ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Со стороны леса раздалась частая дробь выстрелов. Били одной безостановочной очередью. Русские разведчики для создания большей плотности и точности огня применили пулеметный способ стрельбы из автомата. Чтобы оружие при стрельбе длинной очередью не трясло и не разбрасывало пули, «ППШ» ремнем прихватили за ствол дерева. Просто, эффективно и кучно.

Обычно в одну очередь расстреливают один магазин, не больше. Первый огневой налет на колонну длился секунд двадцать. Растянувшийся строй подводников на открытой местности представлял собой идеальную мишень. Трудно промахнуться.

Старпом, не стреляя, просто лежал на земле, пытаясь перевести дух и разобраться в том, что произошло. Все случилось слишком быстро, хотя он почти ждал этого. Офицер нутром почувствовал неладное, когда подводники вышли из леса на широкую прогалину; впереди и справа росли густые заросли кустарника с частоколом деревьев. Русло реки было где-то слева на расстоянии нескольких километров. Он оглянулся и по застывшим в неестественных позах телам моряков понял, что убитых очень много. Уцелевшие подводники, казалось, совсем растерялись. Старпом не мог понять, почему никто не командует. Должен же кто-то командовать. По тому, как лежат тела, стало понятно, что удар нанесли в голову и хвост колонны. Враг рассчитывал уничтожить офицеров, идущих впереди отряда. Вот почему он остался жив.

Главная огневая точка снова ожила, пройдясь свинцовой метлой пуль по залегшим подводникам. Она находилась впереди. Ответного огня все не было. Старпом немного приподнялся, дальше лежала еще одна груда мертвых тел.

Похоже, по ним «работал» пулемет. Он прислушался, стараясь определить на слух, какое оружие использует против них противник, и пришел к выводу, что по ним стреляют еще несколько автоматчиков. Сколько? В разноголосице боя необстрелянному моряку было трудно определить количество вражеских стволов.

Пулеметчик стрелял по залегшим морякам длинными очередями. Офицер огорченно подумал, что враг слишком уверен в себе, раз так неэкономно расходует боеприпасы. В джунглях не стоит зря бросаться патронами. Боекомплект здесь пополнить негде, если только не собрать с убитых.

Рядом лежали подводники. Живые и мертвые. Живые смотрели на офицера, ожидая, что он скомандует им, где и когда они умрут: там, где лежат, или на несколько метров дальше, сейчас или через несколько минут. Старпом вытащил из подсумка гранату и, выдернув чеку, метнул ее в сторону пулеметчика. Она взорвалась в высокой траве, далеко не долетев до кустов. Но все же это был хоть какой-то ответный огонь.

— Чего раскорячились, как полудохлые крабы, — рявкнул офицер, снимая «шмайссер» с предохранителя. — Огонь!

Он прицелился из автомата примерно туда, где находился враг, и, дав короткую очередь, отполз в сторону. Незамедлительно огрызнулся пулеметчик, ответ был гораздо длиннее и уверенней, чем его.

Залегшие подводники пришли в себя. Они начали стрелять, полосуя лес беспорядочными и неприцельными очередями. Падали ветки, срезанные пулями. Джунгли огрызались более точным огнем. Все посторонние звуки растворились в грохоте боя. Невидимый враг продолжал вести наступление. Его интенсивность не снижалась, но теперь отвечали и подводники.

Враг невидим, непонятно, куда стрелять. Но голос командира приказывает: «Огонь! Огонь!» Подводники строчат изо всех сил, но это все равно что пытаться убить океан. Нельзя сразить джунгли.

Старпом пополз к голове залегшей колонны, все больше забираясь в простреливаемую зону и двигаясь все медленней. Он уже хорошо различал очереди из пулемета и автоматов. У чужого оружия был другой звук. Более глухой и частый, нежели у немецких «шмайссеров». Подводник с нарастающим беспокойством гадал: когда же враг ударит в полную силу?

Офицер полз вперед метр за метром, каждую секунду ожидая пулю. Теперь он видел, что авангард колонны пострадал так же сильно, как и замыкающие. Перед ним вповалку лежали трупы. К горлу неожиданно подступила тошнота.

Моряки, те, кто пережил огневой налет, пытались укрыться за еле заметными неровностями почвы. Немцы вели ответный огонь, паля в каждое подозрительное, по их разумению, место.

Старпом дополз до клубка из тел четырех убитых матросов. Среди них лежал моряк, у которого он утром брал дымовые шашки, чтобы скорректировать огонь артиллерии с подлодки. Вот и прорезиненная брезентовая сумка валяется рядом.

Скоро сигнальные лиловые дымы потянулись к небу. Вот только долгожданного горячего «привета» от комендоров подводники так и не дождались. Может, они слишком далеко забрались в джунгли? Комендоры не оставили бы их без артиллерийского прикрытия.

Кок лежал, уткнувшись лицом в землю, закрыв голову руками. «Шмайссер» с полным магазином валялся рядом. Про оружие кашевар забыл, стараясь как можно плотнее вжаться в землю. Он не переставая громко причитал: «Все убиты, все убиты!»

Убитых действительно много. Намного больше, чем в первый раз, когда они столкнулись с индейцами. История с нападением повторилась снова. В этот раз сразу же уложили половину десантников. Перекрестный огонь. Засекут одну огневую точку, тут же начинает стрелять другая. Враг все рассчитал заранее. Заместитель командира отряда Ральке убит. Он шел во главе колонны и, когда началась стрельба, не растерялся, рванув с группой матросов в обход, чтобы оказаться снова впереди. Противник этот обходной маневр предусмотрел: встретили их шквальным огнем. Уложили всех сразу, буквально изрешетили. Атаковали колонну одновременно с нескольких сторон.

Противник продолжал вести непрерывный огонь. Залегшие подводники огрызались очередями из автоматов. К старпому подполз унтер-офицер из трюмной команды и сообщил, что гранатометный расчет убит первой же очередью.

Офицер пополз, разыскивая оружие. Наткнувшись на новенький, без единой царапины гранатомет, он без раздумий схватил его. Старпом ненавидел всякие новинки, не относящиеся к флоту, но «панцершрек» взял в руки с удовольствием, прикинув, что эта штука сейчас сможет сделать. Он прихватил еще три компактных контейнера с ракетами, сколько смог утащить, и пополз вперед, пока не наткнулся на штурмана. Офицер срывающимся голосом отдавал команды. Некоторые моряки пытались атаковать. Но стена пулеметного огня быстро остановила наступающих бойцов. Фигурки матросов, поднявшихся в самоубийственную атаку, нелепо взмахивали руками и, роняя оружие, валились на землю.

Еще несколько раз подводники пытались прорваться вперед. Но каждый раз их останавливал, опрокидывая на землю смертельно-точный огонь «Дегтярева».

В живых осталось два офицера: старпом и штурман. Они пытались объединить вокруг себя разрозненные группы уцелевших моряков.

Старпом отдал лейтенанту «панцершрек», укладки с ракетами и приказал подобрать хорошего матроса. Слово «хороший» он произнес с ударением.

Штурман махнул рукой коренастому обер-фельдфебелю из палубной команды. Когда тот подполз, старпом объяснил свой план. Надо уничтожить главную огневую точку противника — пульсирующий огонек пулемета рядом с огромным поваленным деревом. Он с моряками будет вести интенсивный огонь, прикрывая. А лейтенант с матросом подберутся поближе и уничтожат пулеметное гнездо.

Указав рукой направление обер-фельдфебелю, штурман медленно, очень медленно пополз. Когда они продвинулись примерно на половину пути, снова ударил пулемет — так близко, что лейтенант решил: конец. Но пули легли сзади. Он оглянулся в тот момент, когда ранило его помощника. Второй номер новоиспеченного гранатометного расчета дернулся всем телом и замер, а потом снова пополз, не выпуская контейнеры с боеприпасами из рук. «Отличный моряк, — подумал штурман. — Когда вернемся, буду ходатайствовать о представлении его к награде… Если вернемся». Оба продолжали ползти, по дуге забирая вправо. Когда они наконец добрались до места, откуда можно было произвести прицельный пуск, лейтенант понял, что стрельба подводников практически сошла на нет. Редкие автоматные очереди — плохое огневое прикрытие.

58
{"b":"256070","o":1}