ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктору стало дурно от такой картины. Уже сожалел, что так распорядился. Откуда было ему знать, что она не просто одним ударом убьет обидчика.

Помог делу Марзан. Видимо, в его голове возник подобный вопрос. Он подошел к женщине, отобрал у нее инструмент пытки и одним ударом пронзил сердце нового властителя Горданы. Тот только конвульсивно дернулся и затих.

Народ вокруг поднял крик. Виктор так и не мог разобрать, о чем это они. То ли огорчены, то ли рады смерти очередного правителя.

— Виктор, — подошел Марзан с окровавленным мечом. — Что делать с остальными этими вельможами?

Виктор устало посмотрел на жалкую кучу, залитую кровью своего властителя.

— Спроси, кто не согласен с ультиматумом?

Марзан спросил. Те, перебивая друг друга, покричали.

— Все согласны, — улыбнулся Марзан.

— Тогда пусть убираются с глаз моих долой.

Марзану не пришлось дважды говорить. Они все резво взлетели на ноги, даже те, что выглядели старыми, и помчались во дворец.

— А где наш посол? — тут только вспомнил Виктор о после. — Его я не увидел.

— Вчера еще казнили старика, — ответил Марзан суровым голосом. — Не успели мы спасти его.

Виктор сжал кулаки до побеления костяшек, завыл. Пять минут назад узнал бы эту новость, тут же всех вельмож положил бы. Как им фантастически повезло!

Всем телом сотрясаясь, он направился во дворец. Марзан последовал за ним, на ходу поманив рукой своих бойцов. Ни одного слуги не попадалось, чтобы узнать кто где. Сам бродил по дворцу, ногой распахивая роскошные двери. Куда все попрятались, непонятно. Но он в ярости бродил по пустому дворцу пока не вспомнил про лаз, через который Мария вела его к правительнице. Такие лазы, наверняка, у каждого обитателя дворца свои были. Через них они, скорее всего, поспешно смылись теперь.

— Нет смысла кого-то тут искать, — сказал он Марзану. — Все они уже далеко отсюда.

— Думаешь, подземными ходами ушли? — догадался, о чем говорит Виктор. — Возможно. Кстати, в депеше покойный писал о подстрекателях в храме. Почему бы и по храму нам не пройтись?

— Пошли прямо сейчас.

Виктор повел их назад, на площадь. Когда вышли, площадь оказалась почти пустой. Трупы тоже исчезли. Только окровавленная плаха стояла на своем месте. Виктор брезгливо обошел ее и решительно пошел в обход дворца. Остальные еле поспевали за ним.

Сферический храм стоял на своем месте. Днем тоже слабозаметно светила его верхушка. Виктор подошел в округлой выпуклости двери храма и ногой понаддал по ней. В ответ была полная тишина. Виктор поднял из-под ног кусок камня и снова загрохотал по выпуклости двери. Ожидание реакции не дало результата. Словно, вымерли там все. Окончательно отравились парами ртути и передохли. Но в это мало верилось. Не так просто вывести священников.

Надоело Виктору игра в кошки-мышки, отвел людей чуть назад, достал револьвер и всадил оставшиеся в нем четыре патрона по краю, где должна быть защелка. Пули поотрывали куски древесины, обнажили сам замок двери. Виктор спокойно перезарядил отстреленные пули, вложил оружие в кобуру и взялся за меч. Двух ударов хватило, чтобы замок целиком соскочил на пол. Дверь со скрипом отошла.

Первое же, что они увидели, это были семь человек прижавшиеся в дальнем углу. В полумраке Виктор не сразу узнал среди них знакомое лицо. А как узнал, так радостно закричал:

— О! какие люди!

У дальней стены прижались друг к другу две группы. Четверо в длинных красных колпаках и трое в туниках знакомого покроя. А на жреце все такая же туника, покрытая полудрагоценными камнями.

Виктор заговорил на руре:

— Идите сюда. Все трое.

Так и прижимаясь друг к дружке, они подошли к грозному Виктору.

— Ну что, жрец? Набегался? Пора оплатить долги.

Жрец рухнул на колени, тут же на глазах появились крупные слезы и зарыдал так, как это только он мог рыдать.

— Ой, блин! Как ты надоел своим плачем, — вытащил Виктор револьвер. — Ты сейчас мне скажешь, сколько тут твоих помощников, мутящих с тобой народ?

— Только они! Это они мутили, не я! — закричал сквозь слезы жрец.

Те двое даже сразу не поняли, о чем это их предводитель говорит. А как до них дошло, круглыми глазами уставились на него.

— Ты что говоришь, учитель? — прошептал один из них.

— Говорю правду. Я не хотел бунты устраивать. Это вы оба хотели. А я только мешал вам, — в голос кричал их «учитель».

— Ах ты, гад! — вдруг закричал второй из них. В руках у него сверкнул кинжал, одним движением перерезавший жрецу горло.

Жрец с хрипом зажал страшную рану руками, сквозь пальцы обильно потекла кровь, и скатился на бочок. Побелевшие ученики стояли и тупо смотрели на труп человека, которому по сей день относились, как к святому.

Виктор покачал головой и заметил Марзану:

— Как интересно получается! Не я убил мразь, а его же собственный последователь. — Потом снова перешел на рур. — Вы освободились от влияния подлого человека. Надеюсь, поняли, что вел он вас по ложному пути. Вы еще молоды. Идите с миром, и никогда не повторяйте его поступков.

Кинжал со звоном упал возле трупа. Оба, поникнув головами, направились к выходу. Виктор перевел взгляд на оставшихся у дальней стены.

— Передай этим, — показал Марзану на парализованных страхом служителей Буд в красных колпаках, — что еще одно покровительство с их стороны бунтовщикам, их храм будет разрушен до последнего кирпичика, а сами казнены. Передай поскорее. У нас еще дела остались.

В тот же день Виктор встретился с купцами.

— Марзан, расскажи почтенным наши планы. Скажи, что Кате нужно купить просторный дом на этой площади, куда сможет собираться много людей, а нам, пока мы здесь, нужен тот самый домик, где я жил раньше.

Паланит и Фелодон, как узнали, о чем просит Виктор, пообещали все исполнить в лучшем виде. Тут же передали ключ от дома Виктору, а Кате предложили временную комнату у себя, пока не купят подходящий дом. Потом попросили Марзана узнать, какие новые товары нужны в его стране.

— Я не занимаюсь этими вопросами. Пусть спросят у Сергея в следующую поездку.

Теперь нужно было решать вопрос наблюдателя. Виктор вызвал командира отряда, который должен был тут надолго квартироваться. Познакомил его с купцами, через которых должен был держать дежурную связь с ним и с Сергеем, пояснил задачи по контролю за всеми остальными крепостями наместников, поговорил о передаче ультиматума теперь уже следующему в будущем избранному правителю.

— Дворец тоже в вашем распоряжении. Как все устроитесь нормально, вышлем ваши семьи сюда, — обещал Виктор. — Ваша задача сохранять тут полный порядок и надежную охрану Кати. Имеешь полное право применять оружие, если сочтешь это нужным.

Командир отсалютовал и пошел заниматься исполнением. А Виктор с Марзаном поднялись в свою комнату, где для них уже поставили две кровати. Там же наскоро перекусили и завалились спать. Ничего больше Виктору не хотелось сейчас, как долго поспать, хотя только вечерело. С утра им придется еще добираться до соседней страны, в Эритрею.

В эту ночь уже ему приснился смутный странный сон. Провал воронки, которая втягивает его так, что ноги сами тащат к краю. Слышны из глубины крики толпы, стоны, плач жреца. Кровь с меча капает Виктору на ступни, а он ноги не может сдвинуть. В зеве воронки колышется толстый правитель, умоляюще протягивает к нему руки, а Виктор тычет в него окровавленным мечом. Рука сама тычет. Но он-то этого не желает! Виктор пытается протестовать а выходит невнятное мычание пока безвольное тело проваливается в пропасть…

Вскочил в поту. Над ним склонился встревоженный Марзан.

— Все в порядке, — хриплым голосом проговорил Виктор, поднимаясь с перемешанной под ним постели. — Все нормально. Просто сон приснился нехороший.

Виктор глянул в окно. Утро. Пора было готовиться к новой скачке. Поднялся на нетвердых ногах, отправился во дворик к колодцу.

Утренний воздух заметно похолодел. Осень наступала по всем правилам.

49
{"b":"256073","o":1}