий лекарь гораздо старше нее падает перед ней на колени, Аргиль для начала оторопела. Затем в ней возникли два взаимоисключающих чувства. Первое — гордость за себя и за Арка. Вот они какие, оказывается, важные! От них ждут спасения! Вторым же чувством было сильнейшее смущение. Очень стыдно не оправдать чьих-то надежд. Но что она может сделать? Ее саму бы кто спас! А уж Арк... Любимый родственник все потерял, кроме жены: деньги, титул, власть, влияние, даже родного брата, и того лишился. Ему надо помочь, а не требовать от него помощи, еще того больше — спасения.

  Но лекарь смотрел на нее умоляющим взглядом больного щенка, и Аргиль решилась. Если этот тип чего-то хочет от принца Аркантейла, он сначала должен сам ему помочь. Мысли об Арке навели ее на мысли об Асе. Как бы она поступила в этом случае. Ну, для начала она разжилась бы информацией. Вот пусть лекарь Динан и поработает ее источником. Надо выяснить, чем ей лично грозит Энер Гирон, где она находится и как отсюда выбраться. А потом припрячь лекаря к организации побега, если ему так уж нужен принц Аркантейл в качестве личного спасителя.

  Взяв себя в руки, девушка спросила:

   - Динан, а что ты ждешь от принца? Почему считаешь, что с его появлением вы спасены? И кто такие «вы»?

   - Ты не понимаешь, Аргиль?

   - Зови меня Ригеда, я скрываю свое имя и свою личность.

   Хорошо, Ригеда. Так ты не понимаешь, почему я называю принца Арка спасителем? Тогда. Десять лет назад, он спас нас от камбенцев и от тирании его величества Саргола. Теперь он сможет нас спасти от своего братца короля Теана.

  Аргиль даже рассердилась.

   - А чем вам Теан не угодил? Он прекрасный, добрый, умный, благородный...

   - Но при нем в стране стало еще гораздо хуже, чем при его папочке Сарголе.

  Аргиль обиделась за любимого и чуть не закричала:

   - Не ври, пожалуйста. Теперь по закону нельзя притеснять лебд и полукровок, аронайца можно наказать за обиду, им причиненную. Рабство отменено полностью, даже долговое. Это все Теан, он принял эти законы!

  Динан горестно склонил голову.

   - Да, нас, полукровок, притесняют меньше, чем раньше. Но жизнь стала много хуже. Аронайцы все равно платят маленький налог, а на простых людей бремя навалили невыносимое. Крестьяне, ремесленники, торговцы — все разоряются. Люди голодают, Аргиль, а такого в нашей благословенной Арроне не было со времен Великого Неурожая и Голода, которого уже никто из живущих не помнит, знают только по книгам. Даже во время войны мы жили лучше, чем сейчас.

38
{"b":"256040","o":1}