ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Имело смысл входить в реку в подводном положении, благо глубина позволяла. Так и сделали.

Поднявшись вверх по течению, офицеры решили замаскировать субмарину под один из плавучих островков и плыть дальше в надводном положении. А дальше по ситуации.

…Всплыли с таким расчетом, чтобы попасть в момент, когда ночь заканчивалась и плавно перетекала в рассвет. Ближайший берег широкой реки представлял собой беспрерывную цепь густого болотистого леса. Впечатление было унылое. В это время года Амазонка выходила из берегов и затопляла прибрежные земли.

Тут и там пестрели тропические цветы, виднелись древовидные папоротники, фантастические губчатые растения или редкостно красивые орхидеи, корни которых цеплялись к стволам деревьев. С приближением рассвета лес просыпался. И отовсюду слышался непрекращающийся гул, свидетельствующий о бурной жизни джунглей.

Ни один художник с самой богатой фантазией не смог бы подобрать такие сочетания красок и форм, постоянно меняющихся, как в калейдоскопе, обнаруживая все новые диковинки. Высокую, стройную пальму в ее простоватой красоте можно увидеть рядом со светлым стволом дерева эмбоба, верхушка которого имеет форму зонтика. Стволы лесных исполинов задрапированы лианами, корни которых свешиваются вниз до самой воды или переплетаются, образуя густую завесу из листьев.

Стаи маленьких попугайчиков с громким писком пролетели над головами моряков и пропали за деревьями. Крупные попугаи — красные, зеленые и белые — летали парами, издавая пронзительные крики.

Ренг приказал на самом малом ходу приблизиться к берегу. Пора было воплотить в жизнь идею — замаскировать подлодку под плавучий остров. Истосковавшиеся по солнцу матросы под командой рыжего боцмана один за другим выбирались из рубочного люка на палубу. Вслед за ними высадились вооруженные автоматами десантники. Кемпке сжимал в руках карабин.

После тщательных промеров с носа выбрали место, где глубина позволяла максимально близко подойти к берегу.

Подводники, ступившие на берег тропического леса Амазонки, еще не знали, что человек, попавший в него, дважды испытывает острую радость: в первый момент, когда, ослепленный дивными красками джунглей, он думает, что попал в рай, и потом, когда, на грани отчаяния, он наконец сбегает из этого «зеленого ада». Круглый год здесь царят нестерпимая жара в паре с душным воздухом. В течение девяти месяцев огромную территорию леса захлестывает половодье. Множество неведомых болезней притаилось в болотах. Тучи москитов и комаров, укусы которых разносят малярию, муравьи, сжирающие все живое на своем пути, ядовитые змеи, смертоносные пауки, хищные животные — все это делает леса Амазонки поистине проклятым местом. В особенности для белого человека, возжелавшего найти и забрать то, что не принадлежит ему.

Подводники занимались маскировкой судна. Пассажиры, навязанные им чужой волей, взяли на себя охрану.

Непроходимый лабиринт тропических джунглей начинался сразу, как нога ступала на берег. Моряки вооружились топорами, пилами и длинными ножами, в добровольно-принудительном порядке «одолженными» у кока. Повелитель сковородок и кастрюль долго вопил и расстался с любовно наточенным инвентарем только после того, как ему лично капитан приказал заткнуться и не мешать экипажу бороться за общее выживание и будущую победу.

Вдруг среди электриков, занятых срезанием камыша, началась суматоха. Они побросали пучки зелени и опрометью бросились от воды. Виновницей паники оказалась длинная полосатая змея. Невозмутимо скользнув с берега, она без всплеска ушла под воду. Моряки заметили в этом месте какое-то странное движение и, вглядевшись, увидели еще несколько гибких туловищ водяных змей, извивавшихся между стеблями камыша, торчащими из воды. Наверное, они потревожили логово ядовитых гадов. Прерванная работа возобновилась, но уже на достаточном удалении от опасного места. Неожиданности на этом не закончились, а, как оказалось, только начались.

Один из подводников наткнулся в прибрежном иле на гнездо аллигаторов. Оно было сплетено из сухих веток и скреплено илом. Внутри лежали крупные продолговатые яйца. Вокруг него сгрудились рубщики камыша. Они с любопытством разглядывали кладку, позабыв об осторожности, как вдруг раздался сильный плеск воды и громкие крики с палубы. Обернувшись, моряки увидели, как одно из притопленных в реке бревен медленно разворачивается и направляется в их сторону, набирая скорость. Огромный шестиметровый аллигатор сообразил, откуда исходит угроза его будущему потомству, и готовился к нападению. Он приближался к берегу, увеличиваясь на глазах. Заботливая мамаша атаковала моряков. Подводники поспешно отступали, побросав срезанный камыш. Нестройной толпой они карабкались на берег в безопасное место. Один из них отстал. Его ноги глубоко увязли в прибрежном иле. Аллигатор быстро сориентировался, выбрав его в жертву. По иронии судьбы это он обнаружил и первым начал разбирать гнездо с яйцами. Рептилия остановилась в метре от подводника перед последним броском и раскрыла челюсти, обнажив два ряда острых блестящих зубов.

Раздался щелчок снятого с предохранителя затвора — и вслед за ним выстрел. На верху рубки стоял штурмбаннфюрер с винтовкой в руках, опершись локтями на леерное ограждение. Он был выше всех, и, на счастье моряков и горе аллигатора, вся картина происшествия была у него как на ладони.

Перевесившись через ограждение, Кемпке менторским тоном сообщил сбившимся в кучу морякам: «Уязвимое место есть у любой драконоподобной рептилии. Оно там, откуда расходятся челюсти. Еще с древности охотники-„беовульфы“ называют его „конец улыбки“. Вот туда и надо бить». Парашютисты никак не отреагировали на высказывание Отто. Похоже, для них это не было новостью. А вот Август и Генрих одновременно кивнули, приняв информацию к сведению. Они, как губка, впитывали любые сведения о том, как можно живое поскорее сделать мертвым. Всегда пригодится на будущее. Так сказать, специфика службы обязывала. Наглядное подтверждение слов командира было перед ними. Аллигатор неподвижно застыл в камышах, не подавая признаков жизни. С нарезкой камыша подводники решили закончить, переключившись на срезание зелени подальше от опасной прибрежной полосы. Под охраной пулеметчика и автоматчиков матросы, озираясь, продолжили работу.

Теперь боцману не приходилось подгонять подчиненных. Все уже и так прекрасно понимали: чем быстрее они покончат с маскировкой, тем быстрее уберутся с опасной суши. Подводники мечтали за время длительного океанского похода ступить на твердую землю, но надежды не оправдались. Опостылевший вонючий стальной корпус туши субмарины теперь с особой силой казался родным домом. Хотелось побыстрее попасть в отсеки, знакомые до последней заклепки, закрыть люк рубочного люка и отгородиться надежной броней от жадных до человеческой плоти обитателей «зеленого ада».

…Когда все поднялись на борт, капитан придирчиво осмотрел корабль. За короткое время, что лодка стояла у берега, некоторая особенно активная живность успела не просто пробраться на борт, но и просочиться внутрь. Бодро марширующую колонну ярко-красных муравьев перехватили в коридоре, в районе центрального отсека, до того как они успели оккупировать отсеки. Блицкриг — насекомые против человека — не удался. В неравной борьбе мурашей растоптали. Победу в схватке одержали старпом и акустик. Муравьев назвали огненными, места их укусов болели так, как после ожога от сигареты.

Пауку-птицееду, размером с кулак, повезло больше. Ориентируясь на запах, он добрался до камбуза, где и решил остаться на постоянное место жительства. С этим сразу же не согласился кок. Он привык в гордом одиночестве властвовать на своем рабочем месте. Моряк, когда-то в белом, а теперь темно-сером, колпаке на голове, не учел одного — проворства и ловкости мохнатого пассажира.

Первый раз, когда кок его увидел, паук полз по стене, подбираясь к открытой банке с консервированными персиками. Кок вскочил и, недолго думая, попытался раздавить его кулаком, но паук сделал молниеносное движение и очутился в двадцати сантиметрах от того места, по которому пришелся удар.

40
{"b":"256070","o":1}