ЛитМир - Электронная Библиотека

— Собирайте всех на площади, — заявил он старцам. — Сейчас состоится самый большой суд руров.

Это было сказано в такой повелительной форме, что ни один из пятерых старцев не усомнился в необходимости такого суда. Поэтому, они просто повернулись, вместе с сопровождающей их толпой, двинулись на площадь. А Сергей вернулся к своим, всех растолкал до полного бодрствования и заявил им, что вот-вот начнет суд над строителями.

Следом развязал пленника от мешка, как следует, потряс его за грудки. Пояснил ему в двух словах, что сейчас должно произойти и что именно он должен сообщить на суде.

— Если хочешь остаться в живых и вернуться в свой дом, ты будешь говорить сразу всю правду. Даю слово, сделаешь это, не дам тебя в обиду. Если начнешь лгать или скрывать что-то, прямо на суде лично сам тебе голову размозжу.

После такого толкового разъяснения, пленник был готов на все, лишь бы остаться в живых.

Они гурьбой вышли на улицу.

Там Сергей отпустил верного охранника, обещав не забыть его за хорошую службу. Они пошли сразу на площадь, так и не помывшись, не позавтракав с долгой дороги.

За это время на площади собралось еще больше народу. Даже дети были тут. Все, плотным кольцом стояли вокруг грудастой, толстопузой статуи Марак. Старики кучковались прямо возле нее.

К ним они и прошли по образовавшемуся в толпе проходу.

Недоуменные взгляды старцев впились на пленника. А профессора пока, как будто, не замечали.

Сергей сразу догадался, что причина тут в том, что они узнали, кого пленил их главнокомандующий.

Эта догадка подтвердилась, когда главный из старейшин удивленно воскликнул:

— Это же жрец старейшин племени этрад!

В толпе поднялся настоящий ор. Сергей призвал успокоиться всем. Став спиной к старцам, лицом к толпе, что являлось неслыханной дерзостью, заговорил:

— Сегодня на площади Марак состоится суд, в котором руры сами будут судьями. Раскрыто большое подлое предательство. Вам самим нужно решать, что делать с предателями. Как мы догадались о сговоре с врагом и как мы пленили жреца племени этрад, долго рассказывать. Поэтому, узнайте пока главное, что за вашей спиной служители касты строителей, в обмен на волшебный порошок, сообщали, и собирались дальше сообщать, правителям северных племен, когда выгодно напасть на нас, чтобы завоевать руров.

При этом заявлении своего главнокомандующего поднялся оглушительный ор толпы. Пленник, что стоял рядом с Сергеем вжал голову, ожидая, что сейчас его разорвут в клочья.

Главный среди старейшин поднял руку, призывая к тишине. Но толпа еще долго не могла успокоиться. Когда, наконец, она настала, старец спросил, обращаясь к толпе:

— Как может главнокомандующий доказать виновность почтенных служителей касты строителей?

— Как? — в ярости повернулся к нему Сергей. — Вот это доказательство!

И он рывком выдвинул трясущегося жреца перед собой.

— Говори! — приказал он ему. И тихо добавил на ухо: — Не забывай, что я тебе говорил.

И жрец, впавший в неизлечимую трясучку, готовый вот-вот описаться от страха заговорил.

Он рассказал всё до мельчайших подробностей, лишь бы выжить.

Как только он замолчал, одновременно в трех различных местах стояния толпы стали избивать строителей. Их так быстро затоптали до смерти, что ни старейшины, ни Сергей ничего не успели предпринять. С ними было быстро покончено страшной народной казнью.

Но толпа на этом не успокоилась. Руки пытались схватить жреца тоже. Но тут стоял Сергей. Он резким движением смел в сторону близко придвинувшихся из толпы, и заорал так, что все в страхе тут же умолкли.

— Он тоже виновен. Но будет отпущен и уйдет к своим. Потому что в этом я дал ему слово, — пояснил Сергей толпе свое поведение. — Кто попытается помешать моему решению, будет убит на месте лично моей этой рукой.

Высоко поднятый кулачище был очень весомым аргументом. Поэтому, возражений больше не поступило. Люди постепенно стали расходиться, оставив на площади три кровавых трупа.

Первое в жизни руров вече завершилось на этой печальной ноте.

Возле статуи остались только старцы, трое друзей и пленный жрец.

Виктор показал глазами Сергею на профессора, который, впал в шоковое состояние. Естественно, кто ни одного слова приговора не понял, но увидел жестокую расправу над троими молодыми людьми. Побледнев как мел, он не мог оторвать взгляда от вида, недалеко друг от друга раскиданных, кровавых трупов.

Сергей ласково положил руку ему на плечо и прошептал:

— Я позже объясню вам, профессор, что тут только что произошло. А пока поверьте мне на слово, всё по справедливости.

Василия Иваныча словно отпустило. Он глянул мутными глазами на Сергея и пробормотал только:

— Я вам верю.

Тем временем, глаза старцев уже были в упор уставлены на профессора. В них читался очевидный вопрос: а это что за гусь сюда пожаловал? При этом явно на них произвело неизгладимое впечатление, что одет он в тунику самого жреца племени этрад, когда тот стоит рядышком в обычном одеянии воина. И к тому же, в окровавленном не своей кровью.

Сергей опередил их вопрос.

— Дух войны послал нам своего звездочета, — бесхитростно придумал он сходу новую легенду.

Глаза старейшин полезли из орбит. А Виктор подумал: не перебор ли это? Недавно появился амулет, потребовавший дом и полный достаток. Теперь возник звездочет. Кого еще им ждать?

А Сергей, как всегда в таких случаях, по-остаповски не мог остановиться. Он отвел старцев подальше от пленного жреца и заговорщически зашептал:

— Дух войны послал его к нам предсказать время похода на северян, — продолжал Сергей пудрить мозги невежественным правителям. — А это значит, что вскоре состоится поход. Будет добычей много их ценностей.

При этих словах глаза старцев засияли неприкрытым жадным блеском, лишний раз доказав, что верно заметила лиса Алиса: на дурака не нужен нож. Покажь ему ты медный грош и делай с ним что хош.

У довольных старцев больше никаких возражений не оказалось против нового фигуранта. Но выяснилось, единственное, что теперь их гложило: как теперь растить новые дома в поселении?

Истребление касты практически положило конец строительству, и им нужно было придумать выход из создавшегося цугцванга. Сергей пообещал им, что из похода на северян они принесут вдосталь порошка. А пока у них нет необходимости в строительстве новых домов хотя бы потому, что ни места не осталось в поселении, ни сил в почве на его территории.

И действительно, каждое следующее строение, точнее выращивание, оказывалось все меньшего и меньшего размера. Еще неизвестно было Сергею, какого размера вырос дом Валентины Петровны. Скорее всего, самый маленький из всех имеющихся. Некогда было пока посмотреть.

Завершив всю эту рутинную разборку, попрощавшись со старцами, друзья сначала решили проводить жреца в обратный путь, и только потом заняться собой.

Не верившего еще в свое благополучное избавление жреца, Сергей вывел за ворота поселения, по пути забрав у охраны пару лепешек ему на дорогу.

Только, когда фигура жреца исчезла далеко за озерцом, докуда они его проводили, Сергей облегченно вздохнул и предложил искупаться перед возвращением.

Спешно скинув барахло, они поплескались в теплой прозрачной воде, пока голод не заставил их выбраться на бережок.

Все втроем они ввалились к Валентине Петровне, которая как раз завершала урок с Семеном.

Сергей с помощью Виктора спешно всех перезнакомил, дав каждому необходимую и достаточную информацию о других, так, чтобы ориентировались меж собой, и потребовал срочный обильный завтрак.

Пока их подруги накрывали скатерть на троих, предложили Семену, так как он живет бобылем, временно приютить у себя профессора, надеясь, что они подружатся и помогут друг другу в освоении языков.

— Валентина Петровна, а вы уже видели свой дом? — поинтересовался, после объедания, Виктор у учительницы.

Оказывается, она даже не знала, что для нее уже построили строители, ныне покойные, личный дом.

31
{"b":"256071","o":1}