ЛитМир - Электронная Библиотека

Плоская круглая галька удобно легла в ложе рогатки, а тугая трубка оттянулась аж до самого плеча.

Виктор взял цель, выпустил первый снаряд, вылетевший со страшной скоростью в ближнего полуволка, полукабана.

Вдали, в кустах затрещали ветки. «Промах», стал понятен результат первого выстрела. Виктор спешно заряжал уже следующую пульку.

Во второй раз выстрел оказался более чем удачным, потому что дикий визг огласил всю округу. Галька явно попала зверю в болезненную точку. Скорее всего, в морду, куда он и метил.

Хищник незамедлительно метнулся во мрак, а остальные четверо припустились за ним.

Торжеству Виктора не было границ. Вот это, то оружие, что надо было, победно констатировал он, и вновь привесил рогатку в ее петлю. Теперь Виктор был уверен, что эти точно больше не вернутся. Разве что другие, еще незнакомые с его новым оружием.

Несмотря на такую возбужденность, через час полной тишины и спокойствия вокруг, Виктор снова задремал возле яркого костра, уже до самого рассвета.

Вновь его разбудили птичьи трели. А так бы он все еще спал, да спал.

С тех пор, как он влетел в эту непонятную терра инкогнито, ему никак не удавалось нормально выспаться. А потребность в этом была большая, потому что путешествие пешим ходом с непривычки подкашивала ноги.

Выругав на чем свет стоит перелетных вредин, Виктор поднялся и двинулся дальше вдоль берега реки.

Прохладный ветерок в спину бодрил и он прибавил шагу. Упорное желание найти цивилизованных людей было неистребимо. Не могли же все тут быть как те болотные недоумки. Так, просто, не бывает.

Некоторое время спустя, на дальнем дереве он засек стаю пестрых птиц. Тут же решил испытать рогатку на дальнобойность.

Выстрел можно будет сделать только один раз. Вряд ли эти божьи птички станут дожидаться второй его попытки. Поэтому, он долго тщательно целился, учитывая и ветер, и дальность цели.

Крупная галька, как в прошлые разы, вылетела ошеломляюще мощно и устремилась к, ничего не подозревающим, птицам.

Они все разом вспорхнули с дерева. Их гвалт разнесся тревогой по дальнему лесу.

Виктор припустил к тому месту. Еще издали с ликованием засек под деревом одну недвижимую тушку и одну трепыхающуюся, с переломленным крылом. Виктор подбежал к ней и свернул ее бедовую головку.

Птицы были схожи по очертанию с фазаном, но эти были другие. Точно не фазаны.

Тем не менее, Виктор был уверен, что завтракать он будет деликатесом.

Быстро общипав обе тушки, прочистив от внутренностей, он вернулся к своей реке. Там тщательно их промыл, сожалея, что нет у него хотя бы немного соли, стал разводить большой костер.

Когда образовалась достаточное количество горячих углей, он обе тушки птиц захоронил в них, а сам, скинув шмотки, пошел купаться.

Холодная вода пронизала все тело до не могу, но нужно было смыть накопившуюся дорожную грязь, поэтому, дрожа всем телом, Виктор пару раз понырял. Ожесточенно работая руками, ногами проплыл в сторону середины реки и обратно. Как он ни пытался держать курс, чтобы не сносило течением, все равно оказался метрах в ста от места костра.

Вибрируя всем телом, несмотря на теплый воздух, он припустил к месту стоянки. Как раз вовремя, чтобы достать из углей ароматно пахнущих испеченных псевдофазанчиков.

Завтрак удался на славу. Наевшись до отвала, он даже не захотел заедать ягодами. Можно было продолжить путь, что он не преминул сделать.

Виктор шел по густому высокому травостою по опушке сероольшанника и сожалел, что нет с ним жены. Такую красоту пейзажа жаль было ей, художнице, не видать.

Под ногами стали попадаться среди мятлика и пырея, зеленые лопасти дикого щавеля. Он на ходу их обрывал, собирал поверх галек в патронташ. Пищу нужно разнообразить витаминами.

Впереди чаще замелькали розовые кусты олеандр. Больше стало тех деревцев, которые так выручили его своим упругим покрытием отростков.

«А почему бы не сделать еще и лук?» — вдруг осенила Виктора новая идея. Правда, в отличие от рогатки, ему никогда не приходилось им пользоваться, но что стоит потренироваться, чтобы овладеть этим. Раз в округе бродят столько хищников.

Идея захватила так, что он решил немедленно заняться изготовлением оружия нового поколения, с более эффективной убойной силой.

Для самого лука и для стрел идеально подходил тот же олеандр. Благо, этих кустов тут было хоть отбавляй.

Виктор начал поиски с самых ближайших, а продолжил вглубь леса пока где-то в шагах пятидесяти не встретил то, что упорно искал. Ровненькая ветка была совсем молодая, потому что отливала еще зеленным. Была без сучка и задоринки, идеально гладкая. Диаметр тоже, как он представлял себе лук, был подходящий.

Виктор аккуратно отделил ее от остального куста, потом несколько раз подкинув в руках, скольжением пальцев вдоль, определил, что центр тяжести находится действительно в нужном месте, удовлетворенно отложил в сторону.

Осталось пообрезать веток для самих стрел. Для начала, он решил их сделать штук десять. Всегда можно добавить, если будет необходимость.

Когда он обратным рейсом выбрался назад, на опушку, в руках нес штук двадцать ровных тонких, почти одинаковых по толщине веток. Тут он присел отдохнуть и обдумать что делать дальше.

Ему только не хватало наконечников да оперения.

С оперением было просто: нужно подбить несколько птиц, что вокруг полно порхало. Но как решить вопрос наконечников, он пока не мог сообразить. Поэтому, он решил пока оставить эту проблему в покое, заняться остальным делом. Крайняк, можно их затачивать.

Охота на птиц намечалась уже испытанным методом. Взяв рогатку наизготовку, направился в сторону леса.

Птиц было навалом, но никакая из них не была видна так, чтобы он мог выстрелить. Так он просидел в засаде безрезультатно полдня, не встретив ни одну пернатую жертву. Пришлось вернуться ни с чем, чтобы заняться остальными делами.

Для начала нужно было отрезать самый тонкий из имеющихся на дереве-мутанте длинных отростков.

Подойдя к одному из них, Виктор сразу же решил и вопрос наконечников. На это дело хорошо годились те самые шипы, которыми были покрыты их стволы.

Он сразу же отколупал почти все чешуйки с одного из них сколько доставал его рост, чуть не сломав при этом нож. Но, к счастью, кость выдержала нагрузку. А затем выискал самый тонкий отросток длиной в два метра и, упорно пиля, оторвал его. Затем он вернулся к заготовкам, принялся за сборку.

Прежде всего, он решил усилить центр своего лука, плотно обмотав его одним из жгутов. Сделав необходимые насечки, он однослойно накрутил жгут, покрыв им лук по центру. Не забыл дополнительными витками в самом центре устроить ложе для посадки стрелы. Концы жгута затянул дополнительными узлами для прочности.

Затем принялся за концы лука. На одном вырезал крепежный паз, а на другом — дополнительный паз сверху для нахлеста. Отрезанный свежий отросток он не разделил на ядро и трубку, а как есть прикрепил концом к оконечности. Для большей прочности крепления он концовку затянул жгутом тугими витками. Теперь нужно было на другом конце тетивы сделать петлю, прогнуть лук и зацепить за паз на луке.

Когда он завершил этот этап работы, в его руках уже был двухметровый мощный лук. Он попробовал его на пустую растяжку — тетива с трудом доставала до подбородка.

Слишком тугой вышел, решил Виктор, но переделывать было долго. Решил пока пользоваться таким.

Затем прикинул необходимую длину стрел, которые оказались на глазок чуть более метра. Этот размер он отложил на валяющемся неподалеку бревне. Получил шаблон, а по нему выправил длины всех веток, что собрал для изготовления стрел.

Наконечники тоже должны были быть одинаковыми. На их подгонку Виктор потратил много времени и сил, но результат оказался отличным. Осталось аккуратно расщеплять одни концы, вставлять в них полученные треугольники, туго затягивать их самым тонким жгутом.

Когда он закончил и это дело, он не чувствовал онемевших пальцев. Зато перед ним на траве лежали, хоть и самодельные, но превосходные охотничьи стрелы. Только бы оперение приладить, да нет птиц.

7
{"b":"256071","o":1}