ЛитМир - Электронная Библиотека

Коркадар переговорил с хозяином, по-видимому, касательно другой комнаты. Тот что-то ответил и убежал.

— Ну что? — спросил Виктор, как тот удалился.

— Он говорит, что дешевых свободных комнат не осталось. Все заняты постояльцами. Придется пожить с видом на площадь.

Рассерженный Виктор резко придвинул к себе первое, попавшееся под руку, блюдо и злобно вгрызся зубами в кусок прожаренного мяса.

***

Наутро они вновь спустились в зал, позавтракали, потом Виктор сказал Коркадару:

— Оставайся здесь. Пообщайся с посетителями о том, о сем. Угощай щедро вином, подружись с вельможами. Главное, сочини себе интересную биографию, чтобы комар носа не подточил.

Коркадар заверил его, что все сделает как надо. После чего Виктор передал ему еще горсть серебряков и направился к выходу. Решил пройтись по городу, осмотреться. Получше разобраться с их образом жизни.

Было раннее утро. На малолюдной площади, украшенной плахой, как символом местной власти, попадались только спешащие по делам служивые люди.

Виктор плотнее укутался изнанкой накидки и направился в сторону широкой улицы. По ней уже катили торговые телеги в сторону ворот. Раздавались окрики возчиков и грубые голоса стражников. На этой улице их было много.

Чтобы не нарваться на неприятности, Виктор свернул на первом же повороте на второстепенную дорогу и пошел дальше по ней.

Он и не заметил, что уже уперся в крепостные стены. Повернул и пошел вдоль нее. Справа от узкой дороги сопровождали его неказистые дома бедного населения столицы Кирадиала. Из окон их домов открывался вид только на близкую серую стену. Такую же серую, как сама их жизнь.

Тут тоже встречались прохожие. Но, как сразу заметил Виктор, совсем никуда не спешащие. Некоторые просто слонялись по углам, некоторые медленно дефилировали вдоль стены туда и обратно. Все они были одеты в тряпье и лапти.

Виктор уже собирался покинуть это захудалое место города, как слух уловил рурскую речь. Он навострил уши, поогляделся и заметил двоих за углом ближайшего дома. Один пожилой, а другой совсем молодой юнец вполголоса говорили на языке руров о каких-то своих трудностях.

Виктор пошел медленнее, раздумывая, стоит ли подходить к ним или разумнее пройти дальше. Не может ли так быть, что эти настучат стражникам на него, если узнают его. С другой стороны, он же не туристом сюда прибыл. Иначе как можно разведать обстановку, как не контактируя с местными жителями.

Надо рискнуть, окончательно решил он, и подошел к этим двоим.

— Может, я смогу вам помочь? — задал вопрос Виктор старшему из них на языке руров.

Собеседники застыли от неожиданности. Выпучив глаза, глядели на неожиданно возникшего перед ними земляка, хотя совершенно не похожего на них.

— Ты кто? — наконец охрипшим вдруг голосом спросил старший.

— Друг, — кратко ответил Виктор.

Вмешался юнец:

— Чей ты друг, незнакомец?

Виктор постарался как может доверительнее улыбнуться им.

— Я друг руров, этрадов и зеудов. Все они вместе теперь живут в моей стране, далеко отсюда на юге.

Пожилой внимательней пригляделся в лицо Виктора, потом вспомнил:

— А! Я помню, как ты приходил к нам в поселение.

— Да? — обрадовался Виктор. — А в каком ты жил тогда?

— Мы этрады, — засиял он. Потом повернулся к молодому. — Этот человек заставил всех жителей переселиться к южным скалам. — И снова обратился к Виктору: — А правда, что там они живут в рабстве?

Виктор опешил от таких слов.

— Кто тебе сказал эту нелепость? Они не просто свободные люди. Они счастливые люди.

— Хм. Странно. Недавно приходил сюда наш жрец. Он встречался здесь с нашими и рассказывал, как они там страдают. Говорил, что сам еле сумел удрать от вас.

— И куда направился теперь этот лжец жрец?

— Говорил, что убегает от вас подальше, в Тургин. Просить у повелителя Хартан-кила защиты этрадам.

— Вот даже как? Интересно, а у здешнего повелителя почему не попросил защиты?

— Так он для того сюда и приходил! — воскликнул молодой, поздно заметив предупреждающий жест старшего.

Виктор нахмурился. Потом с укоризной сказал им:

— Вы не представляете себе, какому негодяю поверили. Все ваши из племени стали свободными людьми. Они на себя работают. Обладают вещами, которые им раньше и не снились. Их постоянно защищает могучая армия, которую не смогут преодолеть все вместе взятые, кому с просьбой обратился лживый жрец.

Судя по ироничным глазам, ему явно не верили. Ну, да шут с ними. Пусть сидят тут. Виктор собрался уходить.

— Ладно. А какая ваша проблема?

Да, просто… — замялся пожилой.

Юнец за него закончил фразу:

— Если не заплатим пошлину хозяину, отца упекут в тюрьму. А денег совсем нет.

— Сколько надо заплатить?

— Сто квадов.

Виктор еще не знал сколько это. Поэтому, он достал из кармана трико горсть серебряных монеток и спросил юнца:

— Это сколько отсюда делает?

Оба снова застыли на месте, как в момент появления Виктора. Теперь опять выпучили глаза, только уставились на его ладонь.

— Так, сколько? — нетерпеливо повторил Виктор.

— По… полтора… серебреных монет… — выдавил, наконец, юнец.

— Тогда возьми два.

Виктор кинул на ладонь парнишке две монеты и повернулся уйти.

— Стой, благодетель! — кинулся к нему пожилой. — Чем я могу тебя отблагодарить?

Виктор вновь повернулся к нему.

— Только поверив мне на слово, что ваши там счастливы. А еще лучше, не просто поверить, а послать туда гонца. Пусть сам увидит своими глазами, как там все живут, придет и расскажет.

Юнец подскочил к нему и с жаром попросил:

— Возьми меня, когда будешь возвращаться. Я буду тем гонцом. Отец, ты разрешишь?

Пожилой сначала замялся, но потом кивнул.

— Хорошо. Возьму тебя. Только будет трудно тебя мне найти. Не хочешь пока пожить в харчевне, что на площади? Может, завтра и отправлюсь в обратный путь. Сразу поедем.

— На площади? — не верил ушам мальчик. — Никогда не жил в таком чудесном месте. Можно, отец?

«Святая наивность! — подумал с грустью Виктор. — Чудесное место, где рубят головы».

Отец снова кивнул.

— Ну, раз разрешает, тогда сразу пошли.

Возвращался в харчевню Виктор с молодым человеком одетым в лохмотья. Это было недопустимо. Поэтому, сначала он повел его на ту самую площадь, где вчера делал покупки.

Продавцы были на месте, а товар под ногами. Виктор попросил парнишку самому выбирать себе приличные одежды, не заботясь о стоимости.

Приятно бывать в роли деда Мороза иногда. С довольной улыбкой смотрел, как мальчик впервые в своей жизни столкнулся с чудом: бесплатно надеть, что захочет, даже если это не из самой лучшей ткани. И, конечно же, тоже оделся во все цвета радуги, со всевозможными побрякушками. На ноги нацепил тоже такие же, как у Коркадара, пигаши. Только цвет выбрал синий.

Был рядом один клоун, пусть теперь будут два.

Виктор повел нового попутчика, которого, как выяснил по дороге, звали Бароконом, в сторону площади. Был уже почти полдень, когда они вошли в харчевню, полную посетителей.

Виктор от двери просмотрел сидящих в зале и заприметил Коркадара. Тот вальяжно развалился за столом рядом с двоими вельможами, и потягивал с ними винцо. Меж ними велась оживленная беседа.

Чтобы не мешать процессу, Виктор повел юного попутчика к пустующему столу возле них, попросил Барокона самому сделать заказ, не считаясь с расходами.

Он видел, у мальчика текли слюны при взгляде на соседние столы, поэтому наказал ему потребовать, что он считает самыми вкусными блюдами.

Подвалил хозяин. И, как в прошлый раз, не обращая внимания на серого субъекта рядом с богатым клиентом, залебезил перед Бораканом. Мальчик, дрогнувшим голосом делал заказ, когда к ним пересел сияющий Коркадар.

Хозяин отвалил, а Виктор познакомил меж собой почти земляков. После долго ждал, пока те меж собой обменяются воспоминаниями о прошлой жизни, и, наконец, спросил у Коркадара:

10
{"b":"256073","o":1}