ЛитМир - Электронная Библиотека

Видно что-то подобное началось и у Максимыча. Потому что тот тупо посмотрел вокруг, потом молча повернулся и, шатаясь, поплелся к чердачному окошку.

«Надо мне быть возле Вали, а не на крыше», подумал Виктор и механически глянул на «командирские». Было без пяти четыре. Выходит, уже полчаса тут торчит.

Он собирался последовать за соседом, когда его взгляд ненароком упал на свет небесного прожектора. Луч медленно, но неуклонно перемещался в его сторону. Еще несколько минут и должен накрыть и эту крышу.

Виктору страстно захотелось выяснить, почему люди сбежали от него. Любопытство было так велико, что он решил повременить с эвакуацией. А то, что кружится голова, ничего страшного. Можно перетерпеть.

Теперь порывы ветра не позволяли ему устойчиво находиться на ногах.

Он решил присесть на черепицы у края чердака, поближе к оконцу, и тут ожидать прихода фиолетового луча.

Тем временем на улицах города оживление не затихало. Теперь светились все видимые окна в округе.

Рязань был взбудоражен не на шутку. Происходило событие из ряда вон выходящее не только над ним, а в небе всей средней полосы России! Нечто невероятное…

Виктор уже заприметил внизу военные транспортеры. Значит, и армию по тревоге подняли. Но что они могут сделать с природным явлением?

Виктор понимал одно, что все в панике, включая и власти и силовые структуры.

Над головой стали слышны пролетающие истребители. Они пролетали высоко над этими странными тучами и поэтому не были видны. Что это может дать военным, если процесс охватывает такую гигантскую территорию?

Тем временем край крыши, на которой восседал сейчас Виктор, уже отливал фиолетовым оттенком.

Мало что сильно кружится голова, так еще стало и в глазах двоиться.

Виктор уже готов был плюнуть на любопытство и немедленно ретироваться в лаз чердака, но этого уже не смог сделать.

Он тут же догадался, что влип в неприятность. В большую неприятность. Потому что ноги ему уже отказываются подчиняться.

«Как так?», поразился он, вспомнив, что видел, как все внизу дружно бежали из-под луча. А он, почему-то, не в состоянии пошевелиться.

Паника медленно занимала свое доминирующее место в его сознании, вытесняя не только чертову любознательность, но и всякие остальные мысли, оставив одно: нужно спасаться! Но как, если все тело парализовало. А до спасительного лаза менее полуметра…

Луч неумолимо приближался. И с его приближением Виктор все больше напрягал охваченную паникой волю, чтобы все же дать деру.

Двоение в глазах перешло в троение, или того больше, когда его целиком накрыл фиолетовый свет.

Сделав невероятное усилие над собой, Виктор сумел преодолеть парализующую силу луча и наконец-то поднялся на трясущихся ногах.

Он не отрывал взгляда от края шевелящегося круга, который уже оказался прямо над головой.

Теперь он мог поклясться, что внутри него происходит нечто невообразимое.

Все мышцы, да, наверняка и все кости, буквально пропитываются пронизывающим насквозь фиолетовым светом.

Он физически чувствовал каждое такое проникновение луча, но не было от этого никакой боли или дискомфорта. Наоборот. Только истома накатила откуда-то взявшаяся, и укутала его плотной пеленой.

Виктор даже блаженство почувствовал от происходящего с ним.

Глаза уже ничего не видели. Он ослеп. Точнее не ослеп, а все вокруг словно залилось краской, непроницаемо молочного цвета, отливающая синевой.

Сколько продлилось его такое состояние, он не знал. Только почувствовал вдруг, что его, наконец, наваждение отпустило. Совсем отпустило.

И он без сил опустился… на высокую траву.

Глава 2

Ярко молочная слепота сменилась слепотой полной тьмы. Однако Виктор, все же, хоть и смутно, но различил возле себя стебельки густой зеленой травы, чем неожиданно проросла крыша дома.

Фиолетового свечения с туч не стало. Только те же причудливой формы серо-черные перепады над головой, но без всяких странных вспышек.

Сразу же Виктора поразила еще одно: образовавшаяся полная тишина в городе. Ни одного светящегося окна домов вокруг.

«Свет вырубили, что ли?», — мелькнула догадка.

«Нужно к Вальке идти. Она боится темноты», — тут же возникла срочная мысль.

Виктор уже легко сумел подняться на ноги, включил фонарь; тут же обмер.

В ярком пучке света фонаря кроме травы вокруг ничего не было. Ни крыши, ни самого дома, ни города вообще.

Среди ночи он стоял на поляне, явно далеко от Рязани.

Первая же мысль была, что загадочное свечение из туч свело его с ума. Но он быстро взял себя в руки; подумал, что, ни один сумасшедший не может знать факт своего сумасшествия. Значит, этим он точно не страдает, раз считает себя сошедшим с ума. По крайней мере, пока.

Вторая идея возникла в потрясенной голове, что это его галлюцинации. А в реальности, левее от него на полуметре — оконце чердака. Стоит ему сделать туда шаг, как он должен физически стукнуться об него, если даже глаза его обманывают.

Собрав волю в кулак и пренебрегая зрением, он сделал большой шаг налево, напрягшись, ожидая столкновения с невидимым препятствием.

Но ничего не произошло. Он явно прошел сквозь оконце.

Виктор сделал еще один шаг, на всякий случай…

Он просто шагал по заросшему полю. В этом уже не было сомнений.

Охнув от досады, он вновь опустился на землю, перебирая комья реальной рыхлой земли, констатировал факт: значит, это и не галики. Значит, я действительно где-то за городом. Черт побери, но как это может произойти?

Мрачные мысли перебирались одна за другой, но ответа, хотя бы предположительного, никак не возникало.

— Ладно, — громко, сам себе дал приказ Виктор. — Успокойся. Значится так. Я за городом. А сейчас… — глянув на циферблат, продолжал он рассуждать вслух. — Сейчас около пяти утра. Скоро должно светать, а там разберемся.

Привыкающие к мраку глаза, да и действительно начинающийся рассвет, дали Виктору возможность различать все большее и большее пространство вокруг себя. Тем более, что тучи заметно поредели и было ясно, что через пару часов их уже совсем не будет. Ну и, слава богу, хотя бы избавится от источника загадок.

Теперь Виктор разглядел справа от себя густые лесопосадки родного города, где он сызмальства собирал грибы. Значит, с утрянки нужно пойти именно туда. А там уж быстренько сориентируется.

Но приглядевшись по левую сторону, Виктор почему-то видел горную гряду, необычайно высокую и покрытую на вершинах снегами, будто Гималаи.

«А вот этого не должно быть точно!», пораженно подумал Виктор.

Откуда тут появились такие горы, не укладывалось в его, и так перегруженной загадочными событиями, голове.

Выходит, вдоль и поперек знакомая территория до неузнаваемости изменилась?

Замученный сомнениями на счет полноценности своего сознания, Виктор со стоном прилег на траву. Но тут же, как ошпаренный вскочил, обуянный новым открытием: совсем не холодно!

Раннее утро грело его не по тому сезону, который существовал час назад. И земля была пригретая так, что можно было на ней спокойно полежать.

— Меня что, в Крым закинуло? — завопил в ярости Виктор.

Тут же вспомнилась булгаковская «Мастер и Маргарита». Он представил себе выражение лица жены, получившую телеграмму из Крыма. От него, вылезшего час назад на крышу, будь она неладна.

«А вдруг здесь не Крым, а Африка», — сам над собой стал насмехаться Виктор.

Он сразу представил себе, как подходит к вождю племени и на пальцах пытается ему объяснить, что он телепортировался к ним только что из России, из славного города Рязань. Садистически задумался, какими жестами ему это сообщить.

Его мрачный юмор прервался недалеким шорохом в ближайших кустах.

Резко обернулся в ту сторону — окаменел.

Перед ним, в шагах десяти или пятнадцати, пригнувшись на лапах, готовился к прыжку неведомый полосатый зверь огромных размеров, смутно напоминающий мутанта из тигровых.

2
{"b":"256071","o":1}