ЛитМир - Электронная Библиотека

Наградив Злого Мертафа еще одним мощным пинком, Ульрих кивнул мне, проходя мимо, и забрался на заднее сиденье. Меня посетило подозрение, что больше я никогда их не увижу. Когда джип отъехал, из своего убежища вышли Куки и Мими, и через мгновение я стала участницей самых крепких групповых объятий из всех, в которых мне доводилось участвовать.

***

Стены зданий окрасились отсветами синих и красных огней, когда переулок загородила куча машин полиции и неотложки. Два медика загружали в карету «скорой помощи» скованного наручниками Злого Мертафа. Еще один осматривал Халка, у которого, как выяснилось, тоже было сотрясение. Он много стонал. Кто-кто, а я-то знала, каково ему сейчас. Только я вышла вперед, чтобы еще раз взглянуть на Злого, как ко мне подошли двое в костюмах с иголочки. Что-то в последнее время перебор с такими костюмами. Наверное, в «Диллардсе» распродажа.

- Мисс Дэвидсон? – спросил один из них.

Я кивнула. Теперь, когда все закончилось, спина саднила. Злой Мертаф испортил идеально сидящую на мне куртку, оставив заодно нечто вроде трещины поперек позвоночника. Я скорчилась, пытаясь хоть немного уменьшить дискомфорт.

- Мы из ФБР. Я агент Фостер, - он протянул мне удостоверение, - а это специальный агент Пауэрс.

Я фыркнула:

- Ага, слыхала я такое.

На лице агента Фостера не дрогнул ни один мускул.

- Мы об этом осведомлены. Поэтому хотели переговорить с вами, перед тем как допросить того человека.

Я посмотрела на «скорую», в которой лежал Злой Мертаф.

- Кажется, вам придется потрудиться.

- Ни на минуту нельзя тебя оставить! – проворчал дядя Боб, подходя ко мне.

- Видимо, я еду в участок, - сказала я агентам.

- Встретимся там, - ответил Фостер.

- Ты ранена? Как твоя голова? – забеспокоился Диби. Он такой душка!

- Лучше, чем твоя. Ты не думал об электрошоковой терапии?

Он глубоко вздохнул:

- Все еще злишься на меня, значит.

- Да неужели?

***

Выяснилось, что Злой Мертаф и Злой Риггз родственники. Вроде как двою- или троюродные братья. Новость века. Оба были родом из Миннесоты и попадали в неприятности всю свою жизнь. Однако ничего похожего на убийство. По крайней мере у нас такой информации не имелось.

К нашему приезду участок напоминал тающий ледник старых и новых дел. На горизонте уже прожигало себе путь утро. Мими давала показания в комнате для допросов. Куки оставалась рядом с ней в качестве группы поддержки. Обеим дали по одеялу и по чашке горячего шоколада. Учитывая обстоятельства, со стороны обе казались спокойными. Приехали и родители Мими, которые тоже находились в комнате для допросов. Не в силах отпустить, отец продолжал обнимать Мими, отчего ей, вероятно, было неудобно пить какао, но не думаю, что она была против. Нельзя быть слишком взрослой, чтобы отвергнуть отцовские объятия. Я же просто наблюдала и могла с уверенностью утверждать, что за это время распаковали немало старых чемоданов, из которых посыпались горы грязного белья.

Дядя Боб работал над тем, чтобы с Уоррена сняли обвинения. А еще он позвонил Кайлу Киршу, который должен был появиться с минуты на минуту.

- Маловато им заплатили, - заявил Диби, подходя ко мне с пачкой документов в руках. Я наливала сливки в чашку с кофе и пыталась удержать на плечах одеяло, чтобы скрыть порез на спине. – На банковских счетах кузенов Кокс по пятьдесят тысяч баксов.

- А кто такие кузены Кокс?

Он вздохнул. Это было забавно.

- Люди, которые тебя похитили. Один из них сегодня пытался убить тебя в темном переулке. Арт и Уильям Кокс. Припоминаешь?

- Само собой. Просто хотела, чтобы ты еще раз сказал «Кокс». И, учитывая их решительный настрой, - я отпила кофе, - им наверняка пообещали больше, когда все будет сделано.

- Не сомневаюсь. Но мы не можем проследить, откуда присылались деньги. Кстати, мертвый стрелок из мотеля был их тюремным приятелем. Сейчас проверяют его финансовые отчеты.

Я отвернулась, когда заметила, что в участок спешит Кайл Кирш с двумя телохранителями. Я узнала его по плакатам предвыборной кампании. Он остановился возле дежурного, чтобы о чем-то спросить, и в тот же миг из комнаты для допросов появилась Мими, которая помчалась прямо в его объятия.

- Ты как? – спросила она.

- Я? – поразился он. – Это у тебя надо спросить. Что произошло?

- Тот человек пришел за мной, а Куки и ее начальница, Чарли, спасли мне жизнь.

Я съежилась. С ее стороны было мило не упомянуть о том, что как раз из-за нас ее чуть и не убили.

Дядя Боб подошел к ним и протянул Кайлу руку, поздоровавшись:

- Конгрессмен.

- Вы детектив Дэвидсон? – спросил Кайл, пожав руку Диби.

- Да, сэр. Спасибо, что приехали. Могу я вам что-нибудь предложить, прежде чем мы начнем?

Кайл согласился дать показания, настаивая на том, что ему нечего скрывать. Он еще раз обнял Мими и с печальной улыбкой сказал ей:

- Вот, кажется, и все.

- Рано или поздно мы должны были это сделать.

- Верно.

Арестуют ли их за то, что не пришли раньше? Я надеялась, что нет. В этой истории они тоже были жертвами.

- Это Чарли Дэвидсон, - сказала Мими, заметив меня.

Кайл взял меня за руку:

- Я вам очень обязан.

- Уоррен! – Я и глазом моргнуть не успела, как Мими оказалась в руках мужа, который выглядел все таким же измотанным, каким я его помнила.

Я снова посмотрела на Кайла и пробурчала себе под нос:

- Очень неприятно вам это говорить, но довольно долгое время я считала, что за всеми этими убийствами стоите вы.

Он понимающе улыбнулся:

- Я вас не виню, но уверяю, - он повернулся к дяде Бобу, - я к ним никакого отношения не имею. Я виноват, да, но не в убийствах. – Кайл достал сотовый. – Я знаю, меня вызвали на допрос, но вы не будете против, если я позвоню матери? Никак не могу дозвониться до отца. Наверное, он поехал на рыбалку – туда он сотовый никогда не берет. Я только хочу рассказать им, где я и что происходит, пока они не увидели это в новостях.

- Разумеется, - отозвался Диби.

- Спасибо, - поблагодарил Кайл, уже собираясь отойти в сторонку. – Мама гостит у бабушки в Миннесоте.

Мы с дядей Бобом застыли. Шагнув вперед, я опустила руку Кайла, в которой он держал прижатый к уху телефон.

Нахмурившись, он закрыл сотовый.

- В чем дело?

- Кайл… Конгрессмен…

- Можете называть меня Кайл.

- Наши подозреваемые были наемниками из Миннесоты. Вы рассказывали о том, что произошло в Руисе, вашей маме или бабушке? Или хотя бы о том, что Томми Запата собирался сознаться в содеянном?

Кайл удивленно моргнул, переваривая мои слова, а потом отвернулся. Он был потрясен.

- Кайл, каждый, кто был в ту ночь в комнате с Ханой Инсинья, мертв. Кроме вас с Мими. И поверьте мне: Мими сейчас не было бы здесь, если бы те люди до нее добрались. – Я осторожно коснулась его плеча. – Получается, что остаетесь только вы.

Он прикрыл глаза рукой и глубоко вздохнул.

- Ваша мама случайно не одалживала у вас недавно сто тысяч долларов?

- Нет, - ответил Кайл с выражением смирения на лице. – Моя мать из обеспеченной семьи. Ей никогда не было нужды занимать у меня деньги.

Теперь понятно, откуда такой роскошный дом, где она жила с шерифом в отставке.

- Как по-вашему, она способна на…

- Поверьте, более чем способна. – В голосе Кайла звучала холодная, неумолимая горечь. – Я рассказал ей все, что произошло, в ту же ночь, двадцать лет назад. Она заставила меня поклясться, что я не проговорюсь отцу. Уверяла, что меня арестуют, что люди станут винить меня так же, как остальных. Как только начались летние каникулы, она отправила меня к бабушке.

- То есть все это время она знала? – переспросил дядя Боб.

Кайл кивнул:

- Когда я рассказал ей, что собираюсь во всем сознаться вместе с Томми, она вышла из себя. Сказала, что все не важно. Важен только Сенат. А потом и пост президента. – Его смех был горьким и грубоватым. – Так или иначе, это невозможно. Рано или поздно общественность узнала бы о моем прошлом. И о моей жизни. Таких, как я, в президенты не берут. Но мама настаивала, чтобы я попытался. И начал с Сената. – Он серьезно посмотрел на меня. – Эта женщина не в себе.

61
{"b":"256056","o":1}