ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктор только ниже пригнулся до позы стайера перед лентой финиша. Взрывы разнесли диверсантов в клочья. Осколки завизжали совсем рядом. Виктор почувствовал толчок в плечо и кубарем покатился по траве. Потерял сознание.

Очнулся только в лазарете Семена. На плече была повязка, а под ней тупо ныло.

— Не страшно, — улыбался ему Семен. — Пластина погасила осколок. А у тебя, наверняка перелом. Я шину поставил. Через месяц будешь как новенький.

Виктор принял сидячее положение. Закружилась голова.

— Этот месяц еще выжить надо. Давай мою рубаху, Семен.

— Но тебе же нельзя пока двигаться! Полежи немного, потом пойдешь.

— Давай, давай. Мне надо быть там сейчас, а не потом.

Семену ничего не оставалось, как помочь ему надеть порванную рубашку поверх перевязанной руки.

Тут в палату влетел бледный Марзан.

— Виктор!

— Не кричи. Живой я, — улыбнулся Виктор. — Давай лучше помоги, пойдем на позицию.

— Почему меня не позвал? — укорял его Марзан, поддерживая за здоровую руку.

— Так вышло. Я сам виноват, что сорвалась операция и погибли трое парней. Мне нужно было их тщательней подготовить. Так что, заслужил наказание в виде перелома ключицы.

— Ты заслужил похвалы. Ни один из врагов не выжил.

— Это хорошо. Значит, придут, как планировали. Подождем только семь дней.

Глава 7

О начале наступления Сергею первым сообщил дальний дозор. Он сразу взобрался на смотровую площадку. В подзорную трубу увидел на горизонте растекающуюся вширь темную полосу армии противника. Разворачивали пехоту по центру и кавалерию по краям. Временами полоса кусками скрывалась за холмами, потом вновь возникала в обзоре.

Как видел Сергей, шли скорым шагом полукилометровой лавиной прямо на их ограждение. Через каких-то полчаса будут достаточно близко, чтобы открывать прицельный огонь.

На смотровую площадку взобрался трубач, готовый сигналить. Но Сергей не спешил. Он пока и не различал в свою трубу нормально, какие силы к ним продвигаются, на какие маневры они могут рассчитывать. Надо было выждать еще немного.

Гаубицы давно были расчехлены, возле стоят ящики со снарядами. По всей длине вала — арбалетчики. Все готовы. Надо только выждать немного.

Минут через пятнадцать со времени наступления Сергей различил за шеренгой пехоты ряд запряженных тележек. На каждой стоит пушка и два воина.

Это было в новинку. Сергей представил возможный вариант: скачка на расстояние выстрела, залп, сразу отступление за пехоту. В движущуюся цель бить гаубицами малоэффективно, а боеголовки арбалетных болтов не долетят на такое расстояние. Придется держать удар, а самим бить по живой силе пехоты и кавалерии.

— Труби готовность всей батареи, — скомандовал Сергей, не отрывая глаз от окуляра.

Сергей как в воду смотрел. В этот миг меж рядов пехоты образовались щели, из которых на всем скаку вырвались тележки с пушками и понеслись на них.

— Труби, прицел на пехоту.

Дождался наводки и закричал:

— Огонь!

Залп гаубиц совпал с залпом пушек неприятеля. Клубы дыма их залпа закрыли горизонт. Непонятен был Сергею результат. Да это было сейчас не самое важное. Нужно быстро перезарядить свои и дать вдогонку еще залп.

Второй был дан по тем же установкам редукторов в клубы дыма, который постепенно уже рассеивался.

Сергей глянул в сторону валов.

Чугунные ядра сделали свое черное дело. Частокол местами разлетелся до земли. Увидел среди воинов убитых и раненых.

Появились носилки. А это только прелюдия войны.

***

Виктор, в момент начала атаки с севера, был на смотровом пункте. И тоже смотрел в оптику на выползающую из лесу армию неприятеля. Пехоту он не видел. Однако, была огромная конница. И тележки с пушками.

Но тут не было много места для разбега и стены города не земляной вал. Поэтому, не дожидаясь, как Сергей, первого шага со стороны неприятеля, не имея трубача, по предварительному сговору, выстрелил из револьвера. Заранее нацеленные на опушку пушки разом плюнули туда снарядами.

Конница бешено завертелась, и понеслись всем гамбузом, вместе с тележками на южные стены.

Виктор еще раз выстрелил, что означало, стрелять по мере зарядки без команды. Тут же выстрелил еще дважды подряд. А это была уже команда арбалетчикам.

На стремительно несущуюся лавину со стен посыпалась сама смерть, разрывая неприятеля на куски. Оставшиеся в живых ударились об стену, как высокая волна об утес. Сквозь разрывы сверху посыпавшихся гранат, растеклись по обе стороны. Остановились лишь тележки, которые дали залп в упор в надежде проделать брешь в неприступной стене. Но их Сергей слепил достаточно крепкими, чтобы так вот их запросто прошибить. А до второго залпа тележки не выжили; арбалетчики одним залпом превратили их в груду дров и трупов.

Остатки конницы, разделились на две почти равные части, обходили с обеих сторон южную стену и бросали коней в речку, чтобы вплавь добраться внутрь кремля. Тут, прямо в воде левое крыло попало под залп гаубиц с Балкона, а правое — встретили из-за баррикад арбалетчики.

Если левое в малом составе еще вынесло течением в город, то правое должно было еще плыть против течения расстреливаемое в упор защитниками города. А животные, хоть и были привычны к батальным переделкам, многие взбунтовались, и норовили повернуть назад, скидывая в холодную воду седоков.

Со стороны плато уже шел рукопашный бой.

Виктор резво покатился по лестницам вниз. Боль в левом плече еще давала о себе знать. Поэтому он вынужден был воспользоваться только одним мечом, прикрывая левую сторону щитом. Пора было вспомнить уроки мастера меча.

С гиком он кинулся в самую гущу выживших врагов.

***

Сквозь серое марево остаточного дыма Сергей увидел вторую волну атакующих тележек. Однако уже, пехота врага была в плачевном состоянии. Видать таких потерь в самом начале атаки никак не ожидала. Шеренги медленно отступали назад. Зато пошла в наступление кавалерия. Полным галопом, с копьями наперевес каждое крыло неслось на вал со своей стороны. Казалось, их ничто не сможет удержать.

Сергей увидел, что без его команды стволы, торчащие из дзотов, верно разворачиваются. Каждая сторона на «свое» атакующее крыло.

— Огонь! — рявкнул Сергей.

Не успел сигнал завершиться, как грохот залпа вновь совпал с залпом пушек неприятеля. И вновь поле боя окутал непроницаемый взгляду густой дым.

Пока кавалерия далеко нужно было в этот дым произвести еще раз залп. Быстро сновали артиллеристы и успели-таки произвести в серую стену очередной залп. По оценке Сергея, третью произвести не успевали. Кавалерия перескочит ров, начнется резня.

Второй залп вражеских ядер еще больше разнес частокол и разбил вдребезги одну из гаубиц крепости. На валах тоже произошли разрушения. Опять увидел Сергей убитых и раненых.

«Конец!» — пронеслось в голове Сергея. Ему оставалось сойти вниз и подороже продать свою жизнь.

Он поймал себя на том, что думает о подобном исходе совершенно спокойно. Словно, кино смотрит про войну, где главного героя скоро убьют, и ему просто жаль, что такой финал.

Он поднялся, вспоминая, куда поставил свой шестопер, перед тем как лезть сюда. Еще револьверы при нем. Десяток всадников точно будут на его счету.

***

Виктор врезался удачно. Спас жизнь воину, которого уже рубил враг, когда короткий меч Виктора вонзился тому в грудь.

Странно выглядели напавшие. Заросшие иссиня черными бородами бледные лица. На головах квадратные металлические коробы. Сами в длинных халатах, покрытых железными подковками. Некоторые вооружены сильноизогнутыми мечами, а у некоторых в руках невидаль, в виде пучка гибкой связки лезвий, как веник сходящихся в рукоять. В другой руке держат узкий длинный щит. Все они теперь были пешими. На коне тут не повоюешь.

17
{"b":"256073","o":1}