ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Подсознание может всё!
Как подобрать ключик к любому человеку. Большая книга советов и рекомендаций
Когда пируют львы. И грянул гром
Голова профессора Доуэля. Властелин мира
Трофей для Герцога
Твоя случайная жертва
Лунный посевной календарь на 2020 год
Аптека на вашей кухне. Эффективное лечение приправами и продуктами, которые есть у каждой хозяйки
Обрети Силу для получения Больших Денег!
A
A

Съев свою порцию, старпом поднялся с земли и обошел место привала. Оружие лежало как попало, охраны почти не было. Часовые ели вместе с остальными подводниками, сгрудившимися возле импровизированного пункта раздачи пищи.

Экипаж был одним слаженным боевым механизмом. Но этот механизм действовал без сучка и задоринки, когда был единым целым с подлодкой. На суше моряки выглядели чужаками.

«Конечно, так не воюют, но, с другой стороны, правда и то, что уцелевшие индейцы вряд ли сейчас нападут. Скорее всего, они разбежались по лесу. Сидят где-нибудь в укрытии и ждут, пока мы не подойдем к ним сами или не выйдем на открытое пространство».

Перед тем как шагать дальше, похоронили убитых. Первый бой принес и первые потери у десантников. Наскоро перекусив, немцы двинулись дальше. Маршрут «субмарина — берег — скала Палец Дракона» остался без изменений. Кок, который раньше плелся в конце колонны, еле-еле переставляя ноги, сейчас бодро вышагивал чуть ли не впереди. Легко идти, когда все продукты из рюкзака переместились в желудки товарищей.

* * *

Вахтенный рассматривал в бинокль джунгли. Мощная оптика послушно приблизила лес. Ничего нового. Все одно и то же, разные оттенки зеленого цвета, изредка разбавленные яркими мазками разноцветных попугаев. Вдруг у офицера появилось гадостное и неприятное ощущение, словно рядом с ним кто-то есть. Ощущение близкой беды нахлынуло и не отпускало. Это чувство так быстро нарастало, что он начал крутиться на мостике, ощупывая окрестности в бинокль. Внутренний голос кричал: «Опасность рядом!» Достаточно было посмотреть себе под ноги, и моряк бы смог увидеть то, что вызвало его тревогу. Неясное беспокойство приобретало вполне материальные очертания. Сквозь толщу воды можно было разглядеть существо из галлюцинаций душевнобольного. Бред стал явью. Длинное вытянутое тело с десятью щупальцами, покрытое наростами, медленно покачивалось в такт течению. Щупальца находились в непрерывном движении, подергиваясь и закручиваясь, как змеи. Они были усеяны сотнями присосок размером с тарелку. Челюсти по форме напоминали гигантский клюв попугая. Над ними огромные, не меньше полуметра в поперечнике, выпученные глаза, смотрящие с пренебрежительной ленцой. Гигантский кальмар собственной персоной. Рассказами о таких монстрах, поднимающихся в полнолуние из океанских пучин, бывалые моряки пугали салаг в кубрике после отбоя.

Чудовище обвило щупальцем проплывающий мимо притопленный ствол дерева и одним движением всунуло его между рулем и медленно вращающимся винтом. Раздался глухой стук, и корпус субмарины задрожал. Топляк намертво заклинило между рулем и гребным винтом. Матрос, стоящий на корме, взялся за леерное ограждение, нагнулся над водой, стараясь рассмотреть, что произошло.

Глядя в мутную воду, матрос увидел огромные извивающиеся щупальца, неестественно длинные и толстые, сужающиеся к концу до толщины человеческой лодыжки. Крик застрял в горле. Из воды вылетело щупальце. Стремительной лентой оно обвило человека поперек туловища и одним рывком, оторвав его от палубы, утянуло в глубину. Никто не успел сообразить, что случилось, как гигантский спрут пришел за новой жертвой. Один из комендоров кормового орудия почувствовал осторожное липкое прикосновение к шее и затем острую боль.

Острые присоски с коготками впились в тело. Хруст шейных позвонков — вот и все, что успело отметить потухающее сознание. Тело подводника, с неестественно вывернутой головой, полетело за борт.

С кормы раздался заполошный треск автоматных очередей. Кто-то из матросов решил помочь и полосовал фонтанчиками пуль воду. Напрасно. Пуля из обычного оружия в воде почти сразу теряет скорость и пробивную силу.

Комендор, сидевший на снарядных ящиках к орудию, дико заголосил и, обмотанный змеевидным отростком, оказался за бортом. Стоявший рядом командир артиллерийского расчета попытался схватить его за руку и удержать, но поскользнулся на комке слизи, отвратительно пахнущей аммиаком, и упал за станину. На палубе начался переполох.

Старший вахтенной смены многое повидал, но такое не могло привидеться и в кошмарном сне.

Раздался ни на что не похожий звук. Нечто среднее между стоном и всплеском. Кальмар решил атаковать субмарину в открытую, дальше таиться не имело смысла. Его заметили. От партизанской тактики он перешел к активным действиям. С правого борта вынырнуло на поверхность веретенообразное тело гигантского кальмара, длиной больше двадцати метров. Через миг щупальца вцепились в обшивку и, дотянувшись до палубы, начали ловить разбегающихся в разные стороны людей. Спрут приподнялся над водой. По палубе пробежала волна, поднятая исполинской тушей. Кого-то смыло за борт. Казалось, что подлодка попала в клубок из змей. Куда ни глянь, везде шевелятся бесконечные щупальца. Накатила удушающе омерзительная волна аммиака. Тошнотворный запах перехватывал дыхание, вызывая рвотные спазмы. Плоть и сталь слились в одно целое. Казалось, порождения цивилизации и природы стремятся уничтожить друг друга в смертельном объятии.

Вахтенный офицер вцепился руками в ограждение рубки и никак не мог заставить себя разжать пальцы. Над мостиком поднялись огромные, удивительные, почти человеческие глаза, внимательно глядящие на него в упор. И мощный клюв, который быстро открывался и закрывался, будто что-то пережевывал. «Огонь!» — завизжал офицер. Это были его последние слова. Щупальце настигло его у самого люка. Глухо выстрелило орудие. Снаряд улетел в сторону джунглей, стараясь дотянуться до горизонта. Оставшиеся в живых открыли беспорядочный огонь из «шмайссеров». Промахнуться было невозможно. Но, похоже, кальмару было наплевать на крошечные кусочки стали, впивавшиеся в его тело. Одна автоматная очередь нащупала уязвимое место у монстра. Пули попали в глаз. Брызги отвратительного месива разлетелись вокруг. Из пустой глазницы потекла синяя кровь. Окраска его тела стремительно поменялась с бледно-белой, как у утопленника, на ярко-красную. Остававшийся в реке хвост кальмара судорожно замолотил в воде, поднимая фонтаны брызг. На палубу обрушился водопад.

Автоматы захлебывались длинными очередями. Моряки не успевали сменять расстрелянные магазины. Окривевшее на один глаз чудовище на ощупь находило моряков. Боль только добавила монстру ярости и сил, а заодно и ускорила кровавую развязку. Вода вокруг подлодки порозовела от крови. Все вокруг было опутано щупальцами. Пока щупальца охотились за людьми, кальмар пробовал клювом обшивку на прочность. Челюсти со скрежетом скользили по стали, оставляя глубокие борозды.

Смолк последний автомат. Над рекой повисла тишина. Лишь небольшие волны с тихим плеском толкались в борт.

Вся палуба была покрыта отвратительно пахнущей слизью и синими потеками, как будто разлили ведро краски. Никого из моряков не осталось. О присутствии людей — дежурной вахты и артиллерийских расчетов — осталось лишь одно напоминание: оторванная голова рядом с орудийной станиной.

Разобравшись с подводниками, чудовище нехотя сползло с палубы и ушло под воду. Прогрызть стальную обшивку или открыть люк ему оказалось не по зубам.

Кальмар затаился под днищем. Субмарина обездвижена. Остальные никуда от него не денутся. Рано или поздно все равно вылезут из-под стальной брони. Вечно отсиживаться не получится.

…Привычный шум работающих механизмов перекрыл скрежет, донесшийся со стороны кормовых отсеков. Субмарину ощутимо тряхнуло.

«Е-мое, неужели топляк корпусом поймали?» — обеспокоенно подумал капитан.

Не успел он поднести ко рту микрофон внутренней связи, как из динамика донесся заполошный голос старшины электриков, отвечающих за аккумуляторы:

— Господин капитан-лейтенант, в отсеке течь!

— Отсек задраить! Устранить…

Что устранить, командир не успел скомандовать. Подлодку тряхнуло так, словно по ней нанес удар исполинским молотом великан. С ударом совпало еще одно событие. На палубе началась форменная канонада. Выстрелило носовое орудие. Длинными очередями захлебывалась зенитная установка. В коротких перерывах между крупным калибром встревала сухая трескотня «шмайссеров». Похоже, все, кто был на палубе, одновременно открыли огонь.

56
{"b":"256070","o":1}