ЛитМир - Электронная Библиотека

– Прости. Забыла, что в нашей жизни нет места чувствам.

– Есть, но не на работе.

Меня нежно обняли и поцеловали. Несколько секунд я наслаждалась сладкой негой, разлившейся по телу.

– Вперед! – шепнули мне, и мы побежали.

Расстояние до стены мы преодолели достаточно быстро, и, остановившись у ее подножья, я с интересом наблюдала, как Алексей вытаскивает из сумки арбалет и веревку с крюком.

– Что ты собираешься делать? – забеспокоилась я.

– Закрепить крюк на стене, чтобы мы смогли с помощью веревки забраться наверх, – пробормотал Разинский, заряжая арбалет.

– Но… Но я не умею лазить по стенам, – растерялась я.

– Наверх карабкаться буду я, а тебя просто подниму следом.

Не нравится мне эта идея. Но вот выстрел сделан – и Разинский уже ловко карабкается вверх. У меня все застыло внутри, когда я смотрела, как он поднимается. Буквально через пару минут силуэт Алексея уже был виден на фоне луны склонившимся немного со стены.

– Смелее, хватайся!

Решительно взявшись за веревку, я нагнулась за сумкой Разинского, и тут над моей головой просвистела стрела. Непроизвольно я активировала щит и уже потом увидела всадников, несущихся ко мне. В ужасе от этого зрелища и забыв про все, я развернулась и побежала незнамо куда, не слушая окриков Алексея.

Мысли в голове путались, и я чисто инстинктивно искала, где бы укрыться. Мою судьбу решило то, что я остановилась, не зная, куда податься, и в этот момент моих ушей достигли топот копыт настигающих меня всадников и отзвуки борьбы на стене.

Обернувшись, я заметила на фоне луны женскую фигурку, жмущуюся к башне, и Алексея, защищающего императрицу. Вокруг него бушевал огонь, но противников было очень много, а на меня летели кони, и до того, как меня затопчут, оставались считаные мгновения…

Видимо, сработал мой инстинкт самосохранения, потому что я неосознанно все силы бросила на щит и выставила его перед собой. Резкий толчок – и я упала на землю, прикрытая алым щитом, на который налетали всадники.

Хруст костей и кровь, окрасившая защиту, заставили меня сжаться. Тошнота подкатила к горлу. Ни лошади, ни люди не выжили при этом столкновении. В реальность меня вернул крик со стороны стены.

Пошатываясь от потери сил, я двинулась к Алексею, формируя на ходу новую защиту, и, приблизившись на максимальное расстояние, я закрыла Разинского, который, увидев красное сияние на своем теле, хищно усмехнулся оставшимся в живых противникам.

Пока Алексей расправлялся с остатками заговорщиков, их глава заметил меня и двинулся прямиком в мою сторону. Китаец с узкими глазами, имени которого я не знала, сейчас готов был меня убить. В его глазах пылал огонь ненависти.

– Ведьма!

Слово, которое можно узнать на всех языках. Может, в чем-то он и прав…

Сейчас мой щит закрывал Алексея, и на себя уже сил не хватало. И именно этот момент дал мне понять: я все еще люблю его и не дам ему умереть. Мне смерть не страшна, куда хуже жить без него…

Нападающий взмахнул мечом, а в следующее мгновение его тело вспыхнуло ярким пламенем.

– Ты с ума сошла? Как ты могла оставить себя без защиты?! – завопил непонятно откуда взявшийся Алексей, когда китаец упал, корчась в агонии.

Перед глазами все закружилось, и я почувствовала, как меня подхватывают крепкие руки, как Разинский ругается, выговаривает, кричит…

А мне просто хотелось полежать в этих теплых родных объятиях. Ведь если мне плохо, то можно? Можно хоть немного побыть в его руках?

К губам что-то прикоснулось.

– Ешь! – прозвучал приказ, и я послушно принялась жевать мясо.

Вновь я открыла глаза, когда над стеной занимался рассвет. На траве рядом с нами сидела женщина, сложив руки на коленях.

– Нам пора. Скоро тут будет император с армией.

С трудом поднявшись при поддержке Алексея, я поняла, что чувствую себя лучше.

– Все закончилось?

– Да, – шепнул Разинский. – Ты была совершенно неподражаема.

Я слегка улыбнулась, услышала далекий топот копыт, и в следующее мгновение мир передо мной сместился.

* * *

Вернувшись обратно, я никак не могла опомниться от пережитого. Мысли в голове метались, и никак не удавалось восстановить дыхание.

Я чудом спаслась и отчасти благодаря Алексею. Посмотрев на мужчину, с тревогой взирающего на меня, я прижалась к его груди.

– Оля, тише, все будет хорошо. Мы выбрались, спаслись, – тихо и горячо шептал мне Разинский.

– Надолго ли? – прошептала я.

В комнату вбежал Корнейси. Как узнал, что что-то случилось, непонятно.

– В кабинет ко мне, немедленно!

– Нельзя ли?.. – начал Разинский.

– Нет!

Сцепив зубы, Алексей положил мою руку себе на локоть и, тактично поддерживая, направился вслед за главой творцов.

В кабинете оказался еще и Джеймс. Я увидела его впервые с того момента, как узнала об их с Алексеем отвратительном плане.

– Присаживайтесь, – приказал Корнейси, разместившись за столом.

– У нас плохие новости? – мрачно спросил Разинский.

– Сегодня убили троих творцов.

Я, совершенно потрясенная, замерла.

– Когда начались покушения, мы заподозрили графа Орлова, – Корнейси виновато кивнул мне. – Вы, господа, начали свое расследование, однако ничего конкретного мы пока так и не узнали.

Мэллори и Разинский озабоченно переглянулись. Я встретилась глазами с Алексеем, он же вгляделся в мое лицо, ища эмоции в ответ на сказанное главой, и… понял: я знаю про его обман. Глаза тревожно сверкнули, брови нахмурились.

– Я устал от обмана и игр, – отчеканил Корнейси. – Теперь, когда покушения на каждого из вас возможны в любой момент, нам надо доверять друг другу и прикрывать спины. Давно корпорация не переживала таких тяжелых времен.

– С доверием – это вы погорячились, – промолвила я.

Разинский, как и Мэллори, поняли, в чью сторону направлен выпад.

– Не думаю, что об этом стоит беспокоиться, – заговорил Алексей. – На Ольгу было организовано покушение во время нашего путешествия в прошлое. В информации о задании вновь были неточные данные, и нам не выдали нужный инструментарий. В итоге из-за этого мы чуть не погибли.

Корнейси устало прикрыл глаза и откинулся на спинку стула.

– Я не знаю, что делать.

– Прошу тебя предоставить нам всю информацию о людях, работающих на Лемнискату и верхушку правительства. Начиная от лакеев и кончая тайными агентами.

– Зачем? – прищурился глава отдела.

– Хочешь помочь – просто сделай, как я попросил. Я пока не знаю всего, у меня только догадки, и если я проявлю к этой информации излишнее внимание, то это не останется незамеченным. А ты можешь, я знаю.

– Хорошо. Как только я добуду сведения, мы соберемся здесь вновь и поговорим. Пора раскрыть карты. Задания временно приостановлены, кроме чрезвычайно важных. Все свободны.

Встав, я направилась к двери, чувствуя спиной взгляд Алексея. Чувства снова нахлынули на меня. Боль, любовь, сомнения. Я понимала, что решающий разговор состоится рано или поздно, и вот этот момент настал.

– Оля…

– Не смейте меня так называть! – крикнула я, устремляясь по коридору к лестнице и вниз. Там меня и нагнал Алексей, схватив за руку.

– Не трогай!

– Раньше ты так не говорила, даже когда узнала про план. Нам нужно поговорить, и мы поговорим.

Это было откровенно, неприкрытое хамство, но меня уже тащили к ближайшей комнате. Приоткрыв дверь, Алексей весьма невежливо пропихнул меня внутрь.

– Не смей со мной так бесцеремонно обращаться! Не смей!

– Я не позволю тебе остаться в заблуждении относительно меня! Ты должна знать правду! – горячился Разинский.

– Так тебя теперь волнует, знаю ли я правду? С каких пор?

– Всегда.

– Ты снова лжешь, и тем самым унижаешь и меня, и себя!

– Нет, ты не права. Кто тебе рассказал? Корнейси?

– Вы оба.

Сейчас я могла уже не притворяться, потому решила сбросить маску и высказать ему все, что давно желала.

59
{"b":"256042","o":1}