ЛитМир - Электронная Библиотека

Так вот что значили на карте каракули, догадались Сергей и Виктор сразу одновременно, как увидели их.

Времени на большее исследование у них не оставалось. Нужно было как можно скорее занимать выгодную позицию, пока не промочило их насквозь.

Сергей прикидывал, где лучше всего расположить гаубицы, где устроить арбалетчиков. До самого позднего вечера перетаскивали с места на место пушки, пока Сергей не счел, что из имеющихся вариантов найден лучший. А арбалетчики должны были занять высотки на каменных плитах.

Наконец, он успокоился. Да и дождь, вроде, не собирался их мочить. Устроил пару тренировочных тревог, убедился, что быстро ребята справляются с задачей, и объявил общий отдых до завтрашнего утра. Безмерно усталые все рассыпались на траву возле камней. Решено было в эту ночь обходиться без палаток, раз дождя нет, а тучи уже расходятся. Только перекусить сухим пайком и завалиться спать.

Сергей назначил трехсменную стражу и тоже прилег на траву отдыхать, как вскочил вместе со многими еще не уснувшими.

В резко наступившем мраке пятигранные глыбы-камни вокруг них засияли, словно мазаные фосфором. Лагерь осветился призрачным потусторонним голубым сиянием, при движении людей причудливо ломающие тени. Их кони, стреноженные в самом центре «арены», громко замычали, добавив сюрреалистичности происходящему вокруг них. Зачарованно оглядывались они по сторонам и теперь видели, как ошибались, когда думали, что это просто нагромождение обваленных строений; свет и тени сложились на срединной площадке в ясно различимый контур крылатого существа. Все сразу узнали в нем очертания мифического дракона.

— Ух ты! — Виктор выпал в осадок.

— Невероятно! — прошептал Сергей. — Что бы это могло быть?

Уже уснувшие пробудились тоже. И теперь вся рать с благоговением озиралась по сторонам. Не будь предыдущих годов школы в жизни в новой Руси, многие бы тут же обратились в верующих духам.

Стабильное сияние не усиливалось и не спадало до самого утра. Людям так и не удалось поспать в эту ночь. Так и сидели на траве придавленные световым капканом, куда угодили по неведению. Сидели так, пока с рассветом, словно, как выключили рубильник; оказались средь обыкновенных серых камней. Наваждение пропало.

— Всем спать! — закричал Сергей, а сам подошел к ближайшему камню, с любопытством склонился над его краем. Сзади приблизился Виктор.

— Что это за камни такие? — и тоже склонился над краем.

— Похож на кварцит, — неуверенно ответил Сергей. — Но, вроде, в нем какие-то вкрапления. Видишь эти темные блямбы?

Сергей отошел к дальней телеге и вернулся с топориком. Долго дубасил по углу глыбы, но только процарапал.

— Не может быть! — восхитился он. — Кварцит прочный камень. Но не до такой же степени! — Стал изо всех сил бить, пока полностью не разломал лезвие топора. На камне остались лишь незначительные следы.

Виктор положил руку ему на плечо:

— Тоже мутант, — уверенно сказал он. — Из серии драконьих деревьев. Помнишь слова профессора? Кое-что в этом мире должно быть по другим законам физики.

— Помню, — рассеянно подтвердил Сергей. — Невероятно, но факт.

— Ладно. Оставь это на будущее. А пока тебе нужно немного выспаться. Я же побуду с первой стражей, потом тоже лягу спать.

Сергей кивнул, опустился на прохладную траву, и ему показалось, что на секунду закрыл глаза, как Виктор его уже тормошит.

— Они идут, — услышал Сергей и тут же взлетел на ноги. — Вон там. — Виктор указывал на запад.

Сергей с удивлением увидел, что солнце печет с зенита. Выходит до полудня проспал? Все воины были на ногах и ждали его приказов.

Сергей вскарабкался повыше на камни и в подзорную трубу различил за рекой движение в южном направлении большой конницы и множества телег. Темная лавина четко различалась на серебреном фоне степи.

— Они нас не видят, — крикнул сверху Виктору Сергей. — Идут прямо в Кирадиал.

— Этого нельзя допустить, Сережа! — воскликнул Виктор. — Они уничтожат оставшихся там наших. Делай что-нибудь!

И Сергей сделал: дал приказ заряжать большие гаубицы и наводить в центр неприятельских войск.

Грохнули крупнокалиберные пушки.

Сказалась непристреленность их; один снаряд вообще ушел в сторону, а другой попал в хвост лавины. Но разрывы сделали свое дело: изменили конный поток в сторону укрытия.

— Прицел всех пушек на речку! — заорал Сергей. — Арбалетчики — на высотки!

Конница неслась теперь прямо к реке, должны были ее переплыть, заново собраться в ряды, и только потом ожидалась основная атака. За это время маневров необходимо было по максимуму разрядить их.

Как кинулись в воды первые всадники, Сергей дал команду давать непрерывные залпы по реке.

Раздался первый залп, за ним второй, третий. Речка бросала в небо водяные столбы начиненные осколками, бурлила красным да растерзанными телами животных и людей.

Конница, наконец, остановила движение, повернула назад. Теперь, потеряв первые свои ряды, они сообразили, что бессмысленно теряют состав и, что нужно в другом месте пересекать эту речку. Галопом понеслись назад.

Сергей удовлетворенно улыбался с вершины своего наблюдательного пункта. Дан первый урок. Теперь он в трубу следил за их маневром.

Враг отошел достаточно далеко, чтобы безопасно пересечь водную преграду с другого броду, выстроиться в шеренги и уже оттуда повторить атаку на пришельцев из далекого юга. Сергей видел, что телеги держатся позади всадников и на каждой по пушке. Значит, собираются повторить излюбленный маневр. А Сергей тогда повторит отработанный у зеудовой крепости контрманевр.

Пока малые гаубицы разворачивали, две большие пристреливались по коннице.

Враг явно никак не мог понять, как в такую даль добираются из укрытия снаряды. А некоторые вспахивают землю под ногами их коней и разносят в клочья десятками конницу. Только ускоряли отчаянный бег. Это было им важно достичь той дистанции, когда и их пушки смогут пулять в неприятеля снаряды. По мере приближения к священным камням, которых осквернили пришельцы и, чтобы теперь их очистить придется принести множество человеческих жертв, по велению вождей конница растягивалась вширь. Им нужно было, чтобы меньше косили ряды страшные пушки южан и, чтобы свои пушки беспрепятственно могли вырываться вперед и возвращаться назад. А пока просто были бессильны перед долетающей до них смерти.

С превеликими потерями рысью достигли они полукилометровой дистанции, рассыпались еще шире и вперед рванули, хоть и заметно разреженные, но пока достаточное множество парами запряженных телег.

Сергей приказывал гаубицами бить только конницу. Не отвлекаться ни на что другое. Арбалетчикам приказал брать на прицел тоже только конницу. Не должны они достичь во множестве их укрытия. В рукопашном не будут иметь преимущества после того как разрядятся револьверы. А врагов все равно пока оставалось великое множество.

Стремительно приближающаяся темная масса покрылась столбом разрывов. Грохот стоял практически непрерывный. Теперь редуктора вращали одни воины, постоянно меняя угол наклона стволов, пока другие быстро перезаряжали, а третьи оттягивали боек. С высот камней одни арбалетчики пускали в навесной полет болты с боеголовками, другие за ними перезаряжали и подавали им новые. Бойня конных продолжалась, пока телеги беспрепятственно достигали линии огня, разворачивались, давали залп и спешно откатывались за наступающих, порой сами попадая под снаряды.

На помощь призванные сельдуры горько пожалели, что ввязались в общую драку. Таких потерь со стороны горстки иноземцев в кошмарном сне не могли представить. Пятидесятитысячная армия великого правителя Гурка-кила на глазах растаяла. У камней осталась горстка храбрецов от непобедимой когда-то армады. Но и они не выживут, потому что их сначала закидали гранатами, а потом выжившие после всего пережитого увидели невероятное: встретили их не клинки, а новый вид маленьких пушек в руках иноземцев. Их маленькие снаряды дырявили тела не хуже клинков. Даже лучше.

25
{"b":"256073","o":1}