ЛитМир - Электронная Библиотека

Ульрих вопросительно посмотрел на Смита. Смит – на меня.

- Это моя соседка.

- Ах да. Куки Ковальски, тридцать четыре года, разведена. Есть ребенок, один, дочь. – Да уж, он действительно сделал домашнее задание. – Впусти ее, Ульрих.

Ульрих отступил в сторону, и Куки с разбегу ворвалась в квартиру, по инерции не сумев вовремя остановиться. Чуть не вписавшись головой в стойку, она резко затормозила и огляделась.

- Привет, Кук, - бодренько поздоровалась я. Куки только переводила взгляд с одного гостя на другого, поэтому я добавила: - Это мои новые друзья. Мы прямо сходу нашли общий язык.

- У них пистолеты.

- Ну, есть такое дело. – Я встала и забрала чашку из ее рук, чтобы налить кофе. Наша общая любовь к райским кофеиновым стартам по утрам породила между нами связь с первого взгляда. Благодаря кофе мы теперь не разлей вода. – Должна признаться, - продолжала я, бросив взгляд на Смита, - не могу с уверенностью сказать, что наши отношения окажутся продолжительными.

Куки все еще глазела на каждого по очереди.

- Потому что у них пушки?

- Мы уже уходим, - сказал Смит, поднимаясь и надевая пиджак.

- Уже уходите? Так скоро?

Он улыбнулся, видимо, решив не реагировать на сарказм, пропитывавший каждое мое слово, и кивнул, проходя мимо.

- Вы забыли упомянуть, на кого работаете, Фрэнк.

- Нет, не забыл. – Он отсалютовал мне и вышел за дверь.

- А он симпатичный, - заметила Куки, - в стиле Джеймса Бонда.

- Все понятно. На Рождество подарю тебе надувного мужика.

- А такие есть? – заинтересовалась она.

Понятия не имею, но, представив себе такую куклу, захихикала.

- Ты почему так рано? – спросила я, вспомнив, что надо удивиться.

- Не спалось, а у тебя свет горел.

- Тогда начнем сегодня пораньше.

Мы чокнулись кружками и выпили, одному богу известно за что.

***

До рассвета мы еще раз приняли душ. Ясное дело, по отдельности. У меня, правда, опять была компания в лице мертвого парня из багажника, и это уже начинало серьезно доставать, потому что брить ноги с гусиной кожей не так уж просто. По дороге в офис мы с Куки увидели солнце, едва-едва краешком вылезшее из-за горизонта. Чуть бледнея вокруг дымчатых облаков, оранжевые и розоватые лучи прочертили небо, чтобы возвестить о начале нового дня. И это было прекрасно. Пока я не споткнулась и не пролила себе на руку кофе.

- Мадам Мариголд? – переспросила Куки заинтригованно и капельку недоверчиво.

- Знаю-знаю, но она что-то знает. Я это знаю. И когда я узнаю, что она знает, мы все будем знать чуточку больше. Знание – сила, детка.

- Ты опять ведешь себя странно.

- Извини, ничего не могу с собой поделать. Мозг в панике. Два предрассветных просыпания подряд. Он не знает, что думать, как поступать. Позже с ним поболтаю. Может, свожу к врачу.

- Надеюсь, списки учеников придут сегодня утром, чтобы я могла начать искать одноклассников Мими. Попробую узнать, разделил ли кто из них ту же участь.

- То есть умер?

- Ну да.

В офис мы поднялись по внешней лестнице. Я напрямик помчалась к кофеварке, чтобы приготовиться к рабочему дню, а Куки проверила факс и взволнованно объявила:

- Пришли.

- Списки? Уже? – Ей-богу, очень быстро.

Включив компьютер, она уселась за свой стол.

- Поохочусь немного. Кто знает, что удастся накопать.

Передняя дверь приемной приоткрылась, в нее нерешительно сунулась голова.

- Вы открыты? – поинтересовался мужчина. Судя по профилю, который мы видели, посетителю было около шестидесяти.

- Конечно, - ответила я, махнув ему, чтобы входил. – Что мы можем для вас сделать?

Он выпрямился, вошел в приемную. За ним зашла женщина приблизительно того же возраста. На мужчине была темно-синяя спортивная куртка, благодаря которой он напоминал спортивного комментатора, седые волосы тщательно причесаны. На женщине безупречно сидел брючный костюм, только недавно вышедший из моды, цвета хаки, который очень подходил к ее светлым волосам. Вслед за ними вплыло облако печали, плотное и почти осязаемое. У них явно какое-то горе.

- Кого-нибудь из вас зовут Чарли Дэвидсон? – спросил мужчина.

- Я Чарли.

Он схватил меня за руку, словно я последняя надежда человечества. Если так, то у человечества большие проблемы. Женщина сделала то же самое. Хрупкая рука казалась дрожащим комком нервов.

- Мисс Дэвидсон, - проговорил джентльмен, обдавая меня запахом дорогого одеколона, - мы родители Мими.

- Вот как? – удивилась я. – Тогда идемте.

Жестом позвав Куки с нами, я повела всех в свой кабинет. Как всегда, готовая к работе, она захватила блокнот для записей.

- А вы, должно быть, Куки? – предположил отец Мими, пожимая Куки руку.

- Да, мистер Маршал, - ответила та, взяв, в свою очередь, за руку его жену. – Миссис Маршал, мне очень жаль, что все так вышло.

- Пожалуйста, зовите меня Ванда. Это Гарольд. Мими нам много о вас рассказывала.

Улыбка Куки чуть померкла между благодарностью и ужасом, когда она жестом предложила им сесть. Потом устрою ей допрос с пристрастием. Я выдвинула для нее стул, а сама уселась за свой стол.

- Полагаю, вам неизвестно, где Мими? – рванула я с места в карьер.

Печальный, но понимающий взгляд Гарольда встретился с моим. Я чувствовала исходящую от него безнадежность, но слабая искорка надежды все же теплилась. Той надежды, которой не было у Уоррена, мужа Мими. Вредный червяк подтачивал меня изнутри, что мистеру Маршалу известно больше, чем может показаться на первый взгляд.

- Я заплачу любые деньги, мисс Дэвидсон. Слышал о вас много хорошего.

А вот это новость. Люди редко хорошо обо мне отзываются. Если только выражение «официально признанная чудила» не перешло в разряд похвалы.

- Мистер Маршал…

- Гарольд, - поправил он.

- Гарольд, я довольно хорошо разбираюсь в людях – это часть того, что я умею. И мне кажется, вы не просто надеетесь, что с Мими все в порядке. Вы словно чего-то ждете, будто знаете что-то, чего не знает никто другой.

Родители Мими переглянулись. В их глазах я четко видела сомнения. Они не знали, могут ли мне доверять.

- Давайте посмотрим, смогу ли я помочь, - предложила я.

Нерешительно кивнув, мистер Маршал дал мне знак продолжать.

- Хорошо. Итак, несколько недель назад Мими стала странно себя вести, но не поделилась с вами, что ее беспокоит.

- Все верно, - сказала Ванда, стискивая лежавшую на коленях сумочку. – Я пыталась достучаться до нее, когда она к нам приезжала. Первого числа каждого месяца она привозит к нам с ночевкой детей. Но она… она… - Голос Ванды оборвался, и она замолчала, чтобы приложить к увлажнившимся глазам салфетку. Муж одной рукой накрыл обе ее ладони.

- Но она кое-что вам рассказала. Может быть, тогда это показалось странным, однако, когда она исчезла, вы сложили два и два.

Ванда ахнула:

- Так и есть, рассказала. А я не поняла… - и снова не смогла договорить.

- Можете рассказать мне, что именно она говорила?

Миссис Маршал опустила глаза, не торопясь выкладывать все, что ей известно. Я чувствовала: ей хочется мне довериться, но после того, что сказала ей Мими, она все и всех подвергает сомнениям.

- Ванда, - проговорила Куки, наклонившись вперед с заботливым выражением лица, - если на этой планете и есть человек, которому я бы доверила свою жизнь, то это сидящая перед вами женщина. Она сделает все, что в человеческих силах – и даже немного больше, – чтобы вернуть вашу дочь в целости и сохранности.

Это самая приятная вещь, какую когда-либо говорила обо мне Куки. Позже мы с ней потолкуем о комментарии по поводу «немного больше», но ведь ничего плохого она не имела в виду. Я должна повысить ей зарплату.

- Продолжай, милая, - подбодрил жену Гарольд.

Вздохнув, Ванда сглотнула, перед тем как заговорить:

29
{"b":"256056","o":1}