ЛитМир - Электронная Библиотека

Коркадар, важно ступая, пошел по ступенькам к судьям. Для зрителей представление сулило непредсказуемый финал.

Побазарил с судьями там он недолго. Те только разводили руками и растерянно улыбались. Потом главный судья обратился к толпе, которая взорвалась охами и ахами. А задние ряды ревели восторженными криками. Белого, как мел, осужденного подняли на ноги.

«Где же, черт возьми, Барокон?»

А вот и он! Парень протискивался к возвышению. Там он передал Коркадару недостающую золотую.

Виктор вытер выступивший на лбу пот и опустошенно прилег на кровать.

— Пора умотать отсюда, — прошептал он.

***

— Мать не хотела отдавать. Пришлось насильно отнимать, — с виноватой улыбкой рассказывал Барокон. — А отец клялся, что если не принесу взамен два золотых, откажется от меня навечно.

— Понесешь ему золотые, — отмахнулся Виктор. — А сейчас собираемся в обратный путь. У нас остались две монетки. Пообедаем, и в путь.

В это время в дверь постучали. Виктор удивленный пошел открывать. За дверью оказался один из амбалов, что охранял вход харчевни. Он хриплым голосом что-то сказал Коркадару и ушел.

— Внизу стража. Спрашивают, где проживает тот, который выкупил осужденного на казнь, — перевел Коркадар ему сказанное.

Виктор почуял неладное. Нужно как-то обезопаситься. Но как?

— Барокон, — быстро зашептал он парнишке. — За воротами, в шагах пятисот есть слева небольшой лесок. Там мои люди ждут. Если что случится с нами, беги туда. Спроси Марзана и скажи ему «Сергеевград». Запомнишь?

Не успел парень ответить, как в дверь сильно заколотили.

— Лезь под кровать! Быстро!

Только успел Барокон протиснуться под низкую кровать, как дверь вылетела из петель. В комнату ворвались стражники. Их старший торжественно произнес фразу. Виктор вопросительно взглянул на побледневшего Коркадара.

— Именем повелителя нас арестовывают, — грустно перевел он.

После чего их обоих схватили за руки, вывернули за спину и потащили по ступенькам к выходу.

Накидку Виктор не успел надеть. Теперь вели его в черной плетенке, с гирляндой гранат на поясе и кольтами на бедрах. Мечи сразу конфисковали, а эти смертоносные изделия не приняли в расчет. Посчитали побрякушками. Тем хуже для них.

Как вывели из харчевни, оказались в толпе зевак. Их повели, расталкивая народ, в сторону дворца. Благо, не сразу на плаху.

Там уже, видать, были предупреждены. Сразу запустили вовнутрь.

Внешне красиво украшенный дворец изнутри оказался подобием мрачного подземелья. Грубый коридор, где оказались вначале, вел в зал, практически освещаемый только двумя узкими сводчатыми оконцами под потолком. Днем горели светильники, чтобы хоть что-то было видно. В этом зале никого не было, если не считать по углам застывших стражников.

Их повели в самый центр помещения и тут остановились. Кого-то ожидали. И тот, кого ожидали, через пару минут явился.

Грузный дядька с бородой в форме лопаты, сопровождаемый несколькими слугами прошел к арестованным и, сверкая зенками, встал перед ними. Он сердито оглядывал то Виктора, то сникшего Коркадара. Потом он толкнул грозную речугу, которую синхронно перевел Коркадар Виктору: что он, старший камердинер повелителя, возмущен непристойным действием новоявленного вельможи. Считает себя оскорбленным до глубины души и требует удовлетворения.

— И как он хочет, чтобы мы его удовлетворили? Как его жену? — засмеялся Виктор. — Переводи точно ему мои слова! — прикрикнул на Коркадара.

Тот перевел дрожащим голосом.

Виктор услышал, как прыснули стражники за его спиной. А камердинер окаменел. Он теперь уставился только на Виктора. Если бы взгляд мог воспламенять, то он давно бы полыхал синим пламенем.

— Что уставился, мразь? Переведи!

Коркадар обреченно что-то промямлил на их языке. Видимо, достаточно точно, потому что камердинер медленно вытягивал из запазухи тонкий кинжал.

Только этого Виктору не хватало, чтобы его протыкали, когда кому будет угодно? Он легко вырвал руки из захватов, знали бы бедняги, из каких захватов он обучался выходить, вскинул кольт и всадил пулю точно меж глаз камердинера. Тот рухнул, как скинутая статуя. Кровь залила ореолом пробитую голову.

Это произошло для всех столь неожиданно, столь непонятно, что никто ничего не сообразил, как такое случилось только что.

Виктор, естественно, этим воспользовался сполна. Он одним прыжком очутился у стены с обоими кольтами навскидку. Стражники все еще оставались на местах, парализовано уставившись на шустрого арестованного.

— Подойди сюда, — скомандовал он Коркадару, который не меньше стражников парализовался произошедшим. Все же нашел в себе силы, чтобы передвигать ватные ноги в его сторону. — А теперь скажи оставшимся в живых: я хочу видеть повелителя. И немедленно. Пусть приходит сюда.

Коркадар не верил ушам, что слышит от него такое. Как такое вообще можно произносить в их положении? Но страх и события последних недель сделали его не просто соучастником ряда нарушений, но и полной марионеткой в руках этого непонятного человека.

Он перевел. Но в ответ раздались крики очнувшихся от небытия стражников. В зал нахлынули латники. Их было больше чем те, которых они видели, когда повели сюда.

В зале собралась уже большая куча, а за дверью толпились еще больше.

— Быстро ложись на пол! — процедил сквозь зубы Виктор. — Быстро!

Коркадар, как робот, не соображая что делает, свалился там, где стоял. Виктор тут же метнул гранату в самую гущу латников и упал рядом со своим переводчиком.

Грохот оглушил, резонируя по большому залу, и засвистели осколки над головой.

Когда Виктор встал, картина была еще та! Смерть настигла многих из врагов. А те, кто выжил, и теперь стонали в лужах крови, долго не проживут, если не произойдет чуда. Даже в проеме двери осколки достали латников. Там тоже валялись убитые и раненые.

Виктор направился к дверям. Увидел отряды, что тащат к дворцу черные пушки. Значит, решили похоронить вместе с дворцом? А как же повелитель?

Теперь Виктор был лицом к лицу с армией Тертера, а не просто стражниками с неуклюжими алебардами. Эти были вооружены луками, мечами. Выходит, что проиграл. Гранатами, что остались, всех не перебьет. Про кольты и говорить нечего. Выходит, проиграл…

Виктор спрятался за косяком, держа наготове очередную гранату.

Пушкари не спешили стрелять. Видать, и их беспокоила судьба повелителя, который наверняка сейчас трясется на верхотуре дворца, окруженный личной охраной.

Град стрел пролетел дверной проем и затрепетал оперением на противоположной стене.

Теперь стало смертельно опасно выглядывать. А куда же тогда бросать гранату? Наобум неэффективно. Не так уж и много их, чтобы так тратить.

Неплохо было бы прорваться до укрытия повелителя, взять в заложники. Но разве можно скоро разобраться в этих лабиринтах? Если бы заранее сообразил сначала захватить в плен сведущего. Например, кого нибудь из слуг камердинера. Но поезд ушел. Он остался в одиночестве с бесполезным Коркадаром, что скрючился в уголке, да с кучей трупов вокруг.

В этот миг раздался первый пушечный залп. Ядро со свистом полетело к укрытию Виктора.

Толстенная стена, за которой прятался он, приняла на себя удар чугунного ядра, осыпалась, растрескалась, но выдержала. Следующее попало в дверной проем, вырвало куски камней с противоположной стены. А один угодил прямо в кучу мертвых и умирающих стражников, разворотило в кровавое месиво. Чуть не стошнило.

Виктор изловчился и как мог дальше забросил вторую по счету из семи гранат.

Раздался взрыв с неизвестным ему результатом. За ним последовали еще несколько взрывов.

«Неужели угодил в запасы пороха? — обрадовался Виктор. А взрывы не затухали. Как будто даже стали чаще. — Куда это я так попал?».

Раздались истошные крики. Потом сильнее рвануло. Но все происходило вдали от дворца.

Тут сердце Виктора заколотило в волнении. Так, это же Марзан спешит на помощь!

13
{"b":"256073","o":1}