ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это не храмы. Это наши жилые дома. Там будут удобные жилища для русских. А богов у нас нет, и никогда не будет.

Гости были так потрясены, что недвижимо застыли. Наконец спросили, что, все-таки могут предоставить русские горданам?

Сергей поискал глазами Михаила, подозвал ближе и попросил:

— Принеси сюда несколько образцов своих изделий. Вазы, чаши и тому подобное. Лист оконного стекла тоже захвати.

Михаил убежал на склад. Пока он нес свои стеклянные изделия, Сергей расспрашивал о Гордане у самого переводчика.

Оказывается на предгорье тех далеких гор, что видели они за лесом, раскинулась страна с многотысячным населением, могучей сильной армией. Там несколько городов-крепостей, развитые относительно остальных здешних стран различные производства.

Еще выяснилось, что они часто воюют с многочисленными кочевыми племенами, что передвигаются с места на место по западным бескрайним степям.

Прибежал Михаил в сопровождении Георгия. Они разложили на опустевших лавках стеклянные образцы и лист оконного стекла.

Гость ахнул от такого изобилия незнакомого материала. Каждый внимательно рассмотрел, долго любовался прозрачностью и ровностью оконного стекла. Потом спросил:

— Что за материал такой?

Сергей загадочно улыбнулся:

— Это объяснить трудно. Сложно и долго его добывать из редких камней. Потом изготавливать — еще сложнее. Потому, он очень дорогим получается.

Виктор обалдел от торгашеского вранья друга. Сам, скорее всего, просто рассказал бы как получают стекло, и всё. Но Сергей туго знал свое дело. Собирался выудить максимальную выгоду с торговцев.

Гость охрипшим голосом спросил, сколько могут дать такого, и на что хотят обменять этот дорогой товар?

Тут Сергей огорошил гостей еще больше. Он просил сначала прислать ему по образцу тех минералов, что горданы добывают в своих горах.

— Есть у нас разные руды в горах. Только есть и такие, которыми мы не пользуемся. Только используем, как украшения иногда.

— Все образцы я хочу видеть. Что не плавите, что вообще не используете тоже, — категорично ответил Сергей. — Еще мешок табака. А еще ткани, как на вас, общей длиной в тысяча шагов. И десять животных, на которых вы приехали сюда. Сам отберу. За ткань, табак, что принесете и животных, что сегодня дадите, я сразу предлагаю все то, что лежит на лавке. Забирайте!

По глазам гостей было видно, что Сергей с лихвой переплачивает, но было поздно переигрывать.

— Тогда мы не поедем к северному племени. По сравнению с этими сокровищами там ничего нет, — перевел переводчик, не отрывая глаза от стекляшек. — Мы вернемся, и хозяин сразу вышлет образцы руд.

— Договорились, — поднялся с места Сергей, а за ним остальные. Гости спешно упаковывали стеклянное добро в сумы, а лист стекла понесли вдвоем, как сокровище. — Будьте осторожны. Этот материал легко ломается от тряски и удара.

Потом добавил:

— Сейчас мы вас проводим, а я отберу себе десять ваших животных, как договорились.

Искупавшиеся наемники сейчас торчали у перил Балкона и оттуда сладострастно глазели на пробегавших мимо девушек. Увидев идущих к ним, подтянулись, следом по команде своего хозяина направились к подъемнику.

Сергей прихватил с собой десять молодцов, чтобы транспортировать животных к водопаду.

Добрались до места. Сергей придирчиво разглядывал все двадцать, пока не отобрал восемь кобыл и двух крупных самцов.

Наемникам пришлось возвращаться домой подвое на каждом быке. Но это уже были их проблемы.

Как только процессия повернула назад, Сергей дал команду парням сесть на животных верхом и погнать кругом озера на тот берег.

Впервые в жизни видевшие верховых животных, они не решались взбираться.

Сергей вскочил на одного из них.

— Чего вы боитесь? — пристыдил он их.

Нерешительно вскарабкались и остальные. Только один остался на земле.

— Садись позади, — позвал его Сергей.

Когда последний вскарабкался на круп животного, Сергей тронул пятками бока и двинул своего в сторону берега. За ним, повторяя его движения, тронулись остальные тоже.

Сергей понял, что животное чутко управляется за рога. Хорошо бы еще выяснить, как быстро может скакать. Но сейчас этого делать он опасался. Во-первых, сам еще не умел скакать. Во-вторых, за ним трясутся от страха даже при такой езде. Куда там скакать. Впереди еще проблема обучиться всему этому.

Наконец, под восторженные возгласы, раздающиеся с перил, они добрели до оленьих загонов. Теперь появилась работа для его кавалерии спешно строить этим животным большую конюшню.

Как всегда, Виктору досталось продумать внутреннее устройство новых конюшен. Он и не возражал. Для него это были мелочи жизни.

Застучали топоры, заскрипели пилы сразу десятерых работников. До вечера сколотили, на первый взгляд, неплохую конюшню новому виду транспорта.

Как поднялись друзья наверх, кинулись к ним остальные с одним и тем же вопросом: для чего им нужны такие странные животные? Сергей успокоил толпу и ответил всем сразу:

— Этих животных называйте отныне лошадьми. Ясно вам? А нужны, чтобы на них быстро и долго перемещаться в пути.

Парень рядом с Сергеем засмеялся:

— Они же еле двигаются. Я быстрее их хожу.

— Это ты потом проверишь, можешь ли быстрее этих животных двигаться. Пока мы сами их вынуждали медленно шагать. А как поскачут, попробуй, догони.

Парень вопросительно поднял бровь. Пришлось Сергею рассказывать о возможностях, которые открываются с лошадьми не только при передвижении с места на место, но и при боевых ситуациях, когда стремительно атакующую конницу практически невозможно отразить.

Все, кто был рядом, зачарованно слушали его описания тяжелой кавалерии, идущей рядами в атаку, плотной стеной и выставленными длинными копьями. О неуловимости и опасности для врагов легких лучников на конях, постоянно на ходу осыпающих навесными стрелами.

— А что такое лук? — не понял тот же любознательный парень.

— Когда будет на вооружении — узнаешь, — едва заметно улыбнулся Сергей. — Тоже, как арбалет, только из него можно чаще и дальше стрелять с лошади. Ну, хватит болтать. Работы всех ждут.

Он пошел в сторону моста над потоком, где склонившись к ажурным перилам, стоял задумчивый Виктор.

Когда Сергей оказался рядом, он спросил его:

— Ты считаешь, что мы выживем, если вместо образцов руд пришлют армию?

Сергей и не ожидал, что мысль, которая его гложет с тех пор, как проводили гостей, один к одному мучает Виктора тоже.

Сергей рядом с ним тоже навис над стремительной водой.

Они оба молча, глядели на поток и не знали, что и думать о потенциальных возможностях данной ситуации.

Наконец Сергей выдавил из себя охрипшим голосом:

— Нет. Не выживем. 

Глава 8

Уж в чем — в чем, а в трудолюбии и сообразительности рурам не откажешь. Удивительным был факт их стабильно умеренного характера. Только у старых руров проявлялось некое подобие выраженных характеров. А у молодых он проявлялся только как выдержанность, граничащая с олимпийским спокойствием при любых жизненных ситуациях. Еще ни разу никто из попаданцев не заметил ругань, а тем более, драку среди руров. Даже разговор на повышенных тонах практически не слышался среди них.

Удивительные были люди! При этом врожденная хорошая память позволяла им налету осваивать речь своих руководителей. Даже акцент пропадал через пару недель. Слова не нужно было повторять, чтобы запоминали их значения, и навсегда.

А как они работали! Словно, соревновались меж собой кто лучше.

Пока в сомнениях по результату последствий встречи с горданами тревожились Сергей и Виктор, остальные с энтузиазмом продолжали обустраивать колонию.

Правда, ни Сергей, ни Виктор не сидели без дела ни минуты. Так, Сергей организовал доставку белой глины телегами, колеса которых уже имели рессоры. Завершил отделку жилого дома от и до, и начали строить двухэтажное здание рядом. Протащил подземно общую канализацию до реки, чуть ли не до места глиняного карьера, и там погрузил в огромное шамбо возле реки. А, главное, наконец-то добился огородить поток высокими перилами от пещеры, до края водопада. Дополнительно, место, откуда падает вода, тоже заставил решеткой. Только по завершению этих работ пропало беспокойство за снующих вокруг детишек. Да и сразу освободились от обязанностей нянек десятки, исполняющих их роль на целый день, женщин. Их сразу же завербовал Виктор на ткацкие работы.

20
{"b":"256072","o":1}