ЛитМир - Электронная Библиотека

На дно засыпали горку веток. А Виктор прихватил немного сухой соломы, влез в яму, и запев «дойчен зольдатен, унтер официерен, зондер коммандер нихт капитулирен», под хохот Сергея чиркнул зажигалкой в соломе.

Увидевшие впервые в жизни волшебный огонь, что вспыхнул из ничего, под песнь молитвы с пальцев служителя Духа войны, вся публика замерла в суеверном ступоре. А огонь с соломы перескочил на ветки, и занялось большое кострище.

Сергей не стал ждать, пока работники придут в себя после такого явления огня народу. Он, прикрикивая на них, заставил оторваться от созерцания священного костра и заняться нужным делом, пообещав им и на завтра демонстрацию этого чуда.

А нужно было, пока горит костер, замесить в большом количестве глиняное тесто. Пока в количестве одной трети ямы.

Постоянно оглядываясь на огонь, работяги все же принялись за новую работу.

А тем временем догоревший костер уже начинал остывать, покрывая мелкую гальку слоем древесного угля.

Остывший уголь сверху заложили глиняным тестом.

Теперь ровно из середки этой площадки крупной галькой начали складывать нечто вроде цилиндрической башенки.

Гальку ставили на торец, заполняя между ними просветы, подходящими мелкими. Крепили их остатками того же глиняного теста.

По мере роста башенки ввысь, несколько работников продолжали месить еще глину, чтобы могли подпирать строение. Главное, чтобы не разрушилось уже построенное.

Как башенку, подняли до края ямы, остался последний этап до завершения фундамента: заполнить пустое пространство до стенок таким же глиняным тестом.

В работу были задействованы все, поэтому она относительно быстро завершилась. Постепенно продолжая закладывать стены ямы крупной галькой, наполняли и пространство между ними и башенкой. И вскоре яма уже была заполнена доверху.

Сергей кинул взгляд в сторону палящего солнца и, к радости своих подчиненных, объявил всем отдых до завтрашнего рассвета.

Сегодняшний день оказался для работников особенным: они своими глазами лицезрели волшебный огонь и спешили об этом рассказать тем обделенным, кто остался в поселке.

А Сергею и Виктору ничего сейчас так не хотелось, как пойти искупнуться на озере, что они сразу и претворили в жизнь.

У воды Виктор первый раз столкнулся с местными рыбаками. На двух, скрепленных меж собой длиннющими камышами, долбленках заплывали на средину озера и раскидывали сети.

Друзья уже долго поплавали в теплой воде, когда рыбаки причалили в их сторону и складывали улов в корзины.

Сергей спешно выбрался на берег, подвалил к ним и выпросил непомерно большую рыбину и немного соли.

Прямо на бережку устроили неплохой пикничок из печенного в углях обитателя озера. Теперь, лежа на горячем песку, думали о дальнейших своих планах.

— Как я понимаю, — сказал Сергей, — та лебедка, что ты собираешься собрать, будет с серьезным редуктором. И как нам быть с изготовлением его без токарного и фрезерного станков?

Виктор лег на песок с закинутыми за голову руками, закрыл глаза и, вертя в зубах соломинку, сказал:

— Отливкой. Другого способа тут нет.

— Хм, круто, — явно усомнился Сергей в реальности такого способа. Потом продолжил свои сомнения. — Ладно, расчет зубьев, диаметра как нибудь сделаем. Но как их матрицу будем делать с такой точностью, а?

— Сделаем, — без сомнений в голосе пообещал Виктор. — Ты только необходимые столярные инструменты создай.

— Вот оно что! А что, интересная мысля. — Сергей сразу оживился. — Сначала деревянные детали, потом их формовка. Федору поручим полную доработку деревянных изделий.

— Да. Может быть и интересная, но сложная отливка. Помяни мое слово.

— Плюс шлифовка до ума, — вздохнул Сергей.

— Конечно, — подтвердил Виктор. — Только одна надежда на верноподданный экстаз твоих работников. Пусть стараются денно нощно на благо Гитлера.

— Ладно, друг. — Поднялся Сергей, отряхивая с себя песок. — Одевайся. Пойдем домой расчеты заканчивать.

С большой неохотой Виктор последовал примеру Сергея, и они потопали в поселение, где до ночи корпели над расчетами нужного им редуктора.

Так и уснули до самого рассвета на бумагах с гусиными перьями в руках.

Но как рассвело, Сергей вновь его потряс.

— Вставай, граф. Вас ждут великие дела.

— Это же настоящая эксплуатация человека человеком! — застонал Виктор, совершенно нежелающий подниматься так рано.

Но неумолимый Сергей, уже взяв для него тоже полотенце, потащил его к роднику. По дороге громко запел: «надо, надо умываться по утрам и вечерам».

Позавтракав после утреннего омовения, они сразу же пошли на поляну. Как в прошлый раз, все работники уже были тут.

Глина в яме заметно подсохла. Можно было продолжать строить свою доменную печь.

— Собираем крупные дрова вот в это, — указал Сергей на колодец, образованный башенкой в глине. — Закладывайте с горкой.

Потом повернулся к Виктору.

— Великий из великих героев, призови вновь волшебный огонь, чтобы горели эти дрова.

Услышав о предстоящем шоу, работники тут же забыли что собирались делать и плотно обступили Виктора.

— Что же зажигать, если дров там нет. А ну, быстро подкиньте немного, — потребовал он от зрителей. — И немного соломы дайте мне.

Исполнено было мгновенно.

Виктор, словно Дэвид Коппервильд на сцене, артистично поднял солому над головой, и там уже поджег ее.

Удивленный вздох прокатился по рядам работников. А Виктор с ухмылкой бросил горящую солому в подкинутые на дно дровишки.

На радость зрителям заполыхал еще один священный костер.

Дрова продолжали подкидывать и подкидывать. Огонь свирепо гудел в трубе, выбрасывал языки пламени и искры выше валуна.

Это представление длилось, пока башенка не заполнилась углями до краев.

Пока они остывали, Сергей потребовал большими гальками накрыть остальную глиняную поверхность ямы, сам взял молоток и аккуратно раздробил верхние угольки.

Фундамент доменной печи был готов. Можно было начать возводить горнило.

Начал Сергей с того, что по диаметру видимого отверстия с углями возводили новую глиняную башенку, чуть большего диаметра, чем та, что осталась в яме. Когда она достигла высоты, порядка тридцати, сорока сантиметров, ее дополнительно заложили изнутри глиной, чтобы получалась воронка горлом на углях.

Сергей принес десять длинных камышовых трубок, равномерно проткнул ими воронку почти параллельно фундаменту. Это были будущие воздуходувы. Он потребовал их торчащие части тоже покрыть слоем глины.

На воронку возвели еще с метр высоты стенки горнила. Сергей и в них проделывал маленькие отверстия в определенных местах для слива шлаков.

— Теперь будем разводить священные костры вокруг этой башенки, — обрадовал он работников. — Собирайте тут вокруг десять куч оставшихся сосновых веток.

Когда требование главнокомандующего было исполнено, он демонстративно обратился к Виктору.

— Великий герой, вызови волшебный огонь на факел. И пусть старший кузнец своими руками зажжет эти десять священных костров. Сегодня он избран Духом войны.

Старший мастер зарделся, как помидор и, под завистливые взгляды остальных, торжественно принял из рук великого героя подожженную солому.

Все плотно собрались вокруг. Восхищенно смотрели, как загораются самые обычные костры.

И это театрализованное представление длилось пока не остались одни уголья на месте кострищ.

На этот раз работы завершались и, потому Сергей не помешал им наслаждаться в очередной раз повторенным чудом лично от Адольфа Гитлера.

Как только костры окончательно погасли, а глиняное строение затвердело до каменного состояния, Сергей потребовал от работников собрать весь древесный уголь в одну большую кучу и накрыть шкурами. Затем, они вооружились топорами, чтобы порубить дубовые чурбаки на небольшие кусочки; тоже собрали под шкуры рядом с сосновыми угольками.

Настало время потрудиться кузнецам. Им необходимо было изготовить десять больших мехов с длинными рычагами.

34
{"b":"256071","o":1}