ЛитМир - Электронная Библиотека

— Предлагаю, пока стоит пехота на одном месте, расстрелять ее гаубицами.

— Ты что? Переговорщик там!

— Нету его там, Серега. Дай приказ стрелять.

Сергей побледнел, глаза потускнели. Он пока оставался на месте недвижимым и молчаливым.

Хотя ждать пришлось недолго. Открылись ворота, и под гиканье пехотинцев к ним понесся конь Сергея без седока. К седлу был приторочен мешок, из которого обильно капала кровь.

Как доскакал конь до арбалетчиков, поймали за болтающуюся уздечку, привели к Сергею. Один из воинов отцепил мешок от седла, раскрыл. В нем была голова Греза со скошенным в безмолвном крике ртом.

В тот же миг пехота у ворот пришла в движение. С воплем понеслись вперед. Из-за их голов в воздух взлетели тысячи стрел, по высокой дуге посыпались на рать. Выставленные щиты далеко не всех спасли от ранений. Некоторые сразу погибли на месте.

Сергей, словно, был парализован. Но Виктор вместо него закричал:

— Батарея, огонь!

Залп смел не менее тысячи наступающих за раз. В упор на небольшом расстоянии семнадцать гаубиц, это не шутка. Перед наступающими образовалась настоящая мясорубка. В упор послали первые болты с боеголовками. За ними следом вновь грохнули пушки и снесли в небытие половину пехоты. Следом снова в воздухе сверкнули болты. Новые разрывы вгрызлись в ряды дрогнувшего воинства крепости. Они разом развернулись и помчались обратно к воротам под очередным залпом гаубиц.

Вновь перед Сергеем кровище. Только на сей раз чисто человеческая кровь, от первой до последней капли.

Сколько же нужно ее пролить, чтобы до тех дошло: не победят они никогда пришлых с могучими иномирными пушками.

Ворота спешно захлопнулись за последним пехотинцем.

Виктор вышел вперед и закричал:

— Батарея! Целься в стены крепости!

Сергей, как сквозь сон, видел, что пушки изменяют установки. Не та ли эта пропасть, куда он так боялся упасть во сне?

— Огонь! — кричал Виктор и ни один из артиллеристов не усомнился в его правомерности вести бой.

— Залп слился в единый адский гром. На глазах воинов крепостная стена, буквально, по кускам взлетела в воздух, продолжая и там распадаться, каменным градом посыпалась назад, погребая под собой погибших своих защитников.

А Виктор уже закричал новую команду. Еще раз грохнули пушки. Снаряды преодолели путь до оголенных домов. С треском осыпались они, погребая под собой всех там находящихся, включая гражданское население крепости врага.

Виктор, не останавливаясь, требовал брать в цель дома все дальше и дальше расположенные. Между ними сновали обезумевшие люди, но гаубицы планомерно выплевывали на них смерть.

Сергей на нетвердых ногах подошел к Виктору и выдохнул:

— Остановись! Хватит…

Но встретил только яростный взгляд друга.

— Очи за око!

***

Позади остались руины южной крепости. Колонна покатила дальше, к следующей отсюда видимой маленькой кляксой на горизонте. По мере приближения появились очертания высоких каменных зубчатых стен.

Не доходя пару километров до них артиллерия развернулась полукольцом. Теперь не будут они дожидаться переговоров. Тем более, что некому больше их вести. Теперь они ни одним своим воином не собирались жертвовать. Теперь тургинам и сельдурам Виктор подписал смертный приговор. Сергей уже не мог ему помешать исполнить казнь.

В наступавшем вечере раздались первые залпы.

Снаряды преодолели стены и угодили в самый центр города.

Отсюда не слышны были крики и вопли попавших в ад жителей, но воображение Сергея ясно их представляла. Он сидел, скрестив на груди могучие руки, и ждал конца и этой карательной операции.

Он настал, когда за обвалившимися стенами не увидели ни одного целого дома.

Колонна снялась и пошла дальше.

Виктор дал слово, что будет истреблять тут все живое, пока не закончатся снаряды. А когда действительно они подошли к концу, оказалось, что не завершились еще счеты даже с Тургином. Может быть, и до столицы не добрались. Хотя, кто знает? Возможно, уже разбомбили ее по ходу. А Сельдур начисто спасся. Не хватило на них припасов.

Виктор сердито несся от телеги к телеге. В каждом видел от силу пару ящиков. А им еще возвращаться надо. Мало ли что?

В бессильной ярости и к облегчению Сергея согласился, что нужно сворачивать поход, возвращаться назад.

Колонна повернула строго на юг и отправилась в дальнюю обратную дорогу домой, в новую Русь.

Глава 11

Теплым июньским вечером в предбаннике расселись, изморенные жарким паром укутанные в простыни на голое тело, трое вершителей судеб новой Руси. Собрались они отметить день рождения дочери главного идеолога страны и, заодно, совмещая приятное с полезным, за бокалом вина, обдумать шаги свои будущие.

— За Татьяну Васильевну, члена следующего триумвирата! — поднял бокал Виктор. — Ура!

Все трое поднялись на нетвердых ногах, выпили до дна и разом плюхнулись обратно на скамейку.

На лавке перед ними лежала карта кусочка этого загадочного мира. Химеры по-хозяйски окружили условные каракули гор, озер, рек и полей. Подкрашенные кляксы обозначали неведомые и уже ведомые страны.

— Вот все эти земли передадим мы им в наследство. — Виктор хмельно хлопнул ладонью по карте. — Очистим от скверны и передадим.

— Эх, парни, — мечтательно закатил глаза Василий Иваныч. — Как хочется увидеть будущее! Узнать бы, какие плоды даст наш нынешний недюжий труд.

Сергей тяжко вздохнул. Сомнения его гложили давно касательно радужности перспектив того, что они творят нынче, но аргументов никаких не имел. Следовательно, нужно молчать в тряпочку.

— Ладно, оставим лирику. — Василий Иваныч склонился над лавкой. — Еще раз вернемся к неудачам последнего похода. Как видите, подвела вас коммуникация. А давайте ее решим с помощью реки. Вот этой реки. — Он указал пальцем на карте синюю полоску, что тянулась от их плато на запад, дугой шла на север, там раздваивалась, потом каждая еще раздваивалась, и новые полосы извивались дальше по всей верхотуре карты, вплоть до химер. — Иметь речной транспорт, значит иметь доступ на север.

— Понятно, профессор. Нам что, строить флот?

— Ну, флот, не флот, а быстроходное судно, хотя бы одно, чтобы доставлять груз куда надо поближе, необходимо.

— Давно задумал пароход собрать, — заметил Виктор. — Кстати, идея Сергея. Только времени нет.

— Ну, ты уже особенно не нужен нашим спецам. Они сами с усами стали, — усмехнулся Василий Иваныч. — Только расклад им дай, сами поработают на славу.

Виктор с сомнением покосился на Сергея:

— Может, действительно попробовать?

— Попробуй, — индеферентно ответил он. — Только неплохо было бы пока заниматься городскими проблемами. Я вот, только этими вопросами занят.

— Отлично, — вмешался Василий Иваныч. — Ты тоже инженер. Занимайся благоустройством, а Витя пусть и то и другое делает.

— Да на кой нам север так дался по срочному? — взорвался неожиданно Сергей. — Пусть там живут, как жили. К нам еще сто лет не полезут. А мы будем, что имеем совершенствовать пока. Все эти военные экспедиции кроме потери времени и людей ничего не дают. Нам это надо?

Замолчали. Василий Иваныч с одной стороны, а Виктор с другой, хмуро уставились на Сергея.

Нарушил молчание Василий Иваныч:

— По-своему ты прав, конечно. Полнаселения вовлекается на долгий срок в такую кампанию. Некоторые не возвращаются. Много ресурсов и сил отнимает. А, вроде, ничего и не дает взамен… Но это на первый взгляд так, Сережа. Ты пойми, что население наше растет и будет еще расти. Пока нас около пяти тысяч мы в состоянии обеспечивать их равными возможностями. Пока справляемся, что у всех все нужное есть и в одинаковых пропорциях. Но, теперь подумай: как мы сможем разрешить эту задачу, если их станет на порядок больше? А когда на два порядка вырастит народонаселение? Это ведь неизбежный процесс, который сами же запустили два года назад. Что прикажешь? Отказаться от своих принципов и вводить валюту? Пусть будут и тут богатые и нищие? Пусть появится класс эксплуататоров и эксплуатируемых? Нет, Сережа. Мы не должны допускать в новой Руси расслоения по финансовому признаку. Как решено: только интеллект будет ценностью в нашей стране. А чтобы добиться такого расклада, нам необходимо заставлять тиранов служить нашим великим целям.

27
{"b":"256073","o":1}