ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктор тут же скинул поклажу, которая все еще казалась ему невыносимо тяжелой, и снова опрокинулся на спину, чувствуя каждую болезненную мышцу тела. Не шевелясь, так он пролежал до сумерек. Только тогда он почувствовал в себе силы подняться с травы и собрать сухие ветки для костра. Он совершенно не чувствовал голода. Поэтому решил больше ничего не делать, а крепко спать. Что он с удовольствием и сделал, как только вспыхнул огонь.

Глава 6

Виктор проснулся довольно поздно. Солнце слепило глаза, отчего не сразу заметил, что он не один. Ошалело подняв голову, он увидел, что возле него сидят смуглолицые люди.

Их было четверо. Они сидели вокруг него на небольшом расстоянии и молча, наблюдали за ним.

Когда Виктор растерянно поднялся на ноги, они тоже все поднялись.

И еще Виктор с удовлетворением отметил, что никакого оружия при себе они не имеют, если не считать небольших серпов, что висели на поясках рядом с сумами, набитых травами.

Эти мужчины были одеты, почти как индейцы одевались. В домотканые опоясанные длинные туники и мокасины. Но больше всего они походили на индейцев кожаными повязками на голове, придерживающие их длинные черные волосы. Если бы с них торчали перья, то точно оказались бы копиями индейцев.

Трое из них были молодые, а один, видимо, их главный, был пожилым, волосами в редкую проседь.

Именно он первый подошел к Виктору и церемонно приложил указательный палец к своей повязке на голове.

Виктор догадался, что это некий знак его приветствия, поэтому сам тоже повторил этот жест.

Главный удовлетворенно кивнул головой и произнес тираду, ни одного слова из которого, естественно, Виктор не понял.

Молодые оставались на местах. Оттуда внимательно следили за ним.

Виктор решил, что можно и с ними попытаться объясняться жестами, уверенный, что уж они поймут его лучше, чем те лягушатники.

Он, указывая пальцем на себя, произнес: «Виктор». Старший кивнул головой, в свою очередь указал на себя: «Симе».

Значит, контакт состоялся, порадовался Виктор. Решил немедленно закрепить свой успех объяснением им ситуации более сложными жестами в стиле «что мы сделали, не скажем, а что делаем, покажем». Теперь он показал на вершину скал и изобразил движение, имитирующее то ли лазание, то ли спускание.

Симе округлил глаза, явно удивленный этой информацией. Остальные меж собой тихо пошушукались. Тем временем Виктор обеими руками попытался указать направление за скалы, сделал на месте несколько пантомимических шагов.

Видать сумел донести до них свою мысль, потому что шушуканья стали громче, а Симе широко развел руки. Как догадался Виктор, этим, должно быть, выражал свое крайнее удивление.

Дальше дело пошло еще легче. Например, показал на солнце, оттопырил перед собой шесть пальцев, лег на траву закрыл глаза и снова быстро встал. А они уже догадались, что пер он до них целых шесть дней.

И вообще ему казалось, что они все его пантомимические жесты слету понимают, что это вовсе не сложно совсем. По крайней мере, Симе кивал, разводил руками, округлял глаза, а молодняк на своем постоянно обсуждал его жестикуляцию.

Исчерпав фантазию, возбужденный Виктор сделал реверанс в сторону Симе, приглашая и его жестами что нибудь объяснить ему.

Симе понял его. Указал в том направлении, куда собирался пробраться Виктор, потом обвел руками молодых людей и присел на траву.

Виктор энергично покивал головой, показывая, что об этом он уже догадался. А Симе вновь указал по направлению поселения и произнес: «рур». Снова сел на траву и повторил: «рур».

Виктор понял, что Симе хочет озвучить для него то ли название поселения, то ли название народа, поэтому сразу же продолжил диалог тем, что показал на себя, потом по направлению поселения, опустился на траву и тоже повторил «рур». На это все они заулыбались, тут же быстро закивали. Симе вновь указал по направлению поселка.

Виктор принял последнее за приглашение пойти с ними. Стал энергично собирать свою, валяющуюся на траве поклажу, навесил их за спину, а острогу взял как посох.

Их старший, Симе пошел вперед, указывая Виктору дорогу, а остальные трое молодых гуськом пристроились позади.

Виктору было и радостно и тревожно одновременно. Радовался, что наконец-то достиг поставленной цели, а тревожно, потому что понятия не имел о нравах людей этого края. А вдруг это банальная ловушка для простаков. Вдруг здесь принято приглашать к себе путника, который поутру обнаруживает себя с накрепко привязанными руками, ногами. А далее — всевозможные исходы…

Виктор, тряхнув головой, отогнал эти жуткие варианты, внимательно пригляделся в лица своего эскорта.

«Вроде вполне добродушные лица, — подумал он. — Но у того старичка из болота тоже вроде была добродушная харя, хоть и тупая. А эти умнее, но, следовательно, более опасные. Уж вряд ли от них удастся при надобности просто отмахнуться палкой. Нет, надобно по дороге еще разобраться с их сутью», — решил он. Поэтому, как только они достигли первого озерка, Виктор жестом пригласил их присесть.

Симе, видимо решил, что гость уже устал и вновь округлил глаза, развел руки, мол, не слишком ли быстро. Но Виктор был тверд в своем намерении попытаться еще по пути их лучше распознать. Он решительно опустился у воды на песочек. Сопровождение вынуждено было подчиниться, что вызвало у Виктора к ним большее доверие.

Элементы насилия пока полностью отсутствовали.

Симе вновь уселся рядом с ним, а молодые — чуть поодаль.

Виктор внимательно понаблюдал за движениями и взглядами старшего, но пока все, вроде было как у адекватных людей. Возможно, перестраховка была излишней, но он не имел права рисковать, и по наивности влететь из огня, да в полымя.

Уже чуть не лишился жизни, одолевая неприступные скалы. Хватит с него.

Виктор показал на озеро, а на песке пальцем изобразил контуры рыбы. Затем ткнул пальцем в открытый рот, мол, голоден, съел бы рыбку.

Симе понимающе улыбнулся, затем повернулся к молодым сопровождающим. Что-то сказал им на своем гортанном языке. Тут же молодые перед ним расстелили кусочек циновки и навалили на нее несколько незнакомых кореньев, что-то вроде одеревеневшей лепешки, маленькие кусочки мяса. Виктор, давно уже не евший, благодарно кивнул им и принялся жевать жесткие, но, как радостно почувствовал язык, сильно просоленные шматки.

От неожиданности он чуть не подавился, когда вдруг до него дошло каким словом Симе только что сопроводил угощение. Он услышал русское слово?

А Симе, радостно улыбаясь, повторил «кушать, кушать».

Виктор застыл с набитым ртом, уставившись на Симе. Потом, чуть придя в себя, переспросил:

— Кушать? Ты знаешь русский?

Но Симе не заговорил после этого с ним на русском. Кажется, он знал только это слово.

Сильно озадаченный этим происшествием, он все время, пока жевал, ломал голову, как такое может произойти, но не находил ответа, собственно, как и на предыдущие загадочные события.

Кое-как дожевав угощение, Виктор поднялся, всем своим видом давая понять, что готов идти дальше.

Он сразу принял решение рискнуть еще раз, интуитивно чувствуя, что риск теперь небольшой. Возможно, с приятным сюрпризом.

Остальные тоже с готовностью поднялись со своих мест. Один из молодых ловко попрятал остатки еды, циновку в свою суму, что висела у каждого из них на боку, и они предыдущим строем двинулись в дальнейший путь к поселению.

Дорога, которая с высоты показалась ему недолгой, на самом деле оказалась довольно долгой. Скорым шагом, без привалов, донельзя усталого, его к вечеру довели до пункта назначения.

При их приближении из ворот высыпали местные жители. Впереди разношерстной толпы оказались их воины, вооруженные копьями.

Они сдержанно ожидали прихода гостей.

Когда до ворот оставалось уже не больше пятидесяти шагов, Симе поднял руку, давая понять, что нужно притормозить, а сам пошел дальше к тем. Что-то на своем стал объяснять воинам, изредка указывая в сторону Виктора.

11
{"b":"256071","o":1}