ЛитМир - Электронная Библиотека

На следующее утро яма под заводь была выкопана. До кромки реки оставалось не больше метра. Работники влезли в воду, частично заполнившую яму, и выравнивали дно.

Виктор дал новое распоряжение: укрепить стенки каменной кладкой. На эту работу потратили еще два дня, перетаскивая со стройплощадки кубики скальных камней и, раствором собирая их по двухметровым стенкам.

Когда стенки оделись в камень, Виктор сам равномерно заложил в земляную перегородку четыре шашки динамита, одновременно поджег концы всех стопин и отбежал подальше от опасного места.

Раздался грохот, и речная вода с шумом забурлила в бассейне порта, замутила воды до бурой жижи и стала по ровным каменным краям.

Все друг друга поздравляли с завершением, но рано радовались. Виктор еще хотел по краям заводи построить три деревянных причала.

Пошел, поехал новый цикл работы. Несли балки и доски, забивали помосты, несколько выдававшиеся над водой.

— Вот теперь всё, — обрадовал их Виктор под вечер. — Теперь с портом покончено. Благодарю всех за службу.

Веселой гурьбой вместе с Виктором направились на стройплощадку, где Виктор снова поймал мельтешившего там Сергея.

— Серега, с портом закончили.

— Поздравляю. Теперь что надо?

— Лучшие твои плотники.

— Ну, ты даешь, Витек! А мне что делать? Куковать тут?

— Надо, Федя. Надо, — заулыбался Виктор. — На пароходе не хочется кататься?

— Ладно, — махнул рукой Сергей. — Скольких дать?

— Всех, конечно. И лучших.

— Хех! — Сергей заговорил с тем же бригадиром, что уже работал с Виктором. — Видишь, какой нахал! Теперь всех моих плотников требует. Ладно. Придется дать. Друг, все-таки. Собирай вместе всех опытных по дереву, назначь старшего и передай этому Синдибаду — мореходу.

Бригадир кивнул и побежал исполнять распоряжение Сергея.

— И как долго они тебе понадобятся?

Виктор замялся:

— Ну… не знаю точно. Никогда же такое не делал. Может, месяц…

— Это я месяц буду тут без них? — возмутился Сергей.

— Делай пока каменные работы.

— Спасибо за совет. Лучше бы сам строгал и пилил своими руками, а не отбирал моих работников.

— Так, я же для всех стараюсь, Серега.

— Не. Ты стараешься скорее начать вторую кампанию против северян. Не криви душой.

— Это тоже для всех дело, — пробурчал Виктор.

— Да ладно тебе. Какая польза всем, если разнесешь еще одну страну в пух и прах?

Не хотел Виктор теперь об этом говорить. Сам заставляет.

— Польза в назидательности поступка. Могу поспорить, что мы без единого выстрела в этот раз пройдем по землям Сельдура. Сам их правитель выйдет с цветочками нас встречать. А Тургин оправится скоро, и никогда больше на нашу сторону косо не поглядит. Разве это не польза для нас всех?

— Ну-ну. Твоими устами да мед пить.

— Сомневаешься? Тогда давай спорить.

— Не буду я с тобой спорить, Витек, потому как сам вынужден буду претворять в жизнь решение триумвирата. Это уже моя судьба.

Подошел бригадир с запыхавшимся старшим плотником.

Виктор поздоровался и вкратце пояснил, какого типа работы будут делать они в ближайший месяц.

— А завтра спозаранку у порта соберите навес побольше, и перетаскивайте туда доски по мере, как их будут вон там резать. — Виктор показал в сторону водопада. — Я утром подойду тоже.

***

На следующий день начали изготавливать основную деталь каркаса: киль судна. Для него подходили только сердцевины самых длинных стволов, специально вырезанных под этот основной несущий остов. Вымерили по чертежам длину. На земле отложили трафарет изгибов каждого из двух крайних кусков, а затем, в специальном длинном чане их долго вываривали. Поставленные под гнет по форме кривизны, затянули канатом вершины. Так там простояли до утра. А утром следующего дня уже изогнутые десятиметровые балки соединили прорезанными замками с ровным куском и сквозными болтами сковали стальными скобами, явив на свет весь киль в сборе.

В этот же день занялись вывариванием и изгибом поперечных ребер каркаса судна. Трафарет каждого должны были строго соблюдать, поэтому потратили на их заготовки с вываркой много времени.

Все соединения реализовывались металлическими переходниками, которые по мере необходимости и нужной формы изготавливали в ангаре. Там же собирали длинные стальные стержни с прихватами. Ими обшивали изнутри корпус по мере его сборки.

Когда скелет седловидного корпуса целиком стал на массивных стропилах возле причала, потянулись со всех сторон зрители. Восхищались размерами будущего судна люди, которые за свою жизнь никогда не встречали плавсредство больше парома на озере. И то, только как оказались тут.

Тем временем от водопада уже тащили листовые дубовые доски, чтобы обшивать борта. Каждый ряд досок, что ставили вертикально друг на друга, торцы обмазывали древесной смолой, а стыки со вторым вертикальным рядом дополнительно зажимали изнутри стальной полосой. С внешней стороны и так прижмутся стальными листами.

Через неделю завершили полностью обшивку деревом. Еще неделю потратили на установки и герметизацию перегородок на днище. Теперь необходимо было, где надо устанавливать опорные угольники под топливные баки, под котел и емкость топки, изнутри изолированная кирпичами. При этом, топка и дымоходная труба не должны были напрямую контактировать с деревянными частями судна.

Настал черед волнореза и боковых килей, с подвижными от штурвала на концах, поворотными. Их доставили с плато вместе с трехметровым цилиндром гребного барабана и сопутствующим приспособлением крепежки, уже загрунтованными суриком.

Стальные кили в жестких каркасах имели крепежные скобы, которые нужно было только зажать болтами вкруговую на уровне днища, а барабан установить позади кормы.

Зрителей не убавлялось, наоборот, прибавлялось. Прибежал сердитый Сергей. Покричал, что люди без дела болтаются тут, когда работать им надо. Потребовал, чтобы Виктор прогонял отсюда зевак.

Виктор только разводил руками. Мол, кому надо, пусть и гонит. Ему-то не мешают. Сергей погрозил, что пожалуется во время очередной летучки, погнал всех лишних и убежал за ворота.

Плотники занялись обшивкой бортов металлическими листами загрунтованных суриком с внутренней стороны. Точно по чертежам вырезанные они были своевременно пронумерованы. Теперь только оставалось им по инструкции их накладывать на свои места и приклепывать меж собой и с бортом. За этими плотниками следовали другие; прокрашивали суриком уже внешние стороны установленных листов.

Через пару дней на стропилах сверкал красно-коричневым цветом красавец, первенец речного флота.

Виктор обходил его вокруг, придирчиво разглядывал каждую выпуклость, впадину, а у самого играл мандраж: вдруг сразу потонет прямо в порту. Его аж в жар бросило при этой мысли. Позора не оберется.

Пора было тащить лебедки якорей, топливные баки, паровую машину и все остальное. Позвать бригаду Федора, чтобы соединяли все это меж собой и судном. Только потом плотникам надо настилать саму палубу. Сверху строить кубрик, каюты, рубку.

Федор впервые увидел детище Виктора, когда со своими мастерами спустился собирать механику. Он очарованно поглядывал то на судно, то на создателя.

— Эта махина будет плавать? — наконец спросил он.

— Очень надеюсь, — не очень-то надеясь, пробурчал Виктор. Вздохнул тяжело и добавил: — Если потонет, тоже утоплюсь.

Такое ужасное сообщение вызвал у всех неудержимый хохот. С веселым настроением ребята полезли по стропилам наверх. Предстояла долгая, серьезная работа.

Их возня с установками завершилась. Федор заверил, что все будет работать как надо. Если бы было в баке топливо, а в котле вода, прямо сейчас продемонстрировал мощь колесного барабана.

— Верю, — улыбнулся Виктор. — Спасибо, парни. Теперь очередь поработать плотникам.

Как Федор ушел со своими парнями, запустил плотников настилать палубу с учетом трюмов и люков на них. На это дело пошли доски потолще и отшлифованные получше. Они ложились на арматуре паз в паз, по концам угольниками крепились к бортам, создавая дополнительную жесткость в конструкции судна. Еще одна дополнительная жесткость создалась основанием кругового бортового ограждения на уровень перил за исключением мест по обеим бортам под трап.

29
{"b":"256073","o":1}