ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктор улыбнулся:

— Нам не до того пока.

— Напрасно. Должно быть до того. Давай и им придумаем названия заодно. Вот, к примеру, река, что через наш город протекает до сюда. Как называться будет?

Виктор поднялся на локтях и живо предложил:

— А давай назовем в честь нашего профессора, Васильевой рекой!

— Здорово, — тут же согласился Сергей. — Пускай так и будет называться. Тогда реку, по которой ты пробирался к плато назовем Викторовой рекой.

— Да ладно тебе, — смутился Виктор. — Придумаешь же.

— А что? Кто же нас запомнит иначе в будущем? И не спорь. Так и назовем обе реки.

— Если люди в будущем только по названиям рек и озер нас вспоминать будут, то грош нам цена, — посерьезнел Виктор. — Нам бы задуманный строй увековечить, чтоб по нему нас вспоминали.

Сергей тоже перестал улыбаться. Вновь Виктор коснулся болезненной темы.

— Честно говоря, — тихо признался он, — я не верю, что так и будет. Не живуч наш нынешний подход. Поменяется всё со временем.

— Это ты зря так говоришь, Серега. Все зависит от нас. Заложим крепкий фундамент, не развалится.

— Ну, не знаю, — вздохнул Сергей. — Одно мне только греет душу, что при любом будущем раскладе, наше детище окажется сильнее остальных.

— И на том спасибо, — засмеялся Виктор.

Глава 17

Сентябрь был на дворе. Порой моросило, а порой тяжелые тучи срывались проливными дождями. Но по большей части небо бывало чистым, без единого облачка и ласково грело солнышко. Может, это то солнышко, что грело их «там»? По гипотезе профессора — нет. Инореальное светило, как и сами они.

Жадно вдыхали друзья жаркий пар. Соскучились по баньке, по березовым веникам. Вот теперь с удовольствием прохаживались по все еще загорелым спинам и грудям. Василий Иваныч не отставал от молодых. Сам заметно помолодел, как стал отцом.

Старость, она в основном психологический феномен. От тоски и горя гораздо больше тело стареет, нежели от прожитых годов. Значит, счастье должно молодить. И Василий Иваныч тому был наглядным доказательством. Любимая Глаша, обожаемая Танечка, перспективное творческое дело, все в купе освободила его душу от тоски по утерянной жизни и заполнила ее новым счастливым содержанием.

— Пора, братцы, горло промочить, — поднялся Василий Иваныч с полки. — Айда, за мной!

Укутанные в простыни они расселись за лавкой в предбаннике, а Виктор полез в холодный шкаф за очередным кувшинчиком вина.

— Нет, непременно пивоварню поставим, — который раз грозился Виктор. — Какая же баня это без пивка?

— Так, поставь! — Как всегда ответил Сергей.

— А ты не поможешь, конечно. Пить, так все мастера. А как помочь, так сам поставь.

— Нет, ну ты даешь, — засмеялся Сергей. — Как маленький. Чего тебе помогать? Распорядись где да что. Сколько надо людей, какое оборудование, какое помещение, и производи на наше благо пенистое. А я занят по горло.

— А я без дела болтаюсь, — огрызнулся Виктор. — Только о пиве думаю.

— Не ссорьтесь, ребятки, — прервал их спор Василий Иваныч. — Пиво подождет. Не теряйте ни минутки на другое. Сейчас, главное организаторские дела. Вот, давайте, пока есть время, прикинем идею Виктора по поводу политической партии.

— Давайте! — Сергей с грохотом придвинулся к лавке. — Начнем с названия. Устраивает «Новая Русь»?

— Это не самое важное, Сережа. Лучше начнем со структуры ее. — Василий Иваныч наклонился и вытащил из ящичка шкафа бумагу и карандаш. Повертел в руке автокарандаш и небрежно заметил: — Могли бы уже и авторучку производить.

Виктор аж задохнулся от возмущения:

— Когда, Василий Иваныч?! Столько, блин, дел!

— Ладно, ладно. Это я так, по-стариковски поворчал, — захихикал он. — Не обращай внимания. Давай по структуре кумекать.

— Стандартная, партийная структура не устраивает вас, профессор? — спросил Сергей.

— Не устраивает. В стандартной много формального. Зачем нам формальные объединения? Нам голоса избирателей без надобности.

— Хорошо. Есть конкретные предложения?

— Сейчас подумаем. — И Василий Иваныч предсказуемо полез за своей трубкой и кисетом. — Перво-наперво, структура должна уподобляться тому, что проповедует собранию. То есть, должна иметь в председателях тоже тройку. Триумвират, значит. Вот эти партийные триумвираты уже точно должны следовать избирательности по той схеме, что мы планировали тут проводить первоначально.

— А почему точно?

— Да потому, что они с неформальными группами будут иметь дело, не то, что мы. Продолжая аналогию, пусть там тоже будет зона карантина и свои законы, нарушение которых осуждаются изгнаниями из партии временно или навсегда. — Профессор так заразительно задымил, что и друзья потянулись за своими трубками. — Теперь, самое главное. Партия должна принимать живое участие в жизни своей страны. То есть, должна внутри иметь структуры, наблюдающие за различными внутриполитическими процессами и организациями. Так, например, на каждом судебном процессе должен присутствовать представитель партии от конкретной ячейки. В гильдии торговцев должен быть из ячейки торговли и так далее. Партия должна контролировать союзы труда. А еще лучше, если союз труда целиком будет в составе партии. Вот, примерно в таком ключе составлять нужно первичный устав. После, постепенно совершенствовать его по мере усиления партии.

— Хорошо. Тогда накиньте в черновике, отправим Кириллу. А кого пошлем по остальным филиалам? — спросил Виктор.

— Отбирайте из первого состава. Но учтите, только по одному представителю от нас. Остальные двое их тройки должны выбираться из местного населения. Чтобы нас не обвиняли в экспансии.

— Договорились, профессор. Так и сделаем.

— Теперь другой вопрос, — заговорил Сергей. — Есть предложение, создать новый поселок у нефтяников. Там же развернуть химическое производство.

— Отлично! — оживился Василий Иваныч. — Давай, строй.

— Я занят городом. Не могу так много откладывать. Скоро зима, а я еще ничего не успел построить.

— Не скромничай, Серега, — улыбнулся Виктор. — Как же не успел? А кто же тогда столько понастроил?

— Нам нужно гораздо больше. Жилого помещения на три тысячи жильцов минимум. А это больше тридцати зданий.

— Ладно тебе. Никто на улице пока не остался. Кроме того, у тебя теперь зодчий классный имеется. Забыл, как звать…

— Бордуан его зовут. Только от него пока толку нет. В карантине он со своей семьей.

— Ничего. Подождем.

— А что решили насчет светильников? — вспомнил Василий Иваныч. — Когда осветите нас?

— Это еще не скоро, профессор. — Виктор только тяжко вздохнул. — Генератор соберем, производство лампочек запустим. Провода электрические изготовим. Словом, целое дело.

— Жаль, — Василий Иваныч тоже вздохнул. — Как хочется по-человечески пожить.

Сергей и Виктор разом засмеялись.

— Чего ржете? Ну, очень хочется почувствовать себя в привычной цивилизации.

— Профессор, а при лампах веками не было цивилизации? — сквозь смех спросил Сергей. — Пару лет, как с лампой живем. Еще годик потерпим.

Вот вы и терпите. А мне первому протянете свет. Ясно вам, лодыри?

— Яснее не бывает, — захохотал Сергей.

***

Виктор зашел в ангар, где кипела работа. Все станки были загружены деталями, все были при деле, включая новых учеников.

Федор сидел за столом и корпел над вычислениями. К нему подсел Виктор, небрежно бросил на стол перед ним пистолет, конфискованный у Елисея.

— Что это? — округлил глаза Федор.

— Новое оружие взамен наших примитивных револьверов, — улыбнулся Виктор.

Федор поднял пистолет, внимательно разглядел со всех сторон.

— Странная конструкция.

— Это самозарядный пистолет Макарова. Восемь выстрелов, вставил следующий магазин и стреляй дальше.

— А как там внутри устроено?

— Гляди внимательно. — Виктор извлек из рукоятки магазин с не стреляющими патронами, отделил затвор, снял пружину со ствола, отделил затвор от рамы, отцепил рукоятку и курок. Все детали разложил по порядку на столе. — Запомнил последовательность? Нет? Тогда еще раз погляди. — Виктор вновь замедленно собрал, разобрал. — Вот так. Повторишь сам?

44
{"b":"256073","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Оккупация
Мисс Питт, или Ваша личная заноза
Убийства в кукольном домике
Возвращение
Харизма. Как выстроить раппорт, нравиться людям и производить незабываемое впечатление
Мужчина и женщина. Универсальные правила
Наказание для короля
Хедвиг совершенно не виновата!
Волшебные миры Хаяо Миядзаки