ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Глаза мага снова закрылись. Раздался нестройных хор голосов: каждый из нас спешил сказать умирающему слова прощения, любви и благодарности. Внезапно все смолкло.

  Сидевшая в углу лебда подошла к кровати и накрыла лицо Миритона простыней. Она первая и единственная из нас уловила, что дух великого мага отлетел. Затем женщина упала на колени и зарыдала. Мы стояли молча, пораженные величием момента, никто не мог сделать и шагу. Слез тоже не было ни у кого, кроме Анколя. У того они текли беззвучно, а он даже не замечал, не пытался из скрыть или хотя бы вытереть. Он был не только любимым, но и любящим учеником.

  Первая опомнилась Мина. Подошла, подняла своего мужа с колен, сунула ему в руку чистый платок, и отвела за руку к нашей группе. Затем к нам подошел барон и предложил перейти в столовую, там будет удобнее.

  Арк подхватил меня и прижал к себе, будто защищая. От этой его обычной в общем-то ласки мне стало неизмеримо легче. Теперь я могла двигаться и соображать. Первый шок прошел.

  В этом мире я никогда не сталкивалась со смертью и похоронными обрядами, я даже не представляла себе, что сейчас надо будет совершить. Я же теперь хозяйка дома. Должна обо всем и обо всех позаботиться.

  Видя мое замешательство, Арк постарался подробно изложить погребальные обряды аронайцев. Оказывается, кладбищ как таковых у них не было. Тело покойника сжигали, пепел помещали в урну, видом и размером похожую на небольшую шкатулку, а ее замуровывали во внешней ограде или в стене дома снаружи. Считалось, что дух будет хранить покой тех, кто живет внутри. Обряд можно было провести где угодно, в городах этим занимались храмы Бога Смерти. Ну, а у нас есть собственный бог смерти, так что мы организуем гекатомбу на полигоне, там безопаснее.

  Когда речь пошла о боге, я оглянулась на Роджера. Бедняга отошел от первого шока и плакал навзрыд, так, что барон Ферсинел заволновался и вручил ему стакан с водой и полотенце. Но и самому барону помощь не помешала бы, слезы текли по его щекам ручьями. Мина, которая не знала Миритона при жизни, была самой спокойной, она не рыдала в голос, а тихо всхлипывала.

  Только мы с Арком не плакали. Не потому, что такие бесчувственные, просто сил на слезы у меня не было, а принц считал своим долгом поддерживать меня и всех остальных, вот и не позволял себе распуститься. Мы еще поревем, но потом, не при всех.

  Тихонько, чтобы никто не слышал, я предложила мужу пройтись по дому и решить, куда всех расселять и что делать дальше. Когда занят, легче переносить любое горе. Он меня отлично понял, подхватил на руки и вынес из комнаты.

  За дверью я все же убедила его поставить меня на пол. Не безногая, ходить могу и с удовольствием пройдусь, это меня отвлечет.

  Дом, казалось, ждал своих жильцов. Когда мы пролетали все эти залы в поисках живых душ, я не обратила на это внимание, а сейчас увидела: все содержалось в идеальном порядке. Чистота была такая, как будто целый штат уборщиков трудился тут денно и нощно.

  У меня была своя цель: я хотела найти кухню и запасы провизии. Что-то мне подсказывало, они тут имеются. Если бы там горел огонь и что-то готовилось, я бы за пару минут все нашла по запаху, но в пустом доме пришлось поискать.

  Наконец за очередной дверью открылось огромное пространство с классической кухонной плитой посередине и очагом с вертелами у стены. Убедившись, что в кухне есть все необходимое, шкафы и лари ломятся от припасов, переживших долгое хранение в стазисе, а плиту разжечь — только огонь поднести, я вдруг расслабилась и как-то обмякла.

  Ноги подломились, я плюхнулась на стоящий рядом ларь и наконец-то заплакала. Ревела я долго, со вкусом, подвывая и захлебываясь слезами. Арк сел рядом, взял меня на руки и стал гладить по волосам, рукам, спине... Он не пытался меня утешить, успокоить, как будто знал, что мне необходимо поплакать и этим освободиться от боли и горечи. Хотя почему «как будто»? Он это знал точно, хотя сам и не стал рыдать.

  Когда слезы наконец иссякли, он вымыл мое лицо под краном и вытер его чистым кухонным полотенцем.

  Я глянула на свою физиономию в зеркальце, висящее над рукомойником. Хороша! Веки набрякли как вареники, нос раздуло картошкой. Сразу видно, что ревела на кухне.

   - Ну, успокоилась? Вот и молодец. Пойдем найдем барона и эту его лебду, надо устроить погребальный обряд. Проведем его завтра.

  Мне пришла в голову мысль:

   - Арк, а давай позовем наших драконов. Они нам все равно нужны, а тут помогут со всем справиться. Знаешь, что мне в голову пришло? Миритон при жизни очень драконами интересовался. Думаю, если мы сожжем его тело в драконьем огне, это будет символично. Попросим Аки и Ури, они не откажут.

  Мой муж ласково улыбнулся, в глазах блеснул знакомый огонь.

   - Ты хорошо придумала. Тогда прежде чем искать барона, пойдем позовем наших друзей. Да. Если они притащат с собой Теана, ты ведь сможешь пока подержать его в состоянии сна?

   - Да легко!

  На полигоне, куда мы пришли, чтобы встретить драконов, все произошло очень быстро. Не успел Арк нажать на камень в перстне, как к нам с небес спустились два знакомых крылатых создания: черный Симинага и ало-золотой Акимота с Уримасой.

  Рассыпались на земле человеческими фигурами, осторожно сгрузив на землю четвертого: высокого аронайца с длинными лиловыми волосами. Он кротко спал, во сне причмокивая губами и улыбаясь, видно, снилось ему что-то хорошее.

   - Ася, получай своего короля. Он за это время ни разу не проснулся. А где это мы?

  Ури, как всегда, скачет с предмета на предмет, не особо волнуясь о логике.

   - Мы в имении бывшего архимага Миритона. Он умер и оставил его мне.

   - Это твой дом, Ася? - заинтересовался Сими, - Большой, как я погляжу. А когда этот архимаг умер?

   - Только что, - ответил Арк, - Трех часов не прошло. Мы и позвали вас, ребята, чтобы попросить нам помочь с похоронами. Архимаг при жизни мечтал познакомиться с драконами...

  К моему удивлению, Аки задал странный вопрос:

   - Арк, а ты знал о похоронном обряде драконов? Нет? Ну, у тебя и интуиция. По нашему обычаю, тело мертвого дракона его друзья и родственники сжигают в своем пламени. Это большая честь, что вы нас об этом просите. Конечно, мы вам поможем. Только устройте где-нибудь это ваше королевское недоразумение.

  Ну разумеется, Теана перенесли в дом и поместили в одну из гостевых комнат. По-моему, в ту самую, которую когда-то занимал Арк. Я дала ему команду спать до завтрашнего вечера. Пусть проснется когда все будет закончено, сейчас на него нет времени, а сутки королевство может отлично подождать.

  Вечер вся компания провела за ужином в столовой. Тело архимага, обмытое и приготовленное к завтрашнему обряду огненного погребения, оставалось в спальне, где над ним сидела пожилая лебда из замка барона Ферсинела, последние годы бывшая личной служанкой Миритона и всей душой к нему привязанная.

  Сам барон, освобожденный от заблуждений, коварства и жажды власти нашим другом Роджером, оказался довольно милым человеком и забавным собеседником. Он искренне горевал о старом маге, что не мешало ему наслаждаться радостями жизни в виде вкусной еды, вина и застольной беседы, которая с каждым выпитым бокалом становилась все веселее.

  Драконы плевали на то, что в соседней комнате лежит умерший и отрывались вовсю. Как я поняла, это часть их культуры: не предаваться унынию и гнать его всеми доступными способами. Что-то вроде нашего: мертвых в землю — живых за стол, но значительно более радикальное.

  Я даже не поленилась спросить об этом у Сими и услышала, что, когда умирает почтенный старец, проживший длинную и достойную жизнь, никто не горюет. Все просто вспоминают его деяния и радуются, что он долго был среди своих соплеменников. Зато если умрет молодой дракон, а еще хуже того, драконица, горе близких будет безгранично.

  Так как Миритон явно не тянул на юную женщину, то горевать по поводу его смерти драконы сочли за глупость. Вот предать его тело огню и выпить, вспоминая его добрые деяния — это хорошо и правильно.

86
{"b":"256040","o":1}