ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но вы рассказали мне…

– Ты – творец первой степени. Но имей в виду: расскажешь кому – тебя за это по головке не погладят.

– Ну, Разинскому повезло.

– Я бы не сказала. Когда корпорация его нашла, ему было пятнадцать. Его приняли в обществе, дали титул, но представь, где Алексей воспитывался долгое время?

Я потихоньку начинала понимать, как все на самом деле непросто.

– Помню, каким он был тогда. Никакого сравнения с тем мужчиной, что есть сейчас. И если его добрая душа осталась такой же, то теперь вокруг нее появилась великосветская оболочка. Он наращивал ее с большим трудом, прогибаясь под условности и правила общества, стараясь сделать все как должно и положено. В итоге получилось то, что ты видишь.

– Его тогда под каким-то предлогом ввели в общество?

– Да, состряпали простенькую историю, и благодаря благосклонности императора общество с радостью приняло нового аристократа.

В очередной раз подивившись двуличности людей, я перевела разговор на другую тему. Но что-то все время не давало мне покоя, и, выходя от мадам, я поняла что. Ведь Минаре Корнейси – единственный сын князя. Получается, они с Разинским – сводные братья? Раньше я не верила слухам, но с правдой не поспоришь, а мадам я полностью доверяла.

Сколько еще неожиданного я узнаю о Разинском?

Через несколько дней после этого разговора меня поджидала еще одна неприятная неожиданность – мне пришло приглашение на бал. Как же я не люблю эти мероприятия!

Поначалу я отказалась, но Корнейси, вызвав к себе в кабинет, сурово объяснил, что я не могу позволить себе такую роскошь. Бал устраивается Лемнискату, чтобы представить меня сильным мира сего. Появление творца лишний раз доказывает – влияние корпорации возросло. Поэтому придется присутствовать.

День пышного мероприятия наступил довольно быстро, и вот уже карета подъезжает к императорскому дворцу, навевая мысли о déjà vu – том вечере, когда я была здесь в последний раз.

Дворец снова был полон гостей, сверкал множеством огней и был столь же величествен, как и тогда. Только теперь я была в бледно-розовом платье и очень нервничала.

Не успела я войти в прекрасный светлый зал, как наткнулась на Разинского. Он взглянул на меня своими удивительными зелеными глазами, которые ярко выделялись на фоне его бледной кожи, подчеркнутой великолепным вечерним нарядом.

Красивый – просто не передать словами!

– Добрый вечер, мадемуазель Ольга. Как вам бал в вашу честь?

– Добрый вечер, месье Алексей. Пытаетесь меня смутить? – нервно усмехнулась я, приседая в ответ на приветствие.

– Нет. Просто интересуюсь вашим настроением на этот вечер.

– Оно просто прекрасное!

– Замечательно. Корнейси поручил мне на этот вечер роль вашего кавалера и экскурсовода.

– Будет что-то интересное? – приподняв брови, спросила я, любуясь его лицом, мимикой.

– Полагаю, да. Но пока у вас есть немного времени, и, если хотите, я провожу вас к родственникам.

Я не хотела, но, широко улыбнувшись, ответила:

– Конечно, это будет чудесно.

С этими словами я взяла Алексея под руку. А он, наклонившись ко мне, прошептал:

– Должен сказать, что вы совсем не умеете врать.

Я почувствовала, как мои щеки наливаются жаром.

– Только я не понимаю причины, по которой вы сторонитесь своих родных.

Мы пробирались между гостями, и я проигнорировала это замечание, спросив первое, что пришло в голову:

– Какова официальная причина этого бала?

– В честь императорской четы, по случаю их возвращения из дипломатической поездки. Здесь будут присутствовать его императорское величество с семьей и вся верхушка двора.

– Мне придется с ними познакомиться?

– Да.

Просто прекрасно! Вечер обещал стать запоминающимся. А в особенности я это поняла, когда увидела выражение лица своей сестры. И как меня только не испепелили этим взглядом?

Матушка с отцом сделали несколько шагов нам навстречу, и родительница при этом сияла такой широкой улыбкой, что Алексей невольно сбавил ход.

– Ольга, мы так рады тебя видеть! Ты редко приезжаешь домой…

– Она очень занята серьезными делами, маман. Да и к тому же, где теперь мы и где она, – съязвила Светлана, мило улыбнувшись.

– Света! – резко одернула ее бабушка, а мама несколько смешалась.

– Ольга, у тебя все в порядке? – поинтересовался отец.

Единственный человек, кроме бабушки, который проявил обо мне беспокойство. Бабушка грустно и устало смотрела на меня.

– Да, все хорошо, – улыбнулась я.

Перекинувшись с родными еще парой слов, я услышала голос Алексея, который до этого успешно уходил от попыток втянуть его в разговор:

– Простите нас, но у вашей дочери есть некоторые обязательства, и мы вынуждены откланяться.

– Оля, когда будешь посвободнее, я хочу, чтобы ты навестила меня.

– Конечно, бабушка, – покладисто согласилась я, внимательно наблюдая за лицом старой женщины, но оно было непроницаемым.

Откланявшись, мы направились в сторону императора.

– Нам правда нужно торопиться? – поинтересовалась я, мимоходом улыбаясь гостям.

– Нет, просто я начал многое понимать.

Скосив глаза на Разинского и не заметив каких-либо эмоций, я решила не развивать опасную тему. Мне сегодня и так предстоял непростой вечер.

Несколько минут мы кружили с Алексеем по бальному залу, рассматривая гостей, пока я не услышала за спиной:

– Господин Разинский, надеюсь, вы позволите своей даме покинуть вас на некоторое время?

Повернувшись, мы увидели великую княжну Анастасию. Юная царевна в бежевом кружевном платье была хороша как никогда.

Поприветствовав дочь императора, мы замерли в нерешительности: скоро начнется наше собрание, и Алексей должен был быть со мной.

– Конечно, ваше императорское высочество, – Разинский еще раз поклонился и, отпустив мою руку, отошел.

Я в это время просто потягивала пунш, посматривая на царевну.

Как только Алексей удалился, девочка спросила:

– Признайтесь мне, мадемуазель Ольга, у вас роман с Алексеем Михайловичем?

Я как раз хотела пригубить напиток, но так и замерла, не донеся бокала до губ.

– Нет, что вы, ваше императорское высочество! Почему вы так решили?

– Только с вами он проводит в свете столько времени.

Я отыскала глазами первого творца и увидела около него стайку женщин.

– Э-э…

– Ах, не смотрите туда, он сейчас быстро от них уйдет.

Решив поверить царевне на слово, я заметила:

– Господин барон весьма популярен.

– Да, но его самого мало кто интересует.

Я покраснела, уловив намек, и оглянулась. Если кто-то услышит, сколь откровенные темы обсуждаем мы с великой княжной, император нас по головке не погладит.

Анастасия, заметив мои осторожные взгляды по сторонам, улыбнувшись, постаралась успокоить:

– Не бойтесь, папа сейчас занят со своими советниками, а охраны поблизости нет.

Это она так думает…

Тут начались танцы, и Алексей, отделавшийся на тот момент от последней пары хищниц, направился ко мне.

– Мадемуазель Ольга, позволите ли вы пригласить вас на танец?

Увидев его серьезный взгляд и чуть нахмуренные брови, я догадалась – не просто так меня пригласили.

– Конечно, господин барон. Разрешите откланяться, ваше императорское высочество?

Анастасия с лукавой улыбкой кивнула.

Я подала Алексею руку, мы присоединились к вальсирующим парам и закружили по залу.

– Что-то случилось?

– Нет, но после этого танца нас ждет аудиенция у императора.

– Там будут…

– Император, члены Государственного совета и Совета министров, представители Сената и, конечно, князь Лехвицкий.

Давненько я его не видела.

– Почему князь так мало участвует в жизни корпорации? – спросила я.

– Это как посмотреть. Он представляет Лемнискату на политической арене и участвует в интригах, а внутренние вопросы решают главы отделов.

22
{"b":"256042","o":1}