ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктор собрал все стрелы в пучок, перевязав петлями, закинул за спину. Туда же навесил, предварительно освободив тетиву, свой лук, прихватил уже как следует заточенную острогу и, вооруженный до зубов, отправился дальше.

Было время за полдень, когда он засек на дереве еще одну стайку похожих на фазанов. В этот раз они были даже ближе.

Рогатка привычно вскинулась, но заряжена теперь стала сразу двумя маленькими гальками. Шрапнель удался, скинув сразу трех полуживых птиц наземь.

Виктор в первую очередь озаботился своим обедом.

Быстро, аккуратно общипав птиц, он перья сложил под плоский камень, рядом стал разводить костер. Не пригодившиеся ветки олеандра на этот раз он использовал как шампуры, чтобы пожарить тушки птиц на открытом огне, посыпая их вместо соли золой от костра.

Пообедав, занялся сортировкой перьев. Вновь разложил перед собой стрелы, принялся делать пазы под оперение на других концах веток. Каждые два парных пера он затягивал той же тоненькой ниткой от жгутика, накрепко зажимал узлами. Вскоре стрелы были окончательно готовы к охоте. Осталось пристреляться.

Виктор выбрался на песчаный берег реки, где из мокрого песка постарался вылепить нечто размером в тех ночных хищников. Затем он отмерил пятьдесят шагов вдоль реки, глубоко вдохнув, взялся одной рукой за лук, а другой наложил первую самодельную стрелу.

До отказа натянутая стрела с первого же раза стремительно прошила цель, до середины вошла за ней в песок.

Ухмыльнувшись, Виктор отступил еще на десять шагов.

Отсюда он несколько стрел послал мимо цели, пока не пристрелялся так, что все остальные попали.

Виктор был доволен результатами первого раза, но он обещал себе, что будет ежедневно тренироваться, отходя все дальше от цели, пока не найдет предел своих новых возможностей.

Теперь нужно собрать расстрелянные стрелы, чтобы продолжить движение по направлению течения реки.

Ближе к вечеру он заметил далеко впереди контуры бурых скал. А река текла прямо к ним.

Уже отсюда было ясно видно, что это высоченные скалы. Они расходились далеко в стороны перпендикулярно потоку реки.

Их обойти не удастся. Перебраться через них, это еще нужно суметь. Скалолазство никогда не прельщала Виктора. А тут, в одиночку, без страховки, тем более.

Неужели придется отказаться от путеводной реки и попереть куда придется, огорчился Виктор. Но сам себя успокоил тем, что может есть, отсюда не видная, тропа. Там будет видно.

В любом случае он решил пока идти старым маршрутом пока позволительно, а думать — когда уж обстоятельства припрут.

Пока не стемнело, Виктор решил немного порыбачить.

За эти дни, наловчившись ловко орудовать острогой, он вскоре подбил большую рыбину, почти не заходя в воду. Тут же занялся спешным приготовлением ужина.

Поджигая в очередной раз сухостой, Виктор задумался над очередной тревожной проблемой: а что он будет делать, когда кончится газ в баллончике зажигалки, а нормальных людей он еще не найдет?

Эта мысль была так проблематична, что очень захотелось покурить. Но в пачке оставались только пара сигарет. Виктор с сожалением вернул ее в карман.

«Экономика должна быть экономной», — решил он.

Вряд ли ему удастся добывать огонь трением, а кремниев тут найти — искать иголку в стоге. Неужто тогда придется питаться сырым мясом…

Под эти удручающие раздумья он собрался немного выспаться, когда вдалеке разнесся долгий рокочущий рык.

Виктор вскочил, сжимая в руках свою незаменимую теперь острогу, и тревожно поозирался по сторонам.

Но все вокруг было умиротворяюще спокойно. Только река шуршала по бережку да ветер колыхал ветки деревьев.

Если бы не тот рык, который до сих пор вызывает вибрацию во всем теле, можно было бы представить себя туристом на загородной прогулке.

Сна еще долго не было, а в костер он сразу накидал почти весь собранный запас дров. Теперь спешно добирал еще по округе.

При ярком двухметровом огне большая территория была ясно видна, но он понимал, что это ненадолго. В конце концов, закончатся дрова. Ему придется в темноте находиться с тем неизвестным существом, который способен издавать такой парализующий рык. Еще хотя бы знать с какой стороны он раздался. Но акустика местности, да отсутствие всякого такого опыта не дали Виктору возможности понять этого.

Огонь костра вновь уменьшался, а дров вблизи почти не оставалось.

Виктор, обреченно сжимая свою палку, присел спиной к костру, лицом к новоявленным скалам, постарался успокоиться. Почему-то он решил, что источник должен быть там, куда он идет собственными ногами.

Так он просидел довольно долго.

На его «командирских» уже было за двенадцать, когда накопившаяся утомленность постепенно взяла верх над тревогой. Виктор прилег на спину, уставившись в безлунное чистое звездное небо.

Что же с ним могло произойти, думал он в отчаянии. Куда он мог попасть, где столько странного вокруг? А главное: как такое могло произойти на самом деле?

— Валя, где ты, милая? — шептал он со слипающимися глазами и уже почти засыпал, когда ему показалось, большая тень пролетела высоко в небе, загораживая звезды…

Виктор уснул. И беспробудно, без сна, проспал до самого раннего утра.

***

Открыв глаза, он первым делом удивился, что всё еще жив.

Спать в таком соседстве и остаться целым невредимым, да еще хорошо выспаться, это больше чем везение, подумал он прежде чем подняться от давно потухшего костра.

Из-за реки ярко светило низкое солнце. Птицы, как и прежде, заливались трелью в лесу.

Виктор встал, направился к речке умываться. Неплохо было бы и постираться, а то за эти дни весь спортивный костюм замызгал, решил он, на ходу скидывая с себя одёжу.

Постиранное навесил на ветки ближайшего дерева с солнечной стороны, разулся и в чем мать родила, вернулся к речке с острогой. Рыбалка по утрам в изобильной рыбой воде становилась уже традицией. Теперь он уверенный в регулярном успехе, заранее разводил костерок под угли. Пока еще не оказывалась эта предусмотрительность пустой.

Поев рыбьего мясца, он нашел поблизости кустики дикой малины, еще ягодками подкрепился. Теперь и одежда должна была быть сухой. Но она местами не до конца высушилась. Тем не менее, он их надел. Тепло, решил он. На нем тоже могут высохнуть. И приготовился к очередной тренировке в стрельбе из лука.

На этот раз он вылепленную из песка цель оставил в ста шагах от себя. Стрелы много раз прошли мимо цели, а пальцы, натягивающие тугую тетиву, уже начинали мозолиться.

Виктор уныло отложил лук, пошел собирать, улетевшие далеко вперед, стрелы. Заодно отдохнут пальцы.

Вторая серия выстрелов приободрила Виктора: попаданий стало заметно больше. За пару дней тренировок можно было бы набрать достаточно опыта, чтобы стрелять как третьеразрядник.

Прошествовав еще несколько раз путь за отстрелянными стрелами, Виктор решил, что на сегодня достаточно. Пора отправляться в дальнейший путь, к неизведанным скалам.

К полудню впереди замаячил у бурых скал большой водоем, куда и впадала его путеводная река. Выходило, что судьба вела его именно к этому озеру?

Оно было узко вытянутое поперек голубое зеркало, что доходило другим берегом до оснований мегалитических каменных глыб. Вся долина перед ним утопала в высокой траве, до пояса проросшая стрелолистами, осокой и мятликами. Прореженный лесок из ив ближе к берегам и мелких берез, раскиданных тут и там, соседствовали с дубами и уже знакомыми необычными деревцами-мутантами, которых тут оказалось даже больше, чем в раньше пройденных местностях.

С одной из каменных площадок, нависавших над озерным берегом, низвергался узкий водопад, высотой порядка пятидесяти метров, у основания образуя туманный фонтан из брызг. В них теперь играла изумительно яркая радуга.

Потрясенный красотой пейзажа перед ним, Виктор впервые не пожалел, что попал в эту переделку. Видно, красота спасает не только миры, но и отчаявшиеся души.

8
{"b":"256071","o":1}