ЛитМир - Электронная Библиотека

- Проклятье.

- Ты не будешь лезть на рожон?

- Что? К-к-шшшшшш, ты теряешься. – Я разъединилась, пока он не сказал что-то еще. Если я Лоис Лейн, то Рейес Фэрроу определенно мой Супермен. Мне только надо его найти, пока криптонитовые демоны не завершили начатое.

От меня не укрылся тот факт, что я не видела его целый день. Он умер? Неужели его больше нет? От одной только мысли больно сдавило в груди. Подъезжая к главным воротам тюрьмы, я медленно и глубоко дышала, чтобы успокоиться.

- В газете написано, - снова подала голос Куки, - что у Джанель Йорк осталась сестра, которая сейчас живет в Калифорнии.

- Ого, далековато. Мы к Нилу Госсету, - сказала я охраннику.

Он изучил планшет с зажатым на нем листом бумаги и вытянулся, как солдат по стойке «смирно».

- Вам назначено? 

- Уверена, что да. – Кокетливая улыбка тронула мои губы. – Меня зовут Шарлотта Дэвидсон, а это Куки Ковальски.

Уголки его рта дрогнули в попытке улыбнуться в ответ. Он был слишком молод, чтобы пресытиться, и слишком стар, чтобы быть наивным. Как по мне, самый классный возраст.

- У меня записаны только вы, мисс Дэвидсон, - проговорил он. – Сейчас доложу наверх.

Моя улыбка стала шире. Опыт подсказывает, что так можно открыть больше дверей, чем с АК-47 в руках. Рот охранника так и не шевельнулся, зато глаза улыбнулись мне, перед тем как он отвернулся и пошел к постовой будке.

- Может быть, сестра Джанель приедет на похороны, - добавила Куки. – Позвоню в похоронное бюро, попробую выяснить, как с ней связаться.

Пока она атаковала клавиатуру в поисках номера бюро, охранник успел вернуться. Улыбка все еще пыталась прорваться сквозь жесткую линию его рта.

- Все в порядке. Если поедете этой дорогой, - он показал направо, - то окажетесь прямо у здания, в котором его офис.

- Спасибо.

Через десять минут я в очередной раз оказалась в тюрьме штата. То есть в кабинете Нила Госсета, который расположен в тюрьме штата. Куки осталась в приемной, чтобы продолжить поиски и сделать несколько звонков. Какая она все-таки полезная помощница! Нила я услышала – он поздоровался с Куки и остановился поговорить с Луанн, своим секретарем, которая встретила нас на входе, и которая всякий раз смотрит на меня так, будто я вынашиваю план убийства ее щенка. У нее бледная кожа с отчетливыми следами всех сорока с лишним лет, которая резко контрастирует с короткими черными волосами и темными глазами. Мне всегда было интересно, почему она так зыркает на меня, когда я прихожу. Не настолько интересно, чтобы спросить в лоб, но все же. Из ее эмоций я ощущала только недоверие, хотя в первую нашу встречу не было и его, пока она не узнала, что я пришла из-за Рейеса. Казалось, она стремится его защитить, и только сейчас я удосужилась задуматься, с чего вдруг?

Поблагодарив Луанн, Нил направился к кабинету. Мы с ним вместе учились в школе, но пути наши пересекались редко. В основном потому, что он был придурком. Слава богу, тюремная жизнь его закалила. А еще благодаря одному инциденту Нил кое-что, совсем капельку, знал о Рейесе. Инцидент произошел десять лет назад, когда Рейеса только привезли сюда, и был связан с избиением трех бугаев из местной банды – лучших, так сказать, наемников, которых только можно отыскать в тюремном сообществе. Все закончилось ровно за пятнадцать секунд. Что бы тогда ни увидел Нил, это произвело на него неизгладимое впечатление. И обо мне он знал достаточно, чтобы верить всему, что я скажу, даже если это будет звучать, как бред сумасшедшего. К школе это не имеет никакого отношения – там меня обзывали кто на что горазд, от шизоидной психопатки до Кровавой Мэри. Последнее прозвище было странным, поскольку я редко бывала покрыта кровью. Однако сейчас я могла использовать его новоприобретенную веру в мои способности в свою пользу и очень рассчитывала на его доверие.

Войдя в кабинет, Нил бросил на меня знающий взгляд и уселся за стол. Он был лысеющим бывшим спортсменом и все еще мог похвастать неплохим телосложением, несмотря на очевидную любовь к возлияниям.

- Ты его видела? – спросил Нил, сразу переходя к делу.

Ясненько, он собирается вести себя профессионально. И у него получается. В том, что Нил хочет знать, где Рейес, есть смысл, раз уж он заместитель начальника тюрьмы, из которой тот сбежал.

- Я собиралась задать тебе тот же вопрос.

- То есть ты не знаешь, где он? – заволновался Нил.

- Нет, - ответила я, стараясь выглядеть такой же взволнованной.

Он устало вздохнул, сбрасывая с себя личину заместителя начальника, а следующие его слова удивили меня больше, чем хотелось бы признаться:

- Мы должны найти его, Чарли. Нельзя позволить федеральным маршалам нас обойти.

Тревога пронзила меня и пришпилила к месту.

- Почему ты так говоришь?

- Потому что речь идет о Рейесе Фэрроу, - язвительно заметил Нил. – Я видел, на что он способен. Видел, что он может сделать голыми руками. Одному богу известно, что он натворит, раздобыв оружие. – Он почесал себя по щеке и добавил: - Ты лучше меня знаешь, на что он способен.

И он прав. Да, черт возьми, я намного лучше, чем он, знаю, на что способен Рейес. Если бы Нил хоть на километр приблизился к Городу Посвященных, то поседел бы от страха.

- Они не смогут его остановить, - продолжал он со зловещим выражением лица, - а когда поймут это, сделают все, чтобы его убить.

Представив, что на Рейеса нападет группа маршалов, я стиснула зубы и несколько долгих секунд сидела молча, заперев на замок сердце и разум. Рейес сам об этом говорил. Что в человеческом теле он уязвим. Что его могут убить. Я не знала наверняка, как далеко может зайти Нил, чтобы помочь мне помочь Рейесу, но собиралась это выяснить. Если я хочу, чтобы он мне доверял, то должна доверять ему. И хотя правда, только правда и ничего, кроме правды, может принести больше вреда, чем пользы, Нил видел достаточно, чтобы знать: Рейес – другой вид животного. Этим знанием я и воспользуюсь, чтобы заманить его на свою сторону, а сведения, содержащие слова «ангел смерти» и «сын Сатаны», приберегу на другой день.

- Я не знаю, где он, - начала я, совершая гигантский прыжок веры ему навстречу, - но знаю, что за ним охотятся и что он ранен.

Мои слова ошеломили Нила. Лицо осталось безразличным (настоящий ценитель покера бился бы в конвульсиях от зависти), но, как только я договорила, уровень его эмоций подскочил, и в тот же миг я поняла, что нашла правильный путь. Он не разозлился на меня за то, что я знаю такие подробности о Рейесе, и не горел желанием пуститься на охоту за своим заключенным. В мерцании его глаз не было ни единой мысли о том, какие почести его ждут, если он вернет сбежавшего преступника.

Нет. Нил испугался. Похоже, он действительно беспокоился о Рейесе. Меня это удивило. Все-таки он каждый день работает с сотнями заключенных. Разумеется, сочувствие играет большую роль в его профессии. Возможно, кто-то считает, что разочарование в людях само по себе отодвинет истинное беспокойство на задний план, но я чувствовала связь между Нилом и Рейесом. Может быть, Нил привязался к нему, потому что тот слишком долго сидел в этой тюрьме, а сам Нил давно знал, что Рейес – больше, чем простой смертный. Я бы поцеловала Госсета в губы здесь и сейчас, если бы в школе он не вел себя со мной, как последний козел. Поняв, что он на моей стороне – а значит, и на стороне Рейеса, – я испытала прилив облегчения, ослабивший напряжение у меня в животе. Как минимум на минутку.

- Откуда ты знаешь, что он ранен? – спросил Нил, и я буквально ощутила, как в нем борются эмоции. Тревога. Сочувствие. Страх. Они плотно окутали его, а потом ударили прямо в меня, закрутились во мне, как удушающий дым.

Моргнув, я постаралась взять себя в руки.

- Я собираюсь кое-что тебе поведать, - заявила я, надеясь, что мой прыжок веры не завершится аварийной посадкой на кактусовом поле. Потому что на кактусы падать больно, согласитесь. – И ты же понимаешь, что для этого нужно быть человеком широких взглядов, открыть свой разум и все такое?

34
{"b":"256056","o":1}