ЛитМир - Электронная Библиотека

А я теперь смогу, наконец, узнать, как все обстояло на самом деле!

Задание и на этот раз предстояло выполнять вместе с Разинским. Уж не знаю, почему нас второй раз ставят в пару, но я не жалуюсь.

Быстренько переодевшись в уже привычные черные брюки с рубашкой, тунику и надев высокие сапоги, я отправилась за инструкциями к Корнейси, а затем к Лидии с мадам. Получив инвентарь, наставления и предостережения, мы прыгнули в 1643 год.

Едва мир приобрел четкость, как я покачнулась и чуть не осела на пол. Осмотревшись вокруг, решила, что Франция семнадцатого века – это вам не Англия начала шестнадцатого столетия. Вокруг преобладал стиль барокко, пусть и позднего, но все равно довольно помпезного. На мой взгляд, излишняя пышность и вычурность выглядят довольно безвкусно. Но кому-то, наверное, и такое нравится…

Я достала карту и, сориентировавшись, направилась по коридору. В отличие от английского двора, здесь было очень много людей, которые ходили туда-сюда, заставляя меня изрядно нервничать.

Место, которого мне нужно было достичь, – покои маленьких принцев, но перед этим предстояло подняться на второй этаж и пересечь крыло Анны Австрийской. Вот где меня ожидало нешуточное испытание.

Проходя по одному из коридоров в крыле королевы, мимо дверей в покои фрейлин, в одной из комнат я услышала шум. Вот что мне стоило не обратить внимания и идти дальше? Но я, снедаемая любопытством, остановилась и подкралась к двери.

Мадам, наверное, сказала бы, что это судьба.

Заглянув в маленькую щелочку, я стала свидетелем утех великих мира сего. Сказать, что это меня шокировало, – значит, ничего не сказать. Я, конечно, и раньше не заблуждалась относительно того, откуда берутся дети, но то, что позволяли себе королева и ее любовник в присутствии остальных кавалеров и дам, – это просто разврат.

Вино текло рекой, ласки становились все более нескромными, и никто в комнате не стеснялся других, позволяя себе удовлетворять свои желания и не отказывая себе ни в чем.

Отшатнувшись от двери, я зажала ладонью рот, чтобы не вскрикнуть.

Неужели на самом деле все происходит именно так? Неужели это настолько отвратительно?

Не в состоянии осознать увиденное, погрузившись в себя, я направилась дальше, уже совершенно не обращая внимания на окружающую меня действительность. Тем не менее нужную комнату я нашла на удивление легко, а возле двери меня ждал Разинский.

Едва увидев меня, творец нахмурился и спросил:

– Что случилось?

Вскинув от пола глаза, я ответила:

– Холодно здесь. Сплошные сквозняки. И как они только не мерзнут?

– Думаю, люди здесь просто одеваются теплее, – приподняв брови, сообщил мне Алексей.

– Да-да, наверное, – отрешенно согласилась я и добавила решительнее: – Вы уже были внутри?

– Немного приоткрыл дверь и удостоверился, что принцы, как и их воспитатель, спят. Так что нам нужно просто пройти внутрь.

– Тогда действуйте.

Бросив на меня еще один внимательный, я бы даже сказала – настороженный взгляд, Алексей вошел в комнату, после чего в ней послышалась тихая возня. Обратно первый творец вернулся уже с мальчиком на руках.

– Вы уверены, что это именно тот, кто нам нужен?

– Да. У него глаза темнее. Я его усыпил. Но нам нужно торопиться: вот-вот придут люди, чтобы готовить детей к коронации.

Я вновь неуверенно покосилась на завернутого в одеяло ребенка, и мы направились в нужную нам комнату чуть дальше по коридору. Маленькое помещение больше напоминало кладовку.

Только мы закрылись там, я активировала щит и, прикоснувшись к стене, накрыла им комнату. Защита точно не позволит никому войти в помещение в поисках второго принца.

– Вы уверены, что сквозь вашу защиту никто не пройдет?

– Да. Я тренируюсь каждый день. И сейчас соединила щит с дверью. Повернуть ручку с другой стороны они смогут, а вот открыть дверь – нет.

– Тогда нам остается только ждать. Снотворное будет действовать еще часов десять. Этого времени должно хватить, – подытожил Алексей.

Некоторое время мы сидели молча, а потом, вглядываясь в спящего ребенка, я не удержалась и сказала:

– Это просто ужасно, что мы сейчас решили судьбу этого мальчика. Ведь именно он мог править Францией, а не его брат. Правильно ли мы поступили?

Алексей тихо засмеялся:

– Вот они, первые сомнения. А ведь вам еще не пришлось делать ничего действительно серьезного.

От этих слов я напряглась:

– Разве вас никогда не посещали сомнения в правильности своих действий? Мы ведь вершим не только историю, но и людские судьбы. Знать, что твоя судьба от кого-то зависит, – это страшно.

– Людям не вредит то, чего они не знают. Но стадию сомнений проходит каждый творец. И у меня она была. Но вот возьмем конкретно это задание. Деталей я не знаю, но уверен, что не забери мы этого мальчика и случай именно на его голову надел бы корону, то уже через каких-то несколько лет Франция потонула бы в крови, а смерть его самого оказалась весьма скоропостижной. А так… ему всего лишь грозит железная маска.

– Меня всегда интересовала эта загадка.

– А я с того момента, как узнал эту историю, так и знал, что Людовик заковал в железную маску своего брата-близнеца.

– Но почему? – вырвался у меня вопрос.

– Потому что палачи во Франции обладают большими талантами, а врагов или просто узников можно наказать различными способами. Но есть только одна причина, когда нужно закрыть лицо. Брат-близнец. Даже если его обезобразить, все равно – овал лица, походка, да и многое другое выдадут в узнике схожесть с королем. Возникнут подозрения. А это ни к чему.

– Надеюсь, мы поступили правильно.

– Нет смысла сомневаться. Мы всего лишь исполнители. История сама не пишется, и лучшему будущему нужно помочь, иначе изменится уже наша судьба. Зато благодаря нашим действиям человек, заплативший корпорации деньги, увеличит свое состояние вдвое. Это поможет укрепиться империи, а это очень важно. Если сейчас начнется мировая война, погибнут тысячи тысяч людей. Падет император, начнется гражданская война… Уверяю вас, России это не нужно.

Еще раз скосив глаза на мальчика, который до конца жизни обречен носить железную маску, я прикрыла глаза и стала ждать. Вера – вот одно из испытаний, как говорил Корнейси. Но стоило моим векам сомкнуться, как тут же услужливо всплыла недавно виденная сцена.

Вздрогнув, я распахнула глаза и уставилась на полки со всякими безделушками и бутылками. Комната была довольно захламленной, с несколькими диванами, воздух здесь был затхлым. И это – дворец! Кошмар!

Вот такими мыслями я пыталась отвлекать себя от впечатлений сегодняшнего дня вплоть до того момента, когда, примерно через полчаса моих раздумий, ручку начали дергать и даже попытались открыть дверь с помощью ключа. Моя защита не подвела.

Через шесть часов изнурительного молчания мы с Алексеем перенеслись обратно. Многочасовая защита комнаты высосала из меня практически все силы, а прыжок через время и расстояние подкосил окончательно.

Едва мое тело оказалось в комнате в Цитадели, я рухнула на пол. Задание было выполнено идеально: в тот день короновали Людовика Четырнадцатого, а его брат остался в истории как Узник в железной маске.

* * *

Алексей Разинский

Когда я увидел, что Ольга падает, то понял, насколько она истощила свои силы. Меня затопил гнев. Как можно быть такой безответственной?!

Подняв с пола обмякшее тело, я положил девушку на диван и легкими пощечинами попытался привести в себя. Результата никакого.

И только после этого я опомнился от растерянности, осознав, что Ольга не просто в обморок упала. Я опрометью бросился за врачом.

Канитель вокруг девушки и косвенным образом меня заняла много времени, после чего, когда я уже мечтал о возможности удалиться в свою комнату, меня нашла секретарь Корнейси.

Поприветствовав ее, я имел возможность наблюдать, как, улыбаясь мне, женщина пропела:

28
{"b":"256042","o":1}