ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Что удивительно, спали лишь пришельцы. Все остальные либо находились без сознания, как Мина, Керлен и еще один солдат, либо просто тихо лежали, не находя в себе ни сил, ни желания что-либо делать. Один Анколь хлопал своими глазищами и старательно крутился на месте, пытаясь подвинуться поближе к жене, которую, по закону подлости, бросили на колени к Миру.

  Арк попытался пошевелить пальцами, чтобы чарами разрушить веревки, но в результате только поморщился от боли. Руки не слушались. Гирон подозревал, что среди проникших так нагло в его владения есть маг, и велел связать всех как следует, чтобы не могли делать пассы и колдовать. У Анколя те же проблемы. Он ничего не может сделать чтобы помочь хотя бы своей женщине. А у нее сил гораздо меньше, чем у магов-мужчин.

  Арк поерзал на месте, устраиваясь поудобнее. Остается только ждать, вряд ли господин Гирон откажется посмотреть на добычу своих людей. Да и Арку хотелось взглянуть на наглеца, рискнувшего заявить права на его младшую родственницу. Он не знает этого типа, но уже терпеть не может.

  В бездействии прошло еще часа четыре. Ася все так же тихо спала, Анколь извиваясь, как червяк, дополз до Мины и устроил свою голову на бедре женщины, у который обморок перешел в оздоровительный сон, и сам задремал. Заснули солдаты, Мир, Морон с Керленом... Арк тоже подремывал, время от времени вздрагивая и поднимая голову, но затем снова роняя ее на грудь.

  Разбудили его шаги и лязг железа за дверью, затем бренчание связки ключей... Но дверь не распахнулась, вместо этого открылось маленькое зарешеченное окошко и в нем показался любопытный глаз, внимательно оглядел всю компанию и исчез. Окошко закрылась, шаги стихли вдалеке. Арк, который уже приготовился будить Асю, снова свесил голову на грудь. Но Ася проснулась сама. Открыла мутные глаза и спросила:

   - Арк. где мы?

   - Милая, господин Гирон поймал нас и посадил в тюрьму.

   - В какую тюрьму, что ты несешь?

   - Ну, не в тюрьму, а в каземат в подвале собственного дома. Особой разницы не вижу.

  Глаза открылись полностью и стали ясными, как будто его любимая умылась. Ася попыталась сесть и тут поняла, что связана. Оглядевшись, девушка поняла, что веревки стягивали всех в этом каземате. Это ее разозлило.

   - Проклятье, как же так?!

  Арк вытаращил глаза: все веревки, сколько их было в этой комнате, покинули свои места, сползлись к двери и начали завязываться между собой в узлы. Естественно, руки его тут же освободились, и он тихонько взвыл от боли: восстанавливающаяся циркуляция крови оказалась похуже любой пытки. Громче или тише все вокруг начали стонать и кряхтеть. Лучше всех перенесли это издевательства те, кого слабее всего связали: та же Ася и Мина как женщины, и Роджер, которого не стали связывать вовсе, полагая, что он и так скорее всего помрет. От боли в конечностях пришли в себя или проснулись все, кроме бога смерти, который как спал, так и продолжал спать, не ведая, в какой переплет все попали.

  Веревки тем временем превратились в подобие коврика или занавески и намертво прилипли к двери. Первым этим заинтересовался Анколь:

   - Ася, это что? Там, на двери?

  Та с гордостью ответила:

   - Это? Макраме. У нас так называется техника плетения из веревок с помощью узлов. Мне всегда нравилось. Правда, красиво получилось? На ваших руках и ногах они гораздо хуже смотрелись.

  Внезапно Мир откинул голову назад и хрипло рассмеялся.

   - Этот господин Гирон пожалеет, что связался.

   - Правильно, Мир. Я тоже так думаю. Только знаешь что?

  Ася обвела взглядом всех присутствующих.

   - Делаем пока вид, что ничего не изменилось. Пусть пребывает в приятной уверенности, что у него все получилось.

  Тут засмеялся Морон.

   - Помню байку про барона Кандала. Да и короля нашего Саргола забыть не могу. Ася, рога? А что еще? Все мечтал увидеть тебя в действии.

   - Не знаю, как уж вдохновение подскажет. Но про рога это Вы мне хорошо напомнили. Надеюсь, господин Гирон лишен магических талантов?

   - По крайней мере мне об этом ничего не известно, авторитетно заметил Анколь, - Был бы магом — Совет бы о нем знал. Мы даже про Ферсинела имели информацию, хоть и без подробностей. Так что, думаю, у него максимум есть пара амулетов, да и те не очень сильные.

  Брови Аси взлетели вверх:

   - Почему не очень сильные? А на сильные у него что, денег не хватит? Он вроде богатый.

  Анколь вздохнул огорченно:

   - Ася, я тебе, кажется, это объяснял. На сильные амулеты нужны свои собственные магические силы, иначе это очень опасно.

   - Не объяснял ты мне ничего такого, но я вспомнила! Мне про это Теан рассказывал. Так, значит, у него ничего против меня нет?

  Вдруг Ася повернулась к спящему богу смерти и окликнула его:

   - Эй, Родж, просыпайся! Повеселимся!

  Тот проснулся, сел и завертел головой:

   - А?! Где?! Что?! Ася, где мы?

   - В темнице, дорогой, в темнице. Сейчас сюда придет один урод и станет голову морочить, чего-то из-под нас хотеть. Ты как?

   - Я бы позавтракал, - с достоинством произнес иномирец.

  Ася начала смеяться, за ней все зафыркали, прикрываясь кто чем: запрет на публичный смех еще крепко сидел в сознании.

   - Ой, не могу! Тут таких, которые позавтракали бы, тринадцать на дюжину. Я бы тоже не оказалась. Даю вводные: надо этого урода для начала раскрутить на завтрак, а потом на обед, ужин и все остальное.

  Роджер не на шутку задумался, а затем серьезно изрек:

   - Тогда жизнь у него отнимать не стоит, от покойника еды не дождешься. Но, если хочешь, я могу ликвидировать дверь и мы все пойдем поищем, где тут кухня.

  Он вдруг задорно сверкнул глазами и подмигнул Асе, а она расплылась в понимающей улыбке. У Арка вдруг сдавило в груди. Эти соотечественники отлично понимают друг друга. Спелись, пока выбирались из замка сумасшедшего барона, и сейчас явно замышляют каверзу. Ему все равно не угадать, но его любимая девочка способна придумать такое, на что никому из местных просто воображения не хватит. А этот странный парень, бог смерти, из одного с ней мира, близкий по культуре и образу жизни, и ему очевидно то, до чего самому Арку надо додумываться. Он готов подхватить любую Асину выдумку, развить, подкрепить своими идеями и действиями.

  К этому некрасивому по здешним меркам парню Арк ревновал больше, чем когда-либо к кому-либо. Ни Теан, ни веселые братцы-драконята у него не вызывали такого испепеляюще-горького чувства. Конечно, он может уговаривать себя, что для Аси он лучший, но против фактов не попрешь. С тех пор, как она сбежала с этим Роджером из замка Ферсинел, она только с ним и взаимодействует. Арку достаются жалкие крохи ее внимания. Пока что она еще жмется к мужу, не желая признать очевидного: соотечественник подходит ей больше. Но скоро она осознает свои чувства, и тогда... Тогда ее удержит возле Арка только светлый источник новой жизни, которую она носит в себе.

  Или не удержит? В ее мире развод не является чем-то чрезвычайным. Ее саму растил не родной отец, она не видит в этом ничего ужасного. Решит вернуться в свой мир и уйдет, если захочет. В ее мире, конечно, не сахар, но Арк уже видел, как там живут люди. Хорошо живут, богато. По здешним меркам даже роскошно, и это не герцоги и не графы, обычные горожане. Наверное у этого Роджера дом не хуже Асиного, ему есть куда позвать женщину.

  Ася вдруг повернулась, провела рукой по его щеке и спросила:

   - Арк, что с тобой?

   - Ничего, радость моя, с чего ты взяла?

   - Ты зубами скрежещешь. Настолько разозлился на Гирона? Не переживай, справимся. Все будет хорошо.

  Какое счастье. Она даже не поняла, из-за чего он потерял самоконтроль. Действительно, сжал зубы до скрежета, да и кулаки... Вон как следы ногтей на ладони отпечатались, хорошо, что не поранился. Вот как тут прикажете думать об Аргиль и ее делах, когда родную любимую жену из-под носа увести норовят?

43
{"b":"256040","o":1}