ЛитМир - Электронная Библиотека

Передняя стенка должна была иметь метровый проем на уровне, где должна была застывать будущая крица. Он должен был иметь отдельную, сложенную из кирпичей, пробку в металлической оправе, которую можно, вставив в проем, зажимать железной перекладиной.

Прямо над проемом оставляли смотровое отверстие, которое тоже, при необходимости открывалось вытаскивающимся кирпичом.

Первая шахта, что была рассчитана под руду, должна была загружаться сырьем и углем с добавлением извести, сверху, через колошник. А через специально оставленные щели должны были выходить газы отработки. Поэтому необходимо было еще изготовить общий для всех трех шахт большой горновой кожух с вытяжкой из пещеры на плато.

Чтобы дать возможность кузнецам добираться до верха крайней шахты для ее загрузки, нужно было сколотить поодаль с боку печи массивную деревянную стремянку.

Окончательно удалось им завершить установку домна без кожуха только к вечеру следующего дня.

Вышли из пещеры изможденными до предела. У всех, включая профессора, сил оставалось только добраться до своих палаток и закрыть глаза.

А с утра нужно было заново впрягаться в важное дело. Поэтому, как только позавтракали, все заново стали собираться у палатки Сергея.

Сейчас, в первую очередь, необходимо было запустить двухметровое водяное колесо.

Федор из стволов уже изготовил возле выхода потока из низкой щели пещеры, на берегах два массивных остова со скобами в пазах.

Широкие, почти на всю ширину потока, лопасти должны были создавать на валу хорошую мощность.

Толстый вал торчал по обе стороны от потока чуть ли не на метр.

На стороне, выходящей к кузнице, на него было насажено еще одно двухметровое колесо, по краю которого шли частые отверстия с протянутым жгутом, оплетающим окружность на подобии венца шестерни.

Как только они опустили водяное колесо на пазы остова, оно стало со скрипом бешено вращаться. Должно было пройти некоторое время, чтобы скобы пазов и втулки вала меж собой притерлись.

Рядом с ведомым колесом установили, что-то вроде верстака с выдвижным ящиком, из которого торчал еще один вал с квадратным железным концом. На этот конец можно будет надевать колеса для той или иной работы. Но пока готовым было одно колесо для мехов, точно с таким же жгутовым венцом по окружности.

Три больших меха с коленчатыми перекладинами на крышках, Федор уже стационарно закрепил на полке под верстаком.

Он насадил на вал верстака это колесо и выдвинул его до соприкосновения с колесом на валу водяного колеса.

Меха тут же пришли в движение и из их раструбов с шумом, перекрывшим все остальные звуки, ударили мощные струи воздуха.

Сергей довольный донельзя, прижал Федора к груди.

— Здорово! — только и сказал он.

— Это ничто по сравнению с тем, что ты сделал для меня, Сергей.

Теперь осталось только подсоединить раструбы с отверстиями поддувов, а над шахтами навесить горновой кожух, и кузнецам уже некогда будет дыхнуть. Правда, сами ждут плавку с нетерпением.

Кузнецы занялись оставшимися делами, а остальных Сергей повел заготавливать уголь.

Сделали большую яму возле складских пещер, затаскали в нее стволы лиственных пород. Подожгли и сели вокруг отдыхать.

Готовую продукцию перетаскали в пещеру с домной, а теперь уже в официальную кузницу колонии, складывали в дальнем углу за деревянной перегородкой.

К вечеру склад местных дровосеков почти опустошился. Поэтому, с утра необходимо было начать новые заготовки.

За это время кузнецы тоже завершили оставшиеся недоделки. Могли начать работать хоть сейчас. Но Сергей порекомендовал оставить начало до утра следующего дня. А сейчас еще руды подобывать.

Когда друзья пошли к палаткам, встретили возвращающихся братьев лекарей. Несли два мешка и три сумы семян крила. Когда поравнялись, Виктор заприметил торчащие из одной сумы стебельки, застеленные под семенами.

— Это и есть тот самый крил? — спросил он у братьев.

Потом повернулся к Сергею:

— Это же конопля. Выходит, получим конопляное масло.

— А оно как, гореть будет нормально?

— Естественно, — уверенно ответил Виктор. — Изготовим полсотни аргандовых ламп — всю округу осветим. А вот как пахнет при горении, не знаю нужно проверить. У вас есть немного?

— Есть у нас немного. Сейчас принесем, — ответил Валентин.

Они понесли груз к палатам, потом принесли на донышке пиалы густое зеленоватое конопляное масло. Виктор нашел обрывок лоскутка, нацепил на палочку, макнул его один конец в масло, подождал, пока пропитка достигнет до другого конца, и поджег зажигалкой.

На верхнем конце зачадил язычок пламени.

— Нормальный запах, — сказал он Сергею. — И свет будет давать достаточно яркий. Вы, ребята собирайте побольше этих семян, пока погода держится хорошей.

Братья обещали сделать все возможное и ушли.

А Сергей и Виктор направились к возвратившимся девушкам.

— Ну, как идут дела? — спросил их Сергей.

Девушки продемонстрировали свой немалый улов за эти дни.

— Очень даже неплохо. Теперь, завтра пусть тут останутся две желающие. Будут собранный урожай превращать в соду. А остальные, как всегда, к озерцу идут.

— Что с этим будем делать? — спросили они с любопытством.

— Ничего сложного, — заверил Сергей. — Нужно будет спекать с древесным углем. А дальше что делать, потом скажу.

— Серега, пора и нам отдыхать. Ты так не считаешь? — устало проговорил Виктор.

— Да. Конечно. Давай разбежимся на пока. 

Глава 3

Следующие за этими событиями дни оказались чрезвычайно насыщены трудом колонистов и весьма плодотворны по результатам.

Несмотря на то, что спустя несколько дней погода вновь стала портиться, чаще стало моросить, работы ни на минуту не прекращались. И это приносило свои плоды.

Кузнецы работали за десятерых.

Механизация продувки, да еще такой сильной, резко подняла температуру в шахтах, заметно сказалась на ходе процесса и на качестве металла.

К процессу продувки были сделаны Сергеем дополнения. Теперь возле каждой шахты стояла своя большая замкнутая глиняная емкость, которую тоже грели. А воздух из мехов сначала попадал в нее и перегретым шел дальше.

В первой шахте теперь металл восстанавливался из руды раньше, чем даже образовывался шлак. И железо, сплавляясь с углеродом, превращал металл в чистый чугун.

Кузнецы доставали его, перекидывали во вторую шахту, где он быстро плавился продуваемый насквозь раскаленным воздухом, превращаясь в кричную ковкую сталь.

Третья шахта тоже дала пока один раз продукцию в пару сотен килограмм белого олова, но Сергей приостановил на время ее работу. Сейчас нужда была в хорошей стали, а не в олове.

Интенсивная деятельность кузнецов выбрасывала из труб кожуха так много отработанных газов и дыма, что колонисты вынуждены были сняться с насиженного места и перенести свои шалаши подальше от кузнечной пещеры.

Однако стало даже лучше, потому что теперь, возле другой стены плато, жилища расположили входами к стене, и в них стало гораздо теплее во время сильных ветров.

Сразу, после необходимой большой наковальни, но уже с рогом, первые же отливки пустили на обшивку тех же печей стальными листами на заклепках. Эта предосторожность должна была сделать домну более надежно защищенной от разрушения.

Остальные партии ушли на изготовление станков по чертежам Виктора.

Первым он спроектировал чертеж небольшого токарного станка, а вторым — за счет него более точного большого.

На обоих установили довольно прилично получившиеся суппорты, что давало Федору раздолье в деятельности.

Все детали подгонялись и точно выверялись им самим, потому что только ему и предстояло на них работать.

Оба токарных станка приводились в движение вторым водяным колесом его же производства, которое установили сразу следом за первым.

По собственной инициативе Федор собрал еще одно полюбившееся ему водяное колесо для подъемника на Балкон. Оно было аж под три метра и в два раза массивнее предыдущих. Поэтому редукция получилась достаточная, чтобы поднимать и спускать на подъемнике большой вес. При этом он сам придумал, как автоматически отключать ведомое колесо от ведущего натяжением каната, когда подъемник достигал подножья плато.

6
{"b":"256072","o":1}