ЛитМир - Электронная Библиотека

Сергей остановил движение, оглядел местность, где оказались. Справа, метрах в двухстах, виднелся густой лес. Слева выступ немалой скалы и каменных завалов.

Заносить батарею и остальные телеги за деревья было проблематично. Легче замаскировать их за камнями. Тоже проблематично, но возможно. А живой силе схорониться в лесу. Таким способом нужно было прождать наступления глубокой ночи, чтобы приступить к захвату города. Все это нужно было сделать быстро, пока не повстречались случайные прохожие.

Сергей созвал командиров и дал короткие распоряжения. Началась маскировка.

Через полчаса перемещений рати на дороге остались только два всадника.

— Все, Витек, — повернулся к другу Сергей. — Нынешней ночью твой выход на сцену. Готовься.

Осталось дожидаться ночи, а заодно отдохнуть, перекусить с дороги.

Тьма опустилась, как всегда бывало, быстро. Чистый от облаков небосклон засыпало мириадами звезд. Мрак был непроглядный, но костры, конечно же, никто не думал зажигать.

Виктор позвал Марзана:

— Готовь отряд. Выходим.

Они вслепую, цепляясь друг за друга, вышли на дорогу за Виктором. На фоне звезд силуэт скалы был единственным ориентиром теперь. А как обошли ее, появился новый ориентир: силуэт городских стен. Медленно тронулись туда.

Сергей ждать рассвета не собирался. Приказал командирам выдвигать людей из леса на дорогу. Артиллеристов оставил, где были, за камнями. Их уж точно до рассвета не стронешь с места.

Рать высыпала на дорогу и, ощупью ориентируясь, собиралась в единый состав. Командиры голосом помогали разбиваться по своим ротам. Как только, спустя некоторое время, это сделать удалось, они тоже, ориентируясь по силуэту скалы, двинулись по непроглядной дороге в сторону крепости.

Отряд Виктора незамеченный прилип к стене возле запертых городских ворот. Далее надежда была на двухмесячные тренировки лазать по выступам на ощупь. Никакой страховки, никаких канатов с крюками. Только кошки на обуви и перчатках. Они же их грозное оружие в тихой ликвидации стражей.

Виктор не стал с ними наравне штурмовать стены. Плечо не позволило ему в свое время тренироваться. Поэтому он остался дожидаться у ворот, когда откроют с той стороны.

Дождался. Створы подались в его сторону. Первое, на что зацепилась обувь, когда он вошел, был труп стражника.

За воротами столпились его парни. Подошел Марзан и тихо проговорил:

— В караульном всех ликвидировали. Что делать дальше?

— Ждите тут.

Виктор вышел за ворота, достал фонарь, и дважды кратко мигнул во мрак условленный сигнал.

Сергей повел армию к воротам крепости.

***

На рассвете тертерцы проснулись при новом режиме.

Оторопело из окон смотрели на улицы, которые заполонены незнакомыми воинами. Со страху и не пытались выйти из домов. Так и стояли, смотрели из окон.

Тем временим по дороге к стенам города, с которых уже скинули на землю чугунные пушки, катили гаубицы.

В это утро Тертер был оккупирован и захвачен пока без единого выстрела. Теперь, Сергей, Виктор и Коркадар подходили с отрядом Марзана к парадным дверям дворца правителя.

Двери были забаррикадированы изнутри. Пришлось ломать уникальную изразцовую работу местных мастеров по дереву. За вышибленной дверью стояли деморализованные латники. Некоторые из них тут же узнали Виктора. Надолго запомнили его прошлый приход сюда. Вот и теперь, обреченно исподлобья глядели на непобедимых незваных гостей. Никто из них не пытался оказать сопротивление. Знали, что ни к чему не приведет. Только моментально превратятся в трупы.

Сергей через переводчика приказал всем сложить оружие и выйти вон, что сразу же было исполнено.

Нашли слугу. Бледный слуга повел отряд в залы правителя.

Темные, мрачные помещения, одно сменяло другое, сплетенные узкими проходами, пока слуга не застыл перед огромной дверью, больше даже парадной.

Сергей пинком распахнул ее, и они ворвались в огромный сумрачный зал правителя.

Позади толпы возвышался высокий трон, на котором восседал, подавшись вперед, худой длинный Годивалл, сверкающими глазами сверлил вошедших.

Зал был забит латниками. За ними укрывались вельможи дворца и лакеи.

Как вошли в зал, заскрежетали мечи об ножны. Вперед ринулись латники Годивалла. Первые вошедшие в двери оказались на грани смерти, когда сзади раздались выстрелы. Несколько застреленных рыцарей свалились под ноги наступавших, тем самым задержали неожиданное нападение. Теперь уже у каждого из отряда Марзана в руках оказались по паре револьверов. Они вытянулись в ряд и планомерно пристреливали каждого, у кого видели обнаженный меч.

Когда выстрелы затихли, на полу валялись почти все рыцари. Отверстия от пуль украшали теперь их латы. Немногим оставшимся в живых удалось сохранить жизнь только потому, что успели бросить оружие и опуститься на колено. По таким не стали стрелять, хотя руки чесались спустить курок.

Вельможи обреченно стояли, где были, и не знали, что делать дальше. Лакеи благоразумно попрятались под столом, еще с самого начала расстрела. Теперь их оттуда только силком можно было выковырнуть.

Виктор первым прошел к трону. Грубо оттолкнул расфуфыренного вельможу, попавшего на пути, за ручку отвел в сторонку такую же даму и вплотную подошел к Годиваллу.

— Ну что, тварь? Попался? — сказал он ему по-русски.

Но, кажется, повелитель понял каждое его словно. Переменился в лице и тяжело бухнулся обратно на трон.

Виктор позвал Коркадара. Как он прибежал из коридора и стал рядом с ним, распорядился:

— Переводи ему: отныне он будет жить, как мы скажем. Отныне будет делать только то, что мы скажем. Вздумает нарушить условие, будет казнен на той самой плахе, что поставил на площади. Если не согласен, так пусть сразу скажет.

Коркадар синхронно перевел сникшему Годиваллу слова Виктора. Тот сразу кивнул и что-то пробормотал.

— Он согласен, если вы не перебьете его семью.

— Договорились, — ухмыльнулся Виктор. — Никого не убьем, если не будут сами нападать. Теперь скажи ему на счет того, как он должен жить дальше. Вот текст ультиматума. Сам прочти и переведи для него.

Коркадар взял листок, прочитал в удивлении текст, глянул недоверчиво на Виктора:

— Его за такое свои же вассалы придушат.

— Не придушат. Мы защищать будем.

Коркадар пожал плечами и перевел текст ультиматума о том, что вельможи Кирадиала отныне сообща должны ежемесячно высылать в новую Русь по десять телег продовольствия и по десять телег тех товаров, которые закажет наблюдатель. А в стране не должно быть рабовладельчества. Сами тоже должны искать и уничтожать рабовладельцев, где бы их ни встретили. Все граждане Кирадиала должны быть независимые. Труд только по соглашению сторон на условиях, которые будут составляться созданным здесь союзом трудящихся. Суды на территории Кирадиала и вынесенные приговоры должны подтверждаться наблюдателем новой Руси.

Годивалл слушал Коркадара, открыв рот, выпучив глаза. Никак не мог понять для чего оккупантам забота о простых его гражданах.

— Теперь спроси: согласен так жить дальше или сразу тащить его на плаху?

Годивалл только кивал на каждый вопрос.

— Значит согласен. Тогда пора такой указ издать. — Виктор повернулся к Сергею и с улыбкой подмигнул. — Коркадар, скажи ему, что к нему приставлю своего человека, чтобы контролировал день и ночь его новую жизнь. Пусть только кто попробует обидеть его! Разнесем по кирпичам этот дворец. Переводи, чего ждешь?

Коркадар поспешно перевел. А Годивалл охрипшим голосом спросил через него: кто этот человек?

— Скоро будет тут. Передай, зовут его Барокон.

— Тот мальчишка? — удивился Коркадар.

— Этот мальчишка даст многим его чиновникам фору в уме и порядочности. Так что, переводи.

Дождался конца перевода и продолжил:

— А теперь про то, что он должен сейчас сделать. Пускай лакеи принесут ему письменные принадлежности. Он будет писать указ всем своим вассалам в других городах.

21
{"b":"256073","o":1}