ЛитМир - Электронная Библиотека

— Понял. Сделаю очень точно. Давайте работу.

— А где кругляшки?

Федор вскочил и принес пять кругляков. Большой был с полметра в диаметре. Остальные четыре поменьше. От средних до совсем маленького.

Он разложил их перед Виктором.

Сделана работа была на славу. Как ни искали друзья кронциркулем изъян в толщине дисков, так и не нашли.

— Отличная работа, Федор, — похвалил Виктор. — Только теперь начинается самое трудное и ответственное дело.

Виктор достал давно заготовленный шаблон на зуб шестерен и шаблон на зуб фиксатора. Потом взял из инструментария Федора самый большой циркуль и длинную линейку, на которую уже Федор наносил деления местной метрики.

По этой метрике у Сергея рост оказывался ровно два метра, а у Виктора — метр восемьдесят шесть.

Виктор по записям устанавливал раствор циркуля и на каждом срезе от ствола липы изображал нужную окружность. Потом показал Федору как по их краю ставить шаблон и отмечать его, чтобы в конце вокруг каждой окружности получился венец. Отдельно указал, каким будет венец у стопорной шестерни.

— Их надо вырезать? — догадался Федор.

— Совершенно верно, — подтвердил Виктор. — И очень точно вырезать. У тебя на это уйдет неделя. Раньше не нужно. Иначе запортишь.

Федор, не дожидаясь пока они уйдут, отодвинул портрет Ларугини на край верстака и расставил перед собой диски. Взялся за резак и сразу забыл о гостях.

Он уже работал. А когда работал, ничего вокруг него больше не существовало. Таков был этот одаренный молодой мастер.

Друзьям ничего не оставалось, как уйти по-английски.

Прежде чем посетить старшего кузнеца с презентом, нужно было решить, чем покрыть рукоять его меча. Да и свои тоже нужно было завершить.

Виктор решил попробовать использовать для этих целей куски от трофейного хвоста гронда, что давал еще тогда Миле на обработку.

Мила вернула его, а Виктор вытащил из своих давнишних запасов кусок упругой трубки сванга.

Сначала Виктор, отцепив навершия всех трех мечей, натянул на рукоятки эту трубку, а поверх них туго сели куски хвоста гронда.

В руке оказались приятные на ощупь и надежные рукояти.

Теперь, закрепив обратно навершия, у Виктора были завершенные мечи, которым только требовалось новое крепление на плетеных доспехах. А этим должна была заняться уже Мила.

Друзья сразу пошли в мастерскую дарить старшему кузнецу его подарок и вернуть обратно, хорошо послужившие Виктору, два его клинка.

Когда мастеру сказали, что этот длинный меч изготовлен его бывшим учеником и его помощниками, тот чуть не расплакался от радости.

Гордость так и выпирала из него, когда он любовно осматривал сверкающее лезвие, не находя к чему придраться.

А рукоять вызвал просто восторг, когда узнал чей хвост послужил таким удачным покрытием.

По завершению торжественной части преподношения подарка Сергей попросил старшего мастера выделить двух мальчиков, чтобы они перетаскали до кузницы для него с берега реки три мешка речного песка и мешок глины. Еще нужно будет им просеять этот песок, и могут быть свободны.

Мастер обещал, что сегодня же все организует и они, попрощавшись, пошли к себе заниматься конструкцией лебедки.

Корпус должен был состоять из трех трапеций на лапах, соединенных тремя крепежными перемычками. В отверстиях корпуса редукторной части Виктор планировал установить три вала, которые должны были за счет шести фрикционных передач шестерен создать тягу в полтонны на барабане. Скорость подъема каната оказывалась мизерной. Только на метр за три оборота рычага. Другими словами, в среднем, метр в секунду при энергичном постоянном вращении приводного вала. А это значит, что одна ходка до вершины будет занимать более двух часов труда. И спуск на само плато, около полутора. Но иного выхода добраться до цели друзья не видели.

Заметив, что Сергей приуныл, Виктор пообещал:

— Это только на первый месяц будет тихоход. Мы обязательно соберем самый настоящий быстрый лифт на обе стороны скалы. И, самое главное, не с ручной тягой, а от двигателя. Обещаю.

— Не от электрического ли? — съехидничал Сергей.

— Запросто, — задумчиво и вполне серьезно подтвердил Виктор. — Но сначала гидравлический.

И, почему-то, Сергей вдруг поверил ему.

— Так. Хватит лирики. Займемся конструкцией дальше.

Они склонились в неудобной позе над бумагами, разбросанными по полу, с гусиными перьями в руках вплоть до ужина.

К тому времени друзья заметили, что недалеко от входа в их кузницу возвышаются горки песка и глины, а двое мальчиков вовсю просеивают песок, потом собирают там же в мешок. Старший мастер сдержал свое слово.

В помещение впорхнули женщины с горшками, чашами, лепешками и заворчали на своих мужчин, что создали тут кавардак, не следят за порядком, не вовремя питаются, все прочее, что совсем недавно себе не позволила бы ни одна рурка.

Скорость эмансипации под влиянием уважаемой учительницы была высоченная. Так бы еще со скоростью подъемника решить.

— Малышка, — позвал Сергей свою кралю, у которой уже заметнее округлялся животик. — Послушай меня. Нужно достать сорок теплых одежек. Возможно сделать это до нашего ухода отсюда?

Катя вопросительно оглянулась на Милу.

— Вообще-то, нужно спросить старейшин…

— Не нужно, — как отрезал Сергей. — Сейчас я старейшина. Делайте все необходимое, чтобы у всех были теплые одежды. Кстати, я еще не знаю, как вы одеваетесь зимой.

— Под туники надеваем подкладку из шерсти. На ноги обвязываем шерстяные полосы, а на голову — шерстяную чашу.

— Колпак, а не чашу, — поправил Сергей.

— Колпак, — поправилась Катя. — И всё.

— Понятно, — недовольно проговорил Сергей. — Значит, будем мерзнуть.

— Только не я, — улыбнулся Виктор, поглаживая свой основательно потрепанный спортивный костюм, который он принципиально не желал заменить дурацкой их туникой.

— Эх, а может и мне плюнуть на высокое звание генералиссимуса и тоже переодеться в тот костюм, в чем был, когда попался в когти Катюши?

— Что?! — задохнулась от возмущения Катя. — Кто попал в чьи когти, мы еще должны проверить.

Друзья заулыбались, еще немного поиздевались над своими любимыми женушками, а потом, с аппетитом поужинав, прогнали их и продолжили свое серьезное инженерное дело.

Но не прошло получаса, как с шумом откинулась завеса входа, снова залетели их красавицы в сопровождении Валентины и Семена.

Друзья спешно собрали раскинутые вокруг бумаги, встали навстречу гостям.

— Какие люди! — с радостной улыбкой раскинул могучие лапы Сергей. — Просим, просим к нашему шалашу.

— Рад вас снова видеть, дорогие молодожены, — обрадовался их приходу Виктор. — Присаживайтесь.

Они все расселись по шкурам. Мила и Катя пристроились вплотную с обеих сторон к своей подруге-учительнице.

— Ну, как идет дорожное строительство? — вопросила Валентина Петровна, беря под ручки девушек.

— Вашими молитвами, уважаемая Валентина Петровна, — ответил Сергей. — Тихо-тихо прокладываем. Авось скоро закончим. Станете в настоящей школе преподавать. С доской, мелом, с партами.

— Дай-то Бог, чтобы так было, ребята.

— Будет обязательно. Ни бог, ни черт нас не остановят.

Семен с Валентиной переглянулись, а Семен сказал:

— Собственно, основная причина нашего теперешнего визита, как раз, поговорить с вами об этом.

— О чем об этом? — не понял Виктор. По выражению Сергея ясно было, что и он не понял.

— О Боге, — пояснила Валентина.

— И чё о нем говорить-то? — поразился Сергей.

Семен поерзал, но потом решительно заговорил:

— Вот ты недавно мне сказал, что нет никаких духов, богов, помнишь? А моя Валя не согласна с вами. Правда, она тоже уверяет, что нет много богов. Есть только один всемогущий Бог на всех. И сын его Иисус, ипостась Бога. Она мне подробно изложила Евангелие. Я хотел бы знать, вы тоже так считаете?

Вопрос оказался ударом ниже пояса.

Полнейшие атеисты, они не хотели лгать другу. Все равно потом узнает, что врали и не очень будет в дальнейшем доверять их словам. А сказать, что все это предрассудки прошлых веков в их прошлом мире, это вызвать на нелепый спор Валентину Петровну, милейшую женщину, но, к их сожалению, оказывается верующей православной.

48
{"b":"256071","o":1}