ЛитМир - Электронная Библиотека

— То есть, эксплуатировать будем другие народы, — горько резюмировал Сергей.

— Странные слова ты говоришь, Сергей. — Василий Иваныч нервно заправлял свою трубку табаком. — Ничего себе эксплуатация! Освобождаем народы от рабства, даем им справедливые права. Ты забыл содержание ультиматума?

— Но и заставляем их отдавать нам нажитое.

— Это касается не народа, а эксплуататоров этого народа. Они обирают этот самый народ и без нас. При этом держат их в скотском состоянии. Мы их заставляем по-человечески с ними обращаться, а их излишки отбираем на наше большое дело. Что тут несправедливого ты видишь? Да и то. Гильдии получают от нас еще выгоду за свое мельтешение.

Сергей только развел руками:

— Профессор, с вами спорить невозможно. Вы всегда аргументируете свою позицию так, что невозможно возразить.

— Василий Иваныч ухмыльнулся:

— Это комплимент или упрек?

Сергей ничего не ответил. Он только многозначительно посмотрел на улыбающегося Виктора и отправился в моечную комнатку.

***

В ангаре кипела ответственная работа: собирали паровую машину для первого в этом мире парохода. Федору, уже собиравшему нечто подобное, когда работал над движком паровоза, легко далось понимание ее конструкции. Те некоторые изменения, на которые указал Виктор, были для него несущественны.

На одной общей станине параллельно друг другу ставили два объемных цилиндра, в которых штоки поршней посредством массивных ползунов крепились к двум шатунам. Те, в свою очередь кривошипами, с двух сторон вращали большой тяжелый маховик на валу. Именно этот маховик должен был вращать на том же валу барабан цилиндра, стенки которого будут гребными лопастями на торце еще не существующего судна, и другим шатуном обратным ходом перемещать золотник, последовательно закрывая и открывая каналы впуска и выпуска пара из цилиндра.

Теперь мастера подводили к устройству трубу от котла и занимались конструкцией центробежного регулятора, чтобы автоматически изменять сечение прохода пара, поступающего в паровую машину.

Виктор в сторонке корпел над проектом речного плоскодонного судна. С энтузиазмом занялся совершенно ему незнакомым делом. Он морщил лоб, стараясь вспоминать все, что когда-то читал об этом. В общих чертах, конечно, кое-что помнил. Кто не помнит, если в юности читал множество романов о морских приключениях. Но в голове всплывали только паруса, бушприты, форштевни, бутылка рома…

«Так, — отмахнулся он от воспоминаний. — Лучше буду рассуждать».

Он для себя сначала вывел необходимые признаки корпуса судна: плавучесть, водонепроницаемость, непотопляемость. Добиться нужно было этих существенных признаков на дубовых досках каркаса и обшивки, дополнительно дообшитых стальными листами. Корпус с перегородками, это понятно.

Для устойчивости на реке лучше обходиться широкими бортовыми килями. Выталкивающая сила тоже возрастет и устойчивее будет к раскачкам.

Форму, долго не думая, прикинул седловидную, как у каравеллы. Еще бы впереди, в подводной части, волнорез гидродинамических очертаний поставить, чтобы в стороны от бортов шли потоки.

«Так, — рассуждал он. — Главное вес распределить правильно. А ходовое колесо — с регулируемой погруженностью в воду».

Виктор взял чистый лист бумаги и принялся за два топливных бака. Их он собирался ставить один на носу, другой на корме. Сделать сообщающимися, а внутри расставить частые перегородки, чтобы при качке не плескалось топливо, рассчитанное на пятьсот километров. Топку на корме. Машинное отделение под рубкой управления тоже оказывалась на корме. Их уравновесить должны были большие гаубицы по бортам возле носа судна и трюмы там же. Еще на носовых бортах будут чугунные якоря на цепях лебедок. А это тоже немалый вес.

Свободную площадь дубовой палубы по центру займут большой кубрик на тридцать пассажиров и небольшой для личного состава. Теперь, главное не прогадать в размерах плоскодонки.

Виктор принялся на новом листе за расчеты выталкивающей силы при различных сочетаниях длины, ширины и высоты судна. Под вечер уже определился: будет корпус у него в длину пятнадцать метров, в ширину — четыре, и два с половиной в высоту. При этих размерах своим весом судно должно погрузиться в воду, вроде, не больше чем плюс минус полметра. А груженый под завязку — не больше метра.

Виктор устало потянулся и, наконец-то, поднялся со скамьи. Он прямиком отправился к Сергею на стройплощадку. Застал его при строительстве здания правосудия. Поднимали уже третий этаж, а Сергей на лесах что-то разъяснял группе рабочих.

Виктор позвал Сергея вниз. Когда тот сумел освободиться и оказался возле, озадачил друга новой задачей:

— Должны ставить порт, а рядом судостроительный цех.

Сергей только охнул. Он и так был в делах, как в шелках. Некогда дыхнуть, а тут «должны».

— Обождать месяц другой нельзя? — жалобно спросил Сергей.

— Не-а! — засмеялся Виктор, видя его страдания. — Ты вот что сделай. Выдели только людей. Сам займусь строительством.

— Сколько тебе людей надобно, Витек?

— Не меньше ста.

Сергей задумался, с какого объекта сможет снять столько людей, не навредив общему делу?

— С чего начнешь работы?

— С порта. — Виктор собрался заложить основательный фундамент под речное судоходство.

— Значит, пока берешь каменщиков с бульвара и от жилого дома. — Сергей подозвал бригадира и дал распоряжение: — Всех, кто занят бульваром и строительством дома забирай и сам будешь в распоряжении Виктора. — Потом снова повернулся к другу: — Всё?

— Нет, не все. Нужны динамитные шашки. Штук десять.

— Есть в пороховом на складе. Сегодня распоряжусь, выдадут. Всё?

— Теперь всё, спасибо. — Виктор подошел к бригадиру. — Утром всем составом жду вас за западными воротами. Имейте при себе лопаты, носилки и двадцать двуручных пил.

***

Ни свет, ни заря Виктор проснулся, тем самым удивив Милу, привыкшую самой его будить, соню. Спешно позавтракал и помчался в пороховой цех, у дежурного там забрал ящичек с шашками и поспешил на назначенное место.

Бригадир был тут, хотя половины работяг еще не видно было. Но постепенно и они собирались вокруг нетерпеливо вышагивающего по берегу Виктора. Как все сто двадцать работников оказались тут, повел их дальше, к месту левого притока, где мощь и ширина реки несравненно возрастали.

На берегу в этом месте до скал было порядка пятидесяти метров. Небольшие холмы и впадины покрывали территорию, которую облюбовал Виктор под порт.

Вместе с бригадиром поставили вехи под сорокаметровый квадратный участок на самом краю притока. Теперь нужно было вырыть тут землю на двухметровую глубину.

Виктор выделил на эти работы восемьдесят своих работников с бригадиром, предложил начать со стороны скал и перемещаться в сторону реки. Твердые породы взрывать.

Остальных сорок работников вооружил пилами, направил валить дубовые деревья с ровными самыми длинными стволами.

Начиналась еще одна важная веха в их жизни: закладка речного судоходства. В будущем, конечно, появятся хорошие специалисты судостроители. А пока Виктор по наитию копил им пищу для такого старта. Делал все, что мог. Пусть другие сделают лучше.

До позднего вечера строители только однажды остановили тяжкий труд, чтобы перекусить и немного отдохнуть. Постоянно копали, порой взрывая скальные заслоны под почвой.

Тем временем были повалены в роще огромные дубы. Оставалось освободить их стволы от крон и веток, затем, тройками могучих тягловых животных, селективно выведенных в колхозе для таких работ, перетащить их к водопаду, где Федор уже собирал специальный лесопильный станок с гигантским диском пилы. Через неделю другую у Виктора будет достаточно материала, чтобы начать в цеху у будущего порта собирать первое плоскодонное судно.

Прокатные валы кузнецов тоже были загружены под завязку. Ведь потребуются тонкие листы качественной стали, чтобы заклепать ими всю внешнюю поверхность судна.

28
{"b":"256073","o":1}