ЛитМир - Электронная Библиотека

Перпетол пересказал ему произошедший инцидент.

— Хех! — Виктор с усмешкой глянул на друга. — И ты позволил при тебе сказать такие слова? Ладно, жди здесь. Перпетол, ты иди за мной.

Виктор подскочил к дверям и каблуком несколько раз врезал по ней. Не стал ждать, когда вновь доползут с той стороны и продолжал дубасить. Дверь чуть приотворилась. Оттуда только высовывалась возмущенная рожа, когда от удара плечом за дверью что-то грохнулось, а Виктор был уже внутри.

В отличие от Сергея, Виктору некогда было любоваться помещениями. Он просто поднял лиса за шиворот и толкнул в сторону лестниц. Универсальный язык, понятный в любом мире, в любой стране. Тот вскочил и поспешил вперед, к хозяину.

Виктор так стремительно настиг знаменитого зодчего за его столом, что тот, естественно, не успел с ним поздороваться, как его лицо оказалось пришлепнутым к выгнутому столу. А точнее к архитектурному рисунку очередного шедевра.

— Перпетол, скажи слуге, чтоб позвал сюда всех, кто есть в доме. И быстро!

Слуга, услыхав повеление, забыл, что еле шаркает ногами, резво бросился исполнять приказ.

— А у этого… мастера спроси еще раз: хочет он строить для нас или нет?

Несмотря на позу, не располагающую к размышлениям, мастер умудрился поразмыслить над словами второго гостя и пришел к выводу, что, а почему бы и не построить, если просят. Что и озвучил невнятным голосом.

— Значит, договорились, — отпустил его Виктор, невинно улыбаясь. — Рад, что согласен мастер поработать на нас бесплатно.

В это время в комнату влетели женщина в возрасте, а рядом миловидная девушка. Ежу было понятно, что это жена и дочь мастера. Еще две женщины в передниках.

— Перпетол, скажи слугам, чтобы навсегда покинули здание. А жена и дочь пусть немедленно выходят с вещами за ворота. Там их ждет телега для путешествия с нами. — Потом обратился к Бордуану: — Пошли!

Странно. Но мастер его понял и, понурив голову, пошел к лестницам.

Сергей с удивлением пронаблюдал, что в дверь бегом выскочили лис и две служанки, умчались восвояси. За ними выходит Бордуан с женщиной и с девушкой, втроем с узелками, направляются к воротам.

Виктор чуть задержался, потому что теперь у него оказалось достаточно времени, чтобы по достоинству оценить красоту помещений.

Как только Виктор вышел к Сергею, сразу объявил, что конфисковывает это здание под будущий филиал партии «Новая Русь».

— Ты что там натворил, Витек?

— Ничего не натворил, — невинно поглядел на друга Виктор. — Просто уговорил мастера работать на нас. Так он от радости всей семьей побежал грузиться на телегу.

— Да? — с сомнением поинтересовался Сергей. — А что насчет оплаты труда?

— Он отказывается от оплаты. Говорит, что всю жизнь мечтал Сергеевград обустраивать.

Сергей такую Викторову наглость не вынес и захохотал.

Глава 15

Лагерь быстро свернули и уже строились в колонну.

Из ворот высыпала в лохмотьях огромная толпа мужчин и женщин. Они кричали во все горло и махали им руками. Сыпались на воинов лоскутки пестрых лент. Перпетол пояснил, что так встречают и провожают в северных странах правителей и героев.

Колонна потекла по людскому морю на север, в сторону, избежавшего в прошлый раз наказания, Сельдура. Вскоре вдали затихли голоса счастливой людской толпы, и пошли они в полной идиллии степной тишины. Только колеса скрипели, и кони порой мычали.

Прошли они несколько разрушенных до основания крепостей, далее мимо уже восстанавливаемых, пока не оказались у границ царства Сельдур.

Перпетол сообщил, что дальше начинаются владения брата Хартан-кила, другого непобедимого правителя Гурка-кила.

Сергей остановил тут колонну на отдых и отправил вперед разведку. Тем более что наступал вечер. Не стоило в темноте оказываться на чужой земле.

До наступления полной тьмы вернулись отправленные разведчики. Они принесли неожиданную весть, что в нескольких километрах от них сейчас разбит лагерь неприятельской армии.

— Сколько там их? — сразу напрягся Сергей.

— Около пяти тысяч.

Сергей, не раздумывая, приказал сниматься и готовиться в путь. Уставшие от долгого пути воины, только что поставившие палатки и распрягавшие теперь животных, немедленно начали обратный процесс. Через полчаса уже строились рядами. Сергей пустил вперед разведчиков, и колонна вновь тронулась в путь. Темень настигла их, как всегда, неожиданно быстро. В полном мраке Сергей приказал командирам дать команду, чтобы каждый воин положил руку на плечо впередиидущего воина. Телеги тоже перевязать последовательно. Теперь и разведчики шли вплотную к ним. Главное было, чтобы не подвело их чувство направления. Но очень скоро это опасение развеялось: впереди замелькали огненные точки. Это были ночные костры вражеского стана.

Сергей остановил рать. Приказал отцепить гаубицы с телег, дальше катить самим. Храп и скрип могли выдать их маневр.

Здесь же оставили запряженные телеги. На них будут дожидаться гражданские попутчики. А гаубицы покатили дальше сами, в сторону огоньков.

Спустя час во мраке расставляли их цепью, наводили стволы на скученный освещенный кострами дальний стан противника.

Проводилась невиданная в этом мире военная операция: ночной бой.

Сергей арбалетчиков послал ближе к стану. Они залегли в траву метрах в трехстах от ничего не подозревающего неприятеля. Их задачей была дочистка после артобстрела. Теперь, когда все было готово начинать бой, Сергей выжидал дальше. Ждал, когда останутся бодрствовать только дозорные. Рисковал, что от усталости сами тоже уснут в теплой траве. Наконец, решил, что пора.

Выстрел из револьвера заставил разом жахнуть со всех десяти гаубиц. Огненные столбы разверзлись среди уснувших сельдуров, мгновенно превратив их стан в сплошной ад. Пока перезарядились пушки, туда же влетели сотни болтов с боеголовками. Вторичный залп был контрольный, потому что армии как таковой там уже практически не стало. Если кто и избежал непонятно откуда посыпавшуюся из мрака смерть, то это были уже не вояки. Суеверный страх только мог сковать их сознание.

Сергей приказал прекратить обстрел. Отдыхали прямо тут же до утра. У всех была стопроцентная уверенность, что после такого ужаса никто оттуда до утра и не подумает потревожить.

Естественно, не ошиблись. Воины спали кто где был, пока солнце не поднялось до положения позднего утра. Перетащили гаубицы назад, в приподнятом настроении доставали пайки, рассказывали пассажирам, как стремительно разнесли в пух и в прах выставленный против них остаток армии Гурка-кила. Был уже почти полдень, когда хорошо отдохнувшая колонна пошла дальше прямиком к стольному городу сельдуров, к стенам Фахана, по иронии судьбы, оказавшимся первым городом на их пути.

Издали разглядел Сергей в подзорную трубу посреди ослепительно зеленной лесной поляны белокаменные высокие стены. И впервые тут столкнулся с городскими стенами окольцованными рвом.

Неспешно приближалась рать к Фахану. Уже различалась суета на кромке воротной стены. Чернели на ней примитивные чугунные пушки. Две квадратные башни зажимали с двух сторон высокие сводчатые городские врата. Из их тел вытянулись струнами две цепи подвесного моста, по которому, они видели, как в эти ворота втекает сельский люд пешим и на веренице телег. Видать, столица готовилась к долгой изнурительной осаде.

Час спустя у Сергея уже была возможность прямо отсюда, где встали, разнести город на кирпичики. Но эта мысль даже не пришла ему в голову. Хотел добраться до правителя, а не уничтожать горожан, ничего о них не знающих. Разве что по выдумкам, или от людей вроде этрадского жреца. Но как решить задачу, если уже навели панический страх на всех своими гаубицами? Отправка переговорщика, смерть Греза доказала, крайне рискованное дело. Начать стрелять по стенам, будет избиением младенцев. Действительно, остается вариант осады. Только какая же эта осада, если их числом и двух тысяч нет. Могут только против главных ворот засесть, не зная даже, есть ли еще другие. Выходит, что город берет их измором, а не они его.

38
{"b":"256073","o":1}