ЛитМир - Электронная Библиотека

– Господин Разинский, вас вызывает к себе глава отдела.

У Алексея высоко приподнялись брови:

– Странно, я думал, он меня минимум неделю не захочет видеть.

Секретарь ничего на это не ответила, только соблазнительно улыбнулась. Чтоб у тебя платье на балу порвалось! Хотя вряд ли она посещает подобные мероприятия.

– Мадемуазель Ольга, отнесете инвентарь мадам Малкин? – попросил Алексей и, чуть покачнувшись, шагнул в мою сторону.

Представив, как меня ждут сейчас у мадам, после первого-то общего с Разинским задания, я, улыбнувшись, кивнула.

– Благодарю, – признательно выдохнул Алексей и, поцеловав мне руку, вышел.

Наблюдая, как он удаляется по коридору вместе с глупо щебечущей секретаршей, я погладила кисть, которую он поцеловал. В голове не было ни одной мысли, а по лицу расплывалась широкая счастливая улыбка.

И в прекрасном настроении я отправилась пересказывать Лидии и мадам, как проходило выполнение нашего задания.

Замечательная у меня работа!

Добравшись до кладовки мадам Малкин, я, как и ожидала, застала там Лидию и саму хозяйку помещения. Они пили чай, но, увидев меня, чуть ли не повскакивали со своих мест от нетерпения.

– Ну? – воскликнула Лидия.

Я не смогла сдержать радостной улыбки.

– Сначала я должна сдать инвентарь, а потом уже буду рассказывать.

– Негодяйка, – пробормотала мадам.

Подойдя ко мне, она отобрала сумку и быстро ее просмотрела, после чего указала на третий стул:

– Садись и рассказывай!

Продолжая глупо улыбаться, я разместилась на стуле и, попивая горячий чай, рассказала все – не торопясь, со всеми подробностями и чуть ли не в лицах. По окончании рассказа мадам тихо посмеивалась, а Лидия сидела нахмурившись.

– Ох, Ольга, ты играешь с огнем, – покачала головой жена князя.

– Что ты имеешь в виду? – моментально посерьезнела я.

– У тебя с Разинским и так непростые отношения, а твое превосходство сделает их еще более сложными.

– Что же ей теперь, дурочку из себя строить? – фыркнула Прокофья Матвеевна. – Как ты правильно заметила, Ольга, Алексей – добрый мальчик. Он смирится с тем, что женщина-творец – это не бесполезное создание.

– Надеюсь. Просто меня часто беспокоит его не совсем корректное поведение по отношению ко мне. То он нормальный и вежливый, то язвительный на грани хамства. Мне не по себе от такой смены его настроений.

– Привыкай. Разинский, в отличие от своего брата, не обладает выдержкой, – с неприязнью передернула плечами Лидия.

Пристально на нее посмотрев, я не стала спрашивать о причинах такой излишней горячности, но взяла на заметку и решила понаблюдать. Есть в этом что-то странное. Может, Лидия тайно влюблена в Разинского и ревнует?

– Одно ясно точно, девочка. Нужно тебе плыть по течению и постараться взять от жизни все, что она предлагает. А потом разберешься, что к чему.

Вздохнув, я стала прощаться:

– Мне пора. Завтра утром тренировка с кинжалами, так что вставать рано. Да и к бабушке хорошо бы заехать.

– Иди. И правда, поздно уже, – одобрила мое решение мадам.

Обернувшись около двери, я посмотрела на Лидию. Она сидела и с задумчивым видом смотрела в окно. В ее глазах была грусть.

* * *

Алексей Разинский

Кошмар! Никогда еще мне не было так трудно работать. С этой женщиной постоянно нужно быть настороже, чтобы с ней ничего не случилось и она не пострадала. А еще необходимо защищать ее и в моральном плане. В таком возрасте многие девушки уже опытные хищницы и находятся в процессе охоты за мужьями, а тут дите какое-то. Ее наивность раздражает невероятно!

«Как ты можешь так думать? Как ты можешь это делать? Так нельзя! Так неправильно!»

И ее решили привлечь к нашей работе, трудной и опасной?

Конечно, Джеймсу проще: это не ему поручили присматривать за ней. Хомут на мою шею. И вот стоило мне только прибыть из прошлого с этой женщиной, как братец зовет к себе. Если будет читать нотации, боюсь, не сдержусь и надаю по морде. Он и так давно напрашивается!

Такие мысли занимали меня, когда я шагал по коридорам Лемнискату.

Несмотря на то, что я многим обязан корпорации, очень благодарен ей и отношусь как к единственному своему дому, никогда не любил этих каменных стен, частично отделанных деревом, этих мрачных сырых коридоров…

Разглядывая аскетичный интерьер, сам не заметил, как оказался около кабинета главы творцов. Зайдя к братцу без стука, я застыл на пороге.

В комнате находился сам Корнейси, сидящий за столом, на котором располагались только два подсвечника с горящими свечами. Напротив главы сидел Джеймс, а вот около окна, скрытый тенью, расположился третий гость. Из правительства. Я только раз сталкивался с их представителем и успел понять: его приход не к добру.

– Добрый вечер! – я решил быть вежливым.

– Не добрый, – пробурчал братец.

Неизвестный и Джеймс просто кивнули. Ох, кажись, мои предчувствия меня не обманули.

– Присаживайся, Алексей, разговор нам предстоит долгий, – сообщил мне Корнейси.

Уставший, я с облегчением разместился на диване, и братец продолжил:

– Я не говорил вам с Джеймсом, пока у нас не было уверенности, но у отдела творцов появились проблемы.

Я напрягся. Это место было мне очень дорого, и любая угроза ему воспринималась как личный вызов.

– Продолжай, – медленно попросил я.

– Дело в том, что несколько дней назад при выполнении задания один из творцов второй степени был ранен. Мы все подумали – случайность. Два дня назад подобная «случайность» повторилась уже с другим творцом. А сегодня в Екатеринбурге был убит творец третьей степени.

– Не может быть! Нас же очень трудно убить, практически невозможно! – воскликнул, вскакивая, Джеймс.

– Да, – медленно кивнул я, начиная догадываться, в чем основная загвоздка. – Если только не знать, как это можно сделать.

– Именно, – подтвердил Корнейси. – Все пули были смазаны уникальным ядом, который вызывает у творцов мгновенную смерть.

– Но кто стоит за этими покушениями? – растерянно замер Джеймс.

Вскинув на него глаза, я заметил:

– Гораздо интереснее вопрос: кто мог предоставить информацию нашему противнику? Убийцы, скорее всего, дуовиты. Но вот кто дал им в руки яд?

– Как это теперь можно определить, не зная отравляющего вещества? – пожал плечами Джеймс.

– Но на творцов покушались сразу после окончания ими заданий, а подобную информацию знают или могут узнать только единицы: очень мало людей имеют к ней доступ, – впервые с начала разговора послышался приглушенный голос Незнакомца.

– Вы намекаете, – начал Корнейси, полуприкрыв глаза, – что кто-то из нашего ближайшего окружения передает противнику секретные сведения?

– Я намекаю, что подобные нападения стали происходить после определенного события.

– Какого?.. – начал Джеймс и запнулся.

Мы с ним явно подумали об одном и том же человеке.

– В Лемнискату раскол, и дальнейшее разрушение общества, направленное на самое его сердце – творцов, нужно прекратить. Иначе организация перестанет существовать, – отчеканил Незнакомец.

– И как, интересно, нам это сделать? – усмехнулся я.

– Орлов не мог передать яд. Его дочь – творец, которого в любой момент могут убить, – решительно заявил Корнейси.

– Кто знает, о чем он мог с ними договориться? – возразил гость. – А может быть такое, что к отцу Ольги кто-то подобрался через нее саму. Женщины пойдут на многое, чтобы помочь любимому. К тому же она так и не призналась, по какой причине столько лет скрывала, что является творцом.

В комнате воцарилась тишина.

– Что же нам делать? – тихо спросил Джеймс.

– Быть хитрее нашего противника, – ответил нам Незнакомец и добавил: – Господа, я прошу вас покинуть помещение. А вы, Алексей, останьтесь.

Я напрягся и кинул взгляд на Корнейси. Тот, немного поколебавшись, кивнул Джеймсу, и они вышли.

26
{"b":"256042","o":1}