ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь оставалась одна надежда на удачу. Главное, чтоб она явилась, пока судороги не прихватили ноги. Но солнце по-летнему пекло и было терпимо в холодной реке.

Виктор не знал, сколько он уже стоит с занесенной над головой острогой. У него было такое чувство, что уже несколько суток.

Рука аж отекла, когда мелькнула у ног стая серебристых рыб.

Виктор ухнув, кровожадно долбанул по ней своей острогой. А когда извлек из воды свое орудие пропитания, сначала не поверил глазам: на каждой из двух рогов трепыхалась пробитая насквозь рыба. Толстые, жирные, похожие на карпов.

Довольный собой, Виктор выбрался на берег, тем же сколом, на плахе из другой гальки отрубил обеим рыбам головы. Затем тем же сколом пропорол их, вынул внутренности, самих ополоснул в реке и нетерпеливо вонзил зубы в сырятину.

Он ел впервые сырую рыбу, но совершенно не чувствовал неприятных ощущений. Наоборот. Мясо оказалось нежным и вкусным.

Он ел так скоро, что чуть раз не подавился косточкой. Наконец-то насытившись, Виктор повеселел. Теперь можно пуститься и на поиски людей.

Решил идти по течению вдоль реки. Если что, можно повторить «рыбалку». Но он очень надеялся, что дело до второго раза не дойдет. Должны же тут находиться какие-то селения!

Протопав по бережку пару часов, Виктор наткнулся среди прибрежных деревцев ольхи и осины, на россыпь кустов с ярко красными горстями смородины. Это был подарок судьбы. Поэтому он сразу же решил устроить тут привал, чтобы доподкрепиться.

На это ушло у него с полчаса, но он не пожалел потерянного времени. Ягоды были на славу кисло-сладкими и после сырой рыбы казались королевским десертом.

Дальше идти стало легче. Солнце стало греть, словно летом, и сытость в желудке. Все это подняло настроение чуть выше колен, что, в свою очередь, немного отодвинула в сторонку тревогу от непонятностей произошедшего с ним.

Хотелось курить. Он вспомнил про ту пачку, что пихнул вчера в карман.

Увидел, что лежат в ней штук десять сигаретин. Виктор подумал: если в здешних селениях не окажется именно «кент» — он пропал. Привык только к ним.

Потом подумал, что обязательно рано или поздно найдутся. Просто будет курить пока экономно, вот и все.

На этой минорной ноте, он зажал в губах сигаретку, чиркнул зажигалкой. С наслаждением затянувшись, томно потянулся и потопал дальше по бережку.

На пути он не раз засекал стремительно мелькавших в кустах мелких зверюшек, но, слава богу, больше ненормальный тигр не появлялся. Да его и не должно быть тут, думал он с возмущением. Что это за диво мне тогда попалось?

Время шло, а следы поселений все никак не обнаруживались. Постепенно стало темнеть. Голод снова пробуждался.

Эх, придется снова лезть в воду, подумал он с грустью и собрался уже скинуть кроссовки, как услышал позади приглушенный рык.

Он резво развернулся, и вовремя. На него перло что-то черное размером в крупного толстого дога. И явно не с мирными намерениями.

Виктор инстинктивно среагировал правильно. Ударил острогой точно по оскаленной морде. Сильный удар, вкупе с инерцией от столкновения, пришелся удачно по злобным зенкам хищника. Заостренные концы глубоко проникли в мозг, если они у того были. Отдача была сильная, но масса Виктора устояла перед ней. И острога оказалась на редкость прочной, тоже устояла, не надломилась.

Хищник упал мгновенно убитый коварным ударом своей же жертвы. Теперь представился случай близко рассмотреть напавшего хищника. Но Виктор, как ни старался сопоставить увиденное со своими знаниями по зоологии, ничего не выходило. Такое животное он видел впервые в жизни, хотя считал себя достаточно осведомленным человеком.

Оно было совершенно черное, массивное, мускулистое, что-то среднее между волком и кабаном. Клыкастая морда с маленькими ушками, жесткая, торчащая во все стороны, щетина, крючковатый маленький хвостик, большие когтистые лапы.

Что это за диво, терялся в догадках Виктор, откуда оно появилось тут?

Вновь его проняла запоздалая дрожь. Ведь, черт побери, если бы не успел среагировать, что случилось бы с ним! Однозначно — смерть. Самая что ни на есть настоящая, как в фильмах с ужастиками.

Но, тут же в нем пробудилась и злоба. Ах, он хотел пожрать его! Ну, теперь есть чем самому поужинать.

Зло пихнув ногой поверженное чудовище, он кинулся к берегу в поисках новой гальки со сколом. Не найдя подходящую, поэкспериментировал, сам его сделал.

Подходящее орудие дикаря нескоро вышло, но вышло. Правда, получилось побольше предыдущего, зато гораздо острее того.

Тушу дотащил до берега, где и решил разделать ее.

Разделка с непривычки заняло много времени. Уже почти стемнело, когда он откинулся на теплый песок немного отдохнуть.

Теперь у него были два больших шматка, вырезанные со спинки хищника. Остальное можно скинуть в реку, смыть кровь, чтобы не соблазнять других его сотоварищей.

Он так и сделал, найдя на берегу прибитую течением кору, как ковшом полил, место разделки, затем принялся собирать сухостой для костра.

Под деревьями оказалось много подходящих опавших веток. Вскоре уже плясали язычки пламени с рост человека. Тем временем Виктор сложил рядом еще один будущий костер, а рядом с ним насобирал большой запас топлива.

Когда он уже завершил все приготовления, первый костер представлял собой кучу раскаленных углей.

Наступила полная тьма.

От уголька Виктор поджег второй костерок, куда меньшего размера, а на раскаленные угольки первого разложил оба куска вырезки. Оставалось ждать недолго. Только раз перевернуть их, чтобы ужин будет готов.

Поев оба куска жесткой безвкусной добычи, Виктор подкинул в костер еще несколько новых дровишек, калачиком залег между угольками и костром. Очень хотелось спать.

Решил не отказывать себе в этом желании, хотя четко понимал опасность такого решения.

Просто иногда выхода не бывает. Не мог он дойти до нужного места, если не выспится сейчас. Только нужно бдительно спать, вот и всё. Бдительно спать…

И он проспал как убитый до самого утра.

Глава 4

Разбудила его громкая трель птицы на дереве прямо над головой. Открыл глаза, и долго не мог сообразить, где он.

Но тут же все вспомнилось. Он в тревоге вскочил на ноги.

«Ну и олух стоеросовый, — упрекнул себя. — Это означает бдительно спать? Пришли бы ночью братья ужина, совсем бы не проснулся».

Матюкая себя, Виктор поплелся по берегу дальше, в поисках хоть какой нибудь деревеньки.

А люди словно вымерли все. Ни одной живой души в округе.

Виктор прошагал до полудня, так и не встретив никого. Два раза ему попадались кусты смородины и малины, а один раз ему удалось почти с берега наколоть на острогу большую рыбу.

Теперь он не был так сильно голоден, чтоб есть сырым. Поэтому, спокойно развел костерок и на скорую руку обжарил речной дар.

Поев, продолжил поиски граждан этой странной стороны. Но пока безуспешно.

К вечеру Виктор не только отчаялся найти поселение, но и основательно вымотался от постоянного хождения по бережку.

Уже просто не знал что еще можно делать в его положении, как не переть так же дальше. Если бы знал, то обязательно этим воспользовался.

Вскоре по правому берегу проявились признаки заболоченности.

Для полной радости только в топи попасть осталось, с отчаянием думал Виктор, все чаще и чаще опираясь при ходьбе на острогу, как на дорожный посох.

Луг уже покрывали осока да стрелолист. А вдали, уже по обоим берегам колыхались камыши.

Речка неукоснительно направлялась к болоту. Значит, вскоре точно он окажется лакомым кормом местных комаров.

Через некоторое время стали попадаться низкорослые кривые березки вперемежку с такими же неказистыми ивами, покрытыми почти до крон зеленным мхом.

Кроссовки уже оставляли на земле следы, быстро набиравшие мутную жижу.

Насколько мог вглядеться Виктор вдаль, видел только пойму, покрытую ядовито цветущим болотом.

4
{"b":"256071","o":1}