ЛитМир - Электронная Библиотека

Некоторое время мужчина в тени молчал, а потом спросил:

– Скажите, Разинский, на что вы готовы ради корпорации, ради своей работы?

Плохой вопрос.

– На все, что потребуется.

– Тогда я прошу вас влюбить в себя Ольгу и узнать у нее или через нее, как яд попал к дуовитам.

– Вы считаете, что она мне это расскажет? У нас с ней не самые лучшие отношения, да и не думаю, что ей известны такие подробности о работе отца. Она с семьей не очень близка, – усмехнулся я, еще не до конца веря тому, что услышал.

– Зато она может помочь вам узнать все необходимое – если полюбит… К тому же ее отец сам будет искать вашего общества, если увидит, что вы ухаживаете за его дочерью.

Поднявшись, я прошелся по комнате, пытаясь осмыслить услышанное.

– Знаете, – мои губы скривила усмешка, – я вырос в самых низах общества и могу вам сказать, что даже там не доходят до тех низостей, которые совершаются в высшем свете.

– Вы считаете мое предложение низостью? Но почему? Девушка благодаря вам переживет самое прекрасное любовное приключение в своей жизни. Ваше небольшое внимание даже поможет ей в поисках будущего мужа. А потом мы придумаем причину для вашего расставания – например, она может увлечься кем-то другим. Сейчас же нам нужно узнать, не ее ли отец снабжает дуовитов ядом. Он – глава этого исследования, и возможность без проблем передать вещество есть только у него. Да и оставлять девушку без присмотра в такой момент опасно: враги могут привлечь ее тем же способом, который сейчас планируем и мы. Она слабое звено в нашей команде.

– Я не пойду на подобную низость. И почему я? Например, Джеймс…

– Мы считаем, что она испытывает к вам склонность.

– Этого не может быть! Наши отношения сильно далеки от дружеских!

– И тем не менее…

– Да я не смогу это сделать! Она еще совсем юна. Эта ее наивность и высокие моральные принципы… Я не привык к общению с девицами! Вот будь она светской львицей, тогда… А она – зануда! Мне трудно просто терпеть ее общество, как я смогу изобразить любовь?!

– Постарайтесь.

– Мне приходится с ней работать, а уж проводить время еще и помимо этого… Да меня от одной мысли воротит!

– От вас зависят жизни творцов. Возможно, вашего друга и самой Ольги. Или вы считаете, что если она свяжется или связалась с нашими противниками, то они в конце оставят ее в живых?

– Я не хочу этого делать…

– И тем не менее вам придется.

* * *

Ольга Орлова

На дворе уже была глубокая ночь, а мне не спалось. Противоречивые чувства раздирали меня изнутри. И я отправилась туда, где мне легче всего думалось. Музыкальная комната.

Быстро отыскав полюбившуюся мне синюю скрипку и проведя по ней рукой, я решила, что совсем забросила любимое занятие. Я подтянула смычок, наканифолила его, настроила инструмент… И вот – одно движение, другое – и из-под смычка полилась мелодия, наполняя комнату, разбивая тишину.

А я, закрыв глаза, вспоминала. Вспоминала все годы, проведенные на обучении в отделе аналитиков. О том, как издалека смотрела на него. Такого успешного, такого красивого, такого непогрешимого. Как многие годы наблюдала за ним, зная, что он меня не видит.

Его зеленые глаза гипнотизируют, в их глубинах скрыты все желания моей души. Как они сверкают, когда он гневно смотрит на меня, как они ласкают, когда он улыбается мне. Его руки – всегда в перчатках и всегда горячие – так нежно касаются, даже если он недоволен, даже если зол.

Как он разговаривал тогда, на бедной улице, показывая мне темные стороны жизни, как заботился обо мне, оберегал, чтобы никто не обидел, какими глазами он смотрел на тех людей. В них плескались воспоминания и сожаление. Только в чистой благородной душе могут жить такие чувства.

Как его можно не любить? Как им можно не восхищаться? Он же идеальный мужчина, всегда, несмотря ни на что, старающийся следовать своему кодексу чести, всегда стремящийся поступать правильно.

Вспомнив его взгляд, направленный на меня, когда он утром целовал мне руку, взгляд-изумруд, смотрящий прямо, проникающий в душу, я завершила мелодию. И, открыв глаза, снова оказалась одна, в полутемной комнате, наедине со своими несбывшимися надеждами. Что ж, кому-то – жить и любить, а кому-то – лишь издалека наблюдать. Последняя участь, похоже, моя.

Я возвращалась с тренировки по метанию ножей, когда мне в коридоре встретился Георгий.

– Доброе утро, – с улыбкой поприветствовала я нашего завхоза.

– Доброе, – улыбнулся он в ответ и покраснел.

Все-таки меня тревожило его постоянное смущение в моем присутствии. Не хотелось задумываться о причинах такого поведения, но ответ напрашивался сам собой.

– Вы куда-то торопитесь, мадемуазель Ольга?

– Нет, иду к себе, – неуверенно ответила я.

– Тогда позвольте показать вам одно место, которое я давно здесь приметил.

Постояв некоторое время в нерешительности, я подумала, что плохого в этом ничего нет, и приняла приглашение. Георгий повел меня куда-то на самый верх монументального строения, в котором мы жили, и вот, когда я уже начала сомневаться в правильности принятого решения, мы вышли на огороженную площадку, которая огибала все здание. Как только я взглянула перед собой, у меня перехватило дыхание от восхищения.

Вид на окружающие Цитадель земли и даже дальше был прекрасен. Вокруг раскинулись поля и небольшие рощи, уже успевшие зазолотиться.

Осень неуклонно заявляла свои права, природа была в гармонии с собой. А солнце, стоящее в зените, заливало все вокруг ярким, пока еще почти летним светом. Красота неописуемая!

Только сейчас заметив, что от восхищения все это время практически не дышала, я выдохнула.

– Здесь просто необыкновенно! – прошептала я.

Георгий подошел и встал рядом.

– Так и знал, что вам это место понравится. Я прихожу сюда, когда надо подумать.

– И часто бываете здесь? – с улыбкой спросила я.

– Ну, не очень. Вот, например, вчера был. Как раз во время заката. И, увидев всю эту красоту, сразу подумал о вас.

Слегка покосившись на Георгия, я постаралась убедить себя, что в его словах нет никакого намека на чувства ко мне.

– А о чем вам надо было подумать? – решила на всякий случай сменить тему я.

– О нападениях.

Я замерла.

– Каких именно?

– Ну что вы, мадемуазель! Поверьте, я совсем не стараюсь выпытать у вас информацию. Просто об этом вся Цитадель гудит. А это место я показал вам исключительно по причине восхищения вами.

Не обратив внимания на последние слова мужчины, я осторожно заметила:

– Цитадель гудит о многом. О чем конкретно вы думали?

– О том, о чем и большинство. Кто убивает творцов и покушается на их жизнь? Говорят, вчера было экстренное совещание, на котором присутствовали все творцы первой степени. Приезжал представитель правительства. Но вам, наверное, об этом известно больше.

Да уж, мне известно… Почему меня вчера не позвали? Потому что я женщина или помешало что-то еще?

– Мадемуазель Ольга…

Повернувшись, я увидела, что Георгий смотрит на меня с удивлением.

– Простите, задумалась о печальном для Лемнискату событии. И я хотела бы остаться сейчас одна. Мне тоже есть о чем подумать.

Поклонившись и поцеловав мне руку, Георгий, слегка заикаясь, попрощался. Надеюсь, я не обидела его своей просьбой. Несмотря на то, что этот мужчина меня совсем не привлекает, он хороший человек.

Устремив взгляд вдаль, я наслаждалась красотами природы и размышляла о том, что вокруг меня творится нечто непонятное. Чем это может для меня обернуться?

* * *

На следующий день я получила конверт с очередным заданием. Вскрыв его и прочитав информацию, прикрыла глаза и вздохнула.

Обучаясь в отделе аналитиков, я много читала, поэтому хорошо знала историю и быт разных времен. Но есть загадки, на которые пытливые умы корпорации так и не смогли найти ответы. И существование узника в железной маске как раз из тех исторических фактов, которые не получили объяснения.

27
{"b":"256042","o":1}